Бизнес и Культура

Странички из дневника

pushkin-25

Мы продолжаем вспоминать публикации с участием Елены Щетинкиной ( бк № 1 (4), 2013 ), которая много лет неизлечимо больна Пушкиным, но это такая «болезнь», историю которой можно рассказать публично, в том числе и в журнале.

Ну а поскольку Елена художник, точнее – Художник, то она сама и проиллюстрировала странички своих признаний в безмерной любви к Александру Сергеевичу.

 

pushkin-1

paris-otbivka

pushkin-2
pushkin-3

Когда-то, даже еще до института, я ездила «по пушкинским местам» – Болдино, Пушкиногорье… Просто порой вдруг срывалась так с папочкой порисовать.

В первый раз мне просто предложили туристическую поездку на электричке в Пушкиногорье – и я поехала. Там меня что-то цепануло, я ведь ничего не знала, но как мне все понравилось! При том что тогда я увлекалась другими поэтами, а не Пушкиным… ну, еще не доросла до него.

Все это очень глубоко залегло во мне, я даже не вспоминала о той поездке. Другие искания были, институт….

Тогда я еще в Ленинграде крутилась, пыталась поступить в Мухинское училище, потом в Москву приехала, поступила в Строгановское.

А с Мухой не получилось, туда больше блатных принимали, деток известных художников или еще кого-нибудь. Но я-то по-честному хотела. Пру и пру только за счет своих талантов. Да черта с два – меня тормозят и тормозят.

Мало кто вообще сдавал на «пятерку» по рисунку, а я смогла. Но на «композиции» меня просто валили, чтобы своих протащить. Я не знала этой системы.

Потом, когда поступила в Строгановку, приехала в Ленинград, а мне там говорят: «Ну чего ты там? Переводись к нам, в Муху!» – «Нет, вы меня не захотели, теперь я буду учиться в Москве…»

paris-otbivka

Мало я спала, конечно. Занималась порой бестолково. Никто меня не вел за ручку – никто, ничего и никак. Тяжело было и работать, и на курсах заниматься. Работала маляром, да и много было перипетий всяких. После трех провальных попыток в Муху я даже не могла выбрать, куда мне податься. Думала сначала на стекло, а потом склонилась больше к керамике. Здесь все-таки синтез скульптуры, объема, графики – я же окончила в училище живописное отделение, работала «на плоскости».

Я и сейчас графику люблю и просто акварель. И не выставляю какие-то приоритеты. А уже позже, когда я стала работать, всякие знатоки, искусствоведы пытались меня структурировать, отделить одно от другого, типа котлеты отдельно, мухи отдельно… Все пытались во мне разобраться: «Мы не знаем, чего в тебе больше – графика, скульптора или еще кого…»

Но зачем же разделять? Они во мне все вместе уживаются. Так я и жила, работала, училась. И вдруг в 1986 году я отчего-то вспомнила Пушкиногорье, Михайловское… Вот именно пейзаж – впечатление давнее. Я ж тогда в первый раз лишь наброски делала, ничего серьезного… Но мне тогда уже показалось, что в Пушкиногорье невозможно не писать стихи – настолько это поэтические места.

paris-otbivka

Когда я приехала на Урал – вдруг у меня что-то внутри «стукнуло», причем я пошла к Пушкину не через стихи, а через какую-то трансформацию души. Вот. Потом уже начала в него вчитываться. Я почему-то чувствовала, что я ощущаю это так, как он ощущал. Ничего не могла с собой поделать. При том что не люблю, когда люди цепляются к гениям, великим людям – и на протяжении своей жизни делают из этого «кормушку», паразитируют на чужом имени.

pushkin-4

У одного нашего однокурсника отец-художник сел на такого «конька». Чтобы выезжать за границу, он рисовал заграничные места пребывания Ленина, кабинеты, в которых он сидел в Париже, в Женеве. Он писал такие якобы «ленинские места» – и прекрасно жил в советское время, когда все еще были невыездными. Такие вот прилипалы меня очень раздражают и сейчас. Ну а чтобы понять, разобраться в себе, наносное это или внутреннее, я поехала в музей Пушкина в Москву. Уже после института, в 1986-87 годах. Посмотрела всю Пушкиниану, кто ее рисовал…

paris-otbivka

К Пушкину я пришла не от стихов, а от пространства. Много лет оно таилось во мне, где-то в глубине. И вдруг всплывает: я это рисую – и чувствую, что как-то я Пушкина начала ощущать. Поначалу были такие смешные работы, но я вдруг поняла, что это очень дерзко. А из-за того, что не люблю, когда «цепляются» к гениям, я все внимательно посмотрела в Пушкинском музее и задала себе вопрос: «Смогу ли я как-то иначе представить Пушкина?» Ведь многие-многие художники обращались к его образу.

И попросила себя ответить честно: «А могу ли я дерзнуть?» Нужно было очень честно ответить. Если я бы поняла, что не способна сказать ничего своего, то не стала бы свою пушкиниану продолжать. Здесь же меня никто ничем не обязывал. Никаких заказов у меня не было на тему Пушкина, никогда в жизни с деньгами это не было связано. И вот, все просмотрев, я поняла, что чувствую его образ как-то иначе. Я смогу. Я себе очень четко отметила: да, я это смогу. Это не просто случайность, не какое-то модное поветрие или приурочивание к юбилею. И стала потихонечку работать…

paris-otbivka

pushkin-5

Что я делала? Соотношение между нами я внутренним ощущением измеряла. Хорошо, я художник, женщина. Он – мужчина. Я его через какие-то свои движения души воплощала. Не важно – кто ты там.

Я через эту нить вошла, мне все было близко и понятно, его мироощущение такое. Я вполне могла понять, почему Пушкин любил, когда цыгане пели, и что он ощущал в тот момент… Я это точно знала.

И вот так все тихонечко двигалось, поэтому я ничего не придумывала, не ставила никаких сверхзадач, но старалась как можно точнее… Вот брякнуло мне что-то сверху, привиделось: вот Он стоит передо мной – и все. И моей задачей было это уловить и постараться как можно точнее сделать.

paris-otbivka

Квартира на Мойке, 12 ложится мне на сердце. Я ведь до Москвы, до института, крутилась в Ленинграде и очень много там бедствовала. Поэтому всякие переживания, какие-то глубокие личные ощущения легли в основу. В моем первом цикле в 1986 году в основном Пушкин в Петербурге прослеживался. Потом мне москвичи пеняли на выставке: «А чего это вы постоянно пушкинский Петербург рисуете? Почему его нет в Москве?» – «Ну, наверное, я его еще как-то внутри себя не перенесла в Москву…»

Я как раз хотела опровергнуть отношение к Пушкину как к «солнцу русской поэзии». Его настолько подняли на монумент и причесали… А я его всегда ощущала как человека живого. Со всеми страстями, движениями его души, творческими порывами. Мне это хотелось сделать. И когда первые «музейщики» посмотрели мои работы, они сказали: «Ну, он у вас какой-то непричесанный, растрепанный…»

pushkin-6

Все потому, что они ощущали его на постаменте. Для них он был неприкасаемый гений, с бирочками… А я хотела не просто такую подачу развенчать, а показать его живым, как ощущала сама. Ну как человека изнутри его творческой кухни.

paris-otbivka

Очень много литературы о Пушкине я прочитала, всех исследователей узнала… Вся литература ко мне ползла – я сейчас, может, чего-то не вспомню, но очень много всего было о Пушкине в советское время. Тынянов, Вересаев… Всех я читала. Ну, может, не всех – я же не писатель, не обязательно все читать. А именно интуитивно наткнуться на то, что мне вдруг даст какой-то толчок.

Меня почти не интриговала его личная жизнь, только движение творческой души. Что там, как там о нем писали, проклинали – да Бог с ними со всеми! Меня интересовали творческие порывы. Я этот накал чувствовала. Письма его читала, поначалу многое насматривала – и далеко не всегда была согласна с его отображениями другими художниками. Я никогда ни у кого не срисовывала. Я ощущала его другим.

Мне все замечали, что мой Пушкин более такого негроидного типа. Но он же и сам говорил: «Себя как в зеркале я вижу, но это зеркало мне льстит». Я его видела, может быть, внешне даже пострашнее. И раньше я это даже подчеркивала, наверное, так ощущала…

Сейчас я его воспринимаю уже более европейским, с каким-то большим усложнением. Но ничего не отвергаю из прошлого, что было, то было – да, я его таким воспринимала раньше. Я же тоже меняюсь – прошло ведь столько лет… больше четверти столетия. Но я никогда не бралась ни за скульптуру, ни за графику ради «чего-то сделать». А только по внутренней необходимости – когда я просто не могла ничего другого делать.
 

 
И потом меня уже совсем с Пушкиным увязали, а меня это очень бесило, потому что я и другие вещи какие-то создавала! Я в Магнитогорске участвовала в Пушкиниане в 1999 году – и мне задала вопрос одна преподавательница: мол, вам не стыдно ТАК рисовать Пушкина? Я не злюсь, когда такие вопросы задают, зачем злиться – просто как-то в недоумении остаюсь после…

pushkin-7

 

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам!

f
tw
you
i
g
v