Бизнес и Культура

Сущее – в прошлом

Несколько коротких зарисовок из книги Юрия Шевелева «Челябинские хроники» (Диалог-холдинг, 2007)…

 

otbivka-february-1

«Февраль. Достать чернил и плакать…»

february-1

Вспомнилась эта строчка из Бориса Пастернака потому, что
вначале всегда плачем мы – пишущие, а потом и все остальные…

Руководство Челябинской «Роспечати» в течение полугода терпеливо и настойчиво информировало все ответственные региональные инстанции – губернатора, председателя ЗСО, прокурора области, начальника УФСБ по Челябинской области – о неправомерных действиях бизнес-мэра Юревича. Сезонное осеннее недомогание городского главы подвигло его непременно переделить рынок распространения печатной продукции в пользу собственной сети «ВЧ-Маркет».

Никаких законных оснований убирать киоски «Роспечати» – добросовестного арендатора земли – у администрации не было, поэтому предпринимались самые лукавые приемы. Начиная от бездействия городских служб по пролонгации годовой аренды на земельные участки и заканчивая «чисто конкретными» предложениями директору «Роспечати» А. Симоненко просто отдать половину киосков сразу, а еще половину потом, поскольку (цитирую посланцев мэра) «Юревич никогда не останавливается на полпути».

Обо всем этом сказано предостаточно не только в региональной прессе, но и в российских печатных изданиях. Нет нужды повторяться. «Роспечать» далеко не единственное доходное предприятие, которое нравится уже «годовалому» челябинскому мэру. Правда, есть и легко объяснимое пристрастие: в медиахолдинге Юревича, включающем радио-, телеканалы и несколько газет, сеть распространения прихрамывает. Тем более что киоски «ВЧ-Маркет» многими изданиями не торгуют не только из-за своей немощи, но и по принципиальным соображениям, например газетой «Челябинский рабочий».

Ну да с Юревичем и так все ясно! Отчетливы приливы его активности в связи с надвигающимся весенним обострением. Налицо целая череда «крутых разборок» по всяким другим поводам и без поводов. Вопрос в попустительстве региональной власти вообще и губернатора П. Сумина в частности. Даже обыватели знают, как беспардонно ведет себя Юревич, например, на аппаратных совещаниях у губернатора. Но ни разу никем не был одернут. Это что? Новая политическая этика или бессилие руководства области?

В отличие, скажем, от лихорадки на строительном рынке Челябинска, скандал с «Роспечатью» приобрел особое звучание в медиасреде. Январские инициативы Юревича по сносу 25 киосков «Роспечати» в Центральном районе и индифферентность губернатора, не считающего нужным ответить на открытое письмо сотен работников, точнее – работниц, челябинской «Роспечати», вынуждают их выйти на улицу.

1 и 2 марта объявлены «днями без печати», предупреждены все федеральные и региональные издатели, направлены официальные уведомления о предстоящем митинге на Театральной площади в соответствующие инстанции правопорядка, здравоохранения и т.п. Подобная акция, безусловно, привлечет к себе внимание, как говорили в советские времена, всего прогрессивного человечества.

Беспредел в Челябинском танковом училище, передел розничной сети печатной продукции в Челябинске, буза челябинских строителей… Нужна ли нам подобная всероссийская известность? И что это? Итог неожиданных выборов в марте 2005 года или исчерпание ресурсов застоявшейся региональной власти? Март покажет.

«Аргументы и факты», 22 февраля 2006 г.

 
p-s Не только март, но и весь год показал стабильность «застоявшейся региональной власти», а точнее, ее стабильную немощность. 28 февраля 2006 года на Театральной площади в центре Челябинска собрались около пяти тысяч горожан с требованием отставки бизнес-мэра Юревича.

Уникальная история для современной России! Даже столичные «марши несогласных», ведомые выдающимися, всемирно известными правозащитниками, политиками и политиканами, собирают максимум две-три тысячи «бунтовщиков» и радикалов. Конечно, у «нашистов» и «нациков» несколько другие масштабы! Ну, так их тусовки – это мероприятия, практически официально одобренные действующей властью.

Кто же повинен в столь вызывающем и из ряда вон выходящем событии в городе Челябинске? Понятен банальный конфликт бизнес-мэра с конкурентами-предпринимателями. Но выяснение отношений с привлечением тысяч людей – это уже явление социальное.

И как такое мог допустить господин Сумин, гарант общественно-политической стабильности в регионе? Или сие есть типичная страусиная позиция губернатора, или просто психофизическое недомогание усталого человека, или твердая установка из центра – не трогать Юревича, или какой-никакой сговор между мэром и губернатором – «притопить» слишком независимых и влиятельных бизнесменов?

Ответов на вышепоставленные вопросы нет и не будет. Первые лица области не посчитали нужным публично прокомментировать случившееся или ответить на письма трудящихся. Две противоборствующие стороны, естественно, все объясняют на свой лад, привлекая собственные или ангажированные СМИ.

А относительно независимым (от местных властей и толстосумов) изданиям, к которым я отношу «Челябинский рабочий», не по силам журналистское расследование. Просто некому этим заниматься. И получается, что событие за событием, эпизод за эпизодом нашей городской жизни остаются без должного анализа и объяснения, а значит, без понимания и восприятия. Эта мутная действительность, это смутное сознание приводят к системной деградации и «низов», и «верхов».

 

otbivka-february-1

Челябинский бунт – осмысленный и целенаправленный

february-2

«Уж сколько раз твердили миру», что источником власти является народ, но это так и не доходит до самих иерархов, начиная от диктаторов и заканчивая начальниками подкомитетов жилконтор…

  ●    Тезис первый. Впервые слово «оппозиция» зазвучало в Челябинске весной прошлого года, вскоре после мартовских выборов. Одним из первых его произнес свежеиспеченный вице-мэр О. Грачев в связи с тем, что депутат гордумы А. Никитин заявил о нелегитимности М. Юревича в качестве главы исполнительной власти в городе.

Слово-то прозвучало, но оппозиции тогда не было. Люди, которым было что терять, обдумывали новую ситуацию, приходя в себя от шока, как и сам свежеизбранный мэр.

  ●    Резюме первое. Новый аппарат городской администрации, составленный преимущественно из политтехнологов и пиарщиков («бойцов невидимого фронта») сразу начал создавать в информационном пространстве образ зловредной оппозиции.

  ●    Тезис второй. В начале лета, оценив обстановку и получив необходимые полномочия, мэр стал действовать решительно и продуктивно, но не как глава миллионного города, а как предприниматель, в руках которого оказались мощные рычаги и ресурсы в борьбе с конкурентами на всем рыночном пространстве мегаполиса.

Многих он «подмял» под себя, но отдельные предприниматели приняли вызов. С избыточной нагрузкой заработали судебные инстанции, правоохранительные и надзорные органы. В арбитражных и прочих процессах стали формироваться экономические противоречия и те самые оппозиционные настроения, бывшие до того лишь досужими разговорами.

  ●    Резюме второе. Не понимая разницы между муниципальной службой и бизнес-процессом по «извлечению прибыли», глава Челябинска собственными руками стал превращать конкурентов на рынке в оппозицию городской власти.

  ●    Тезис третий. Частный бизнес (большой и малый) в современной России – это уже не частное дело его субъектов, а социальное явление. Драматизм ситуации в Челябинске не в конкретных противоречиях между Юревичем и, скажем, Никитиным, Рогозой, Симоненко, а в том, что неадекватные действия власти все более задевают интересы населения.

Да, тысячи людей дорожат своими рабочими местами на предприятиях упомянутых бизнесменов (киоскеры «Роспечати» зарабатывают в 2-3 раза больше киоскеров «ВЧ-Маркет»), но сегодня счет идет на десятки и сотни тысяч горожан, травмированных корпорацией «Юревич и Ко».

  ●    Резюме третье. «В начале было Слово», потом материальные издержки, наконец, социальные волнения. Февральские события на Театральной площади в Челябинске – это не просто проявление оппозиционных настроений. Это – реальная политика как организация масс.

С точки зрения демократических канонов здесь нет ничего экстраординарного. Челябинские марши и пикеты можно записать в ряд известных манифестаций, прокатившихся по стране в последние недели (например, за отзыв министра обороны и в защиту осужденного водителя О. Щербинского). Беда только в том, что у нас слишком велик риск превращения демократической акции в «русский бунт, бессмысленный и беспощадный»…

«Аргументы и факты», 01 марта 2006 г.

 

otbivka-february-1

Февральская революция

Есть у революции начало,
нет у революции конца…
Из песни

«Това`ищи, социалистическая `еволюция, о необходимости кото`ой так много гово`или большевики, наконец-то све`шилась!» – эти первые слова лидера Октябрьской революции на трибуне II съезда Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов утонули в громе аплодисментов разношерстной толпы.

february-3

И еще один вступительный пассаж, который поможет нам разобраться с тем, что же происходит у нас в Челябинске. «Только “идиоты всех стран” полагают, что политика – это эпифеномен экономики. В действительности политика – это результат решения, которое принимается здесь и сейчас. Политика – субстанция, применительно к которой экономические отношения могут служить лишь инструментом».

Эти рассуждения принадлежат философу и писателю Александру Пятигорскому, который намедни (спустя тридцать лет после эмиграции) прочитал в Москве курс лекций, посвященный осмыслению современной политической ситуации. По мнению сетевого «Русского журнала», для многих это событие стало острой интеллектуальной провокацией.

Кстати, о провокациях. Я уже писал о том, кто и когда первым произнес слово «оппозиция» по отношению к новой челябинской власти – вице-мэр Грачев весной прошлого года. Этот провокационный посыл во многом предопределил развитие политической ситуации в городе.

Провокациями можно назвать и ряд последующих действий администрации Юревича, например, в транспортном и социальном обеспечении населения, в переделе строительного рынка, в распределении земельных отводов, в управлении коммунальным хозяйством… Это не просто неадекватные, непрофессиональные управленческие решения. Это именно провокации с целью расшатать сложившиеся устои.

На столе у прокурора области лежат два документа из генпрокуратуры по поводу запросов депутатов Госдумы Н. Ковалева и Б. Резника в связи с атакой администрации города Челябинска на ОАО «Роспечать». Но что может предпринять профессиональный юрист, если материалы дела базируются на письмах о необходимости сноса киосков «Роспечати» за подписью чиновников Советского и Центрального районов, которые в принципе не вправе решать подобные вопросы.

Прокурор должен реагировать на событие или действия должностных лиц, в которых усматривается состав преступления. Но в данном случае нет никакого события, есть только провокация – главное оружие челябинских чиновников в борьбе с неугодными. Вспомним к месту, что в ленинские времена в борьбе с режимом главным оружием пролетариата был булыжник, и порадуемся, что Театральную площадь и площадь Революции предусмотрительно закатали в асфальт.

Февральские события в Челябинске знаменуются образцовым маршем строительных бригад со швырянием рабочих рукавиц на ступени парадного крыльца мэрии, своеобразным участием нескольких тысяч горожан в работе городской думы 28 февраля, наконец, с началом кампании по сбору подписей за отзыв Юревича с поста градоначальника.

Понятно, что вышеупомянутый Грачев опять же называет случившиеся события провокациями. Его слова, естественно, повторяют ведущие на радио «Челябинское эхо», в телепрограмме «Панорама» на 31-м канале, журналисты «Вечерки» и «Соседей». Но вот огромное число прочих региональных и федеральных средств массовой информации, включая интернет-ресурсы, буквально обрушились на челябинскую власть с резкой и убедительной критикой. Только поиск сочетания слов «Роспечать» + Челябинск» в разделе «Яндекс. Новости» дает более 120 ссылок!

Даже крайне заинтересованные лица не в состоянии переварить поток информации, касающейся челябинских конфликтов. Ведущие программы «Время» на Первом канале в 21 час 5 марта 2006 года раз за разом «спотыкались» о Челябинск.

Предпринятые городской администрацией закупки газетных полос в «Комсомолке» (за большие деньги) и даже в «Челябинском рабочем» только подчеркнули, что медиахолдинг Юревича неэффективен в широком информационном поле. Одно дело – исподтишка «мочить» губернатора, его замов, прежнего мэра, и совсем другое – нарваться на серьезное сопротивление.

●    ●    ●    ●    ●

Именно по этому поводу я и хотел высказаться. Дело в том, что ровно в феврале сего года в Челябинске рождается реальная политика. Попробую сформулировать основные признаки, в общем-то, нетривиального для провинции явления.

Первое. Объединение интересов по крайней мере трех экономических групп, имеющих значительное влияние на социум, то есть захватывающих весомую долю горожан, недовольных действующей властью.

Второе. Высокий уровень дисциплины и организации массовых акций, подтверждающий политическую состоятельность главных действующих лиц.

Третье. Ясная формулировка политической цели «здесь и сейчас» – отзыв главы Челябинска с занимаемого поста.

Четвертое. Наличие экономических ресурсов как инструмента в борьбе за власть в рамках действующего законодательства.

Пятое. Твердая убежденность лидеров оппозиции городской власти в правоте своего дела.

По сути, мы получаем хрестоматийную формулу революционной ситуации: «верхи не могут, а низы не хотят»… Многие челябинцы в течение последнего года постепенно (о чем свидетельствуют авторитетные социологические исследования) подошли к пониманию неадекватности главы города и его команды.

Февраль наглядно показал, что идея, овладевшая массами, становится материальной силой, что не вполне осознаваемая конституционная норма «источником власти является народ» – это и есть основа реальной политики.

Да, конечно, есть Кремль, есть губернатор, у них могут быть свои особенные взгляды на общественно-политическую ситуацию в Челябинске, но главное все-таки – это глубоко продуманное, осознанное представление каждого индивидуума о собственном предназначении и о том, как строить жизнь, например, в своем городе.

 
p-s Два авторитетных челябинских издания отказались печатать этот текст в марте 2006 года. Спустя год вынужден признать, что их мудрые редакторы были правы. Очевидно, что я поторопился с выводами о «революционной ситуации» в Челябинске.

Хромает каждый из пяти тезисов, при том что происходящие события описаны вроде бы адекватно. Теперь я понимаю, почему же «революция» не состоялась. Не было вождя! То есть были «лидеры оппозиции», но не было одного настоящего, могучего вождя, поставившего на политическую карту свое благополучие и даже жизнь. Ибо, как известно, политика повенчана со смертью.

И главное, развеялись мои романтические представления о том, что «источником власти является народ» и что «это и есть основа реальной политики». Все не так, ребята. В фундаменте нынешней (и будущей) российской политики лежат деньги, а не идеи, не вожди, не массы и прочее.

Поэтому досточтимый философ Пятигорский неточен в своей изящной формулировке. Можно с ним согласиться, что «политика – это результат решения», но сегодня любое решение покупается, и именно за деньги. Поэтому на все уровни политической и административной власти в России – от поселковых до кремлевского – выходят исключительно те особи, у которых «больше карман».

Юревич удержит власть в Челябинске только потому, что этот самый «карман» у него больше, чем у любого из его конкурентов в отдельности. Если бы все челябинские «бунтовщики» сложились, они смогли бы купить нужное политическое решение.

Но нет человека, способного точно сформулировать смыслы и основополагающую идею, объединяющую так называемые оппозиционные силы. И все мои рассуждения «о главном» в самых последних строках неопубликованной статьи глубоко ошибочны, в чем я печально признаюсь…

 

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram