Бизнес и Культура

Слабость печатного слова

 

Я еще застал то время, когда свои заметки для газеты писал от руки. И хорошо помню переход на компьютерный набор. Почерк мой всегда был неважным, оттого и текст мне казался каким-то необязательным, что ли, подчеркивающим затянувшееся ученичество.

Прогресс же дарил четкие, красивые буквы в Times New Roman, а про запас были еще десятки элегантных шрифтов. Казалось, что сам синтаксис испрямляется, делается убедительнее…

Усилие, с каким слово входило в мир в гуттенберговские времена, создавало ему известный ценз. И эта эпоха продолжалась несколько веков.

  Я помню сияющие глаза весьма почтенных, в том числе, и по возрасту людей, впервые видевших свои заметки напечатанными. Любой редакционный литсотрудник мог отправить в корзину текст, не обладавший обязательными, как тогда казалось, признаками газетного материала. Вердикт обжалованию не подлежал. Нужно, чтобы текст содержал мысль, суждение, был логичен — это минимально. И совсем хорошо, если бы и написан был «красиво».

При этом автор терпел — опять же без права голоса — любую редакторскую правку. И ему даже казалось, что да, да, вот этот абзац, конечно, лишний, а вот здесь, разумеется, утомительные прилагательные, сбивающие ритм…

И вдруг все это литературное криптоискусство, тайное редакторское знание стало неактуальным. Появились социальные сети, и печатное слово, причем с возможностью неограниченной дистрибьюции, стало доступно любому школьнику, едва освоившему азы грамотности, а иногда даже и без того. Теперь слово газетное, профессиональное, в каком-то смысле сакральное практически уравнялось со словом профанным.

Люди пишут тексты так, как им взбрендит, по любому поводу, любого размера, изящества и смысла! По гамбургскому счету, в этом больше пользы. Блоги уже официально называют «народной журналистикой», и среди этих «народных» появляются не только хорошие журналисты, но даже и писатели. Каждый день они существуют в мощном конкурентном поле, их задача теперь не сказать что-то первым, не написать нечто выдающееся, но удержать читательское внимание.   Я знаю блогеров, которые возникали внезапно, неоткуда, очаровывали массы читателей, искрились и блистали. А потом внезапно исчезали бесследно… Мне немного жаль, что так происходит. В иное время их безусловные способности вполне могли претендовать на твердые переплеты и, возможно, места на книжных полках в шкафах резного дерева, за стеклянными створками. Легкая потертость этих книг была бы лучшей благодарностью за талант и мудрость.

Но — сила печатного слова, какой мы ее знали, видимо, в прошлом. Само печатное слово стало другим, пусть не выхолощенным вовсе, но обезжиренным…

slabost-pechatnogo-slova-1
На днях московский блогер Илья Варламов заметил: «Сегодня окончательно понял, что больше не владею
техникой ручного письма. Мне надо было заполнить какую-то анкету для банка, поставить подпись и написать
расшифровку. Если с фамилией еще как-то справился, то отчество «Александрович» я написал уже с большим трудом».

Варламов предполагает, что спустя 5–10 лет люди забудут, как писать ручкой. Клавиатура, а значит шрифт, победит окончательно. Сетевая общественность живо откликнулась на эту новость.

Кто-то обратил внимание, что писание правой (ну чаще всего) рукой — это продукт деятельности левого полушария, отвечающего за логику. Так или иначе, «правописание» было тренировкой левого полушария. Мы часто замечаем, что абсурда в нашей жизни стало больше, а этой самой логики — меньше. И никто ведь не может сказать точно, почему?..

А что теперь? Человека теперь не удивить шрифтом. Его вообще трудно чем-либо удивить. Самое смешное и самое страшное уже рассказано. Все, что можно было показать, описано в самых бесстыдных деталях. Все большие тайны
раскрыты. Люди даже научились различать пропаганду, как бы она ни мимикрировала под истину. Причем,
различение происходит не на уровне логики.

Я знаю одного толкового блогера, который, честно заслужив доверие читателей, решил писать на заказ для некой «администрации». И сразу же был разоблачен и осмеян бывшими своими поклонниками. А его «покупатели» в следующую же минуту оказались в роли наивных инвесторов на рухнувшей бирже.

Этот достойный блогер исправно продавал им печатное слово, столь же синтаксически безупречное. Но без доверия читателей оно стало всего лишь оболочкой, высохшей безжизненной личинкой…
 

Айвар Валеев

 
 

2(5), 2013

 
 
 
  

Понравился материал?
Помоги сайту!
Яндекс-кошелек  
Яндекс-кошелек: 41001701513390
WebMoney  
WebMoney: R182350152197
Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram