Бизнес и Культура

Сущее – в прошлом

 

otbivka-february-1

О пользе эволюции

7 и 8 апреля в Челябинске пройдет международная научно-практическая конференция «ХVI Уральские социологические чтения: социальное пространство Урала в условиях глобализации – ХХI век».

Из огромного количества докладов и статей для итогового сборника конференции, присланных самыми разными авторами, выделю тексты двух екатеринбургских профессоров: Г.Е. Зборовского и В.Н. Руденкина.

february-4

Еще в 1974 году книга Г.Е. Зборовского «Пространство и время как формы социального бытия» была подвергнута остракизму со стороны апологетов коммунистической доктрины, поскольку автор позволил себе вольность ввести новые понятия – «социальное пространство» и «социальное время». Грех социолога заключался в том, что ни Маркс, ни Энгельс подобными терминами не оперировали…

Полагаю, что и сегодня – в 2006 году – умудренного жизнью профессора могут сильно не понять коллеги, склонные к сервильности. Но лично мне близко его суждение, что с созданием семи федеральных округов регионы претерпели трансформацию с неясно выраженными экономическими и социально-политическими последствиями. И в этом переделе социального пространства просматривается намерение Кремля ослабить сложившиеся на Урале экономические, торговые, культурные связи.

      Цитирую статью Зборовского:

«Как бы жителей Пермского края ни относили к Поволжскому региону, они продолжают считать себя уральцами… как бы жителей Тюменской области и двух автономных округов – Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого – ни относили теперь к Уральскому региону, они продолжают считать себя сибиряками…

Для чего понадобился передел социального пространства? …вместо появления новых рабочих мест возникло большое количество чиновничьих мест… никто еще не сумел доказать экономическую, социальную эффективность такого передела…

Зато политическое поле… оказалось под очень сильным напряжением, ставшим результатом противоборства традиционных и новых управленческих структур…»

В августе 2000 года в челябинской прессе я выразил свою обывательскую тревогу в связи с «нарезанием» новых территорий в рамках военных округов, с активным вмешательством власти в медиасреду в течение буквально нескольких майских дней после инаугурации нового президента. Именно эта резкость и напрягала.

Гениальный Пушкин, которого в советской школе подавали чуть ли не как революционера, на самом деле был убежденным сторонником эволюционного, поступательного развития общества. Он ведь был не просто поэтом и писателем, но и вдумчивым слушателем и читателем, в том числе исторических и философских трактатов.

Нынешняя властвующая российская элита, чрезвычайно занятая и натруженная повседневностью, теряет способность к оценке последствий своих решений не только в силу того, что уж очень сложна страна Россия с ее многоликостью, разноукладностью, но главным образом потому, что утрачена культура стратегического мышления и оперирования научными категориями.

Польза социологических знаний в том и состоит, что применение их на практике способствует именно эволюционным изменениям в обществе, которые – в отличие от революционных – не разрушают основ, но улучшают нравы…

«Аргументы и факты», 29 марта 2006 г.

 

p-s Отдадим должное профессору Зборовскому, который в застойные брежневские времена сформулировал понятия «социальное пространство» и «социальное время». Тогда ведь было очень непросто наполнить эти определения каким-то живым содержанием. Но зато что началось потом! Перестройка, распад Советской империи, реформы, постмодерн и постиндустриальная эпоха…

К слову, другой профессор – любезный моему сердцу Игорь Нарский – недавно поведал мне о своем желании написать статью о кончине постмодерна на девятом месяце нового тысячелетия. Дескать, после 11 сентября 2001 года в глобальном смысле четко обозначились новые доминанты.

Сегодня мы можем наблюдать разительные перемены в становлении нового социального пространства, которые диктует новое социальное время – ХХI век, именуемый веком глобализации. Его определяющими чертами являются чрезвычайная интенсификация информационных и коммуникативных процессов.

Особенностью Уральского региона в новых условиях является актуализация его географического положения как плацдарма для концентрации экономических ресурсов по освоению восточной территории России.

Еще раз повторим, что европейская часть страны вплоть до Урала составляет треть всей территории России, на которой проживают около 120 миллионов человек, а на оставшихся двух третях – чуть более двадцати миллионов.

Сибирь, по сути, является главной «собственностью» ХХI века, и ее освоение начинается именно от Уральских гор. Мировые энергетические потребности диктуют необходимость интенсификации инфраструктурных преобразований в Урало-Сибирском регионе.

Это связано как с уже принятым решением о строительстве Западно-Европейского газопровода через Балтийское море, так и с намерением проложить нефтегазопровод на Дальний Восток и в Китай.

Учитывая темпы экономического роста азиатских государств, особенно Китая и Индии (а также Индонезии и Пакистана), можно предположить феноменальное ускорение потребления углеводородных энергетических ресурсов, в том числе разведанных и добываемых в Уральском федеральном округе.

Как подобное глобальное экономическое и геополитическое давление отразится непосредственно на социальном пространстве Урала, на жизни каждого уральца – вопрос наиболее актуальный для современной социологической науки и для нас с вами, дорогой читатель.

 

otbivka-february-1

О пользе арифметики

В предыдущей публикации по мотивам статьи социолога Г.Е. Зборовского говорилось об утрате культуры стратегического мышления во властвующей элите.

Его коллега В.Н. Руденкин весьма наглядно иллюстрирует этот вывод сентенциями наших министров. «Нам нужно понимать, что мы делаем. Требуется осмысленная позиция на базе глубокого анализа… Если мы не сможем сформулировать задачи сами себе, то где мы найдем ясность?» – простодушно замечает премьер Михаил Фрадков на заседании правительства 24 февраля 2005 года, а министр Герман Греф уточняет: «Ни одна из стратегий развития отраслей экономики полностью не готова».

february-5

Профессор Руденкин акцентирует внимание на том, что на Западе весьма непросто стать кадровым чиновником. Кроме обязательных человеческих качеств, вписывающихся в этические каноны, необходима системная профессиональная подготовка.

Во Франции явное предпочтение отдается выпускникам элитной Национальной школы администрации. В США набор и продвижение госслужащих осуществляется по программе merit system – «система заслуг и достоинств». Англичане, поступая на гражданскую службу, сдают письменный экзамен общего типа по программам Оксфордского и Кембриджского университетов.

«…Естественно, что в странах с рыночной экономикой, где существует весьма жесткая конкуренция на рынке труда, перспектива занять место в госаппарате и получить солидные правовые и социальные гарантии привлекает многих достойных людей…»

А у нас? Советская система подготовки партхозноменклатуры осуждена и разрушена демократами-рыночниками. Рынок (в его «дикой» стадии) пришел в систему высшего образования и в систему подготовки государственных и муниципальных служащих.

По установленной таксе можно приобрести диплом желаемого квазивуза, а по утвержденному в финансовой части бизнес-плану любой платежеспособный клиент может стать и кандидатом наук, и доктором, и членом какой-никакой академии.

Так что с внешней стороны нынешняя российская номенклатура может выглядеть вполне благопристойно. Яркий пример: молодой чеченский премьер Рамзан Кадыров – не только герой России, но и почетный академик Академии естественных наук.

А о том, что рядом, лучше умолчим. Как бы наш уважаемый губернатор Петр Сумин ни осуждал уличные волеизъявления и ни призывал к решению вопросов в правовом поле, но где его взять-то – правовое поле?!

И на уровне области, и на уровне города законодательные и исполнительные ветви власти разделены формально, независимость судебной власти тоже под большим вопросом. А уставы области и города составлены так, что отозвать избранника практически нереально. И куда податься бедному электорату? Крестьянину с вилами – в поле, горожанину с хоругвями – на площадь Революции…

Там, в странах благополучных, разделение властей – первый урок, который обязан усвоить и госслужащий в элитных учебных заведениях, и обыватель в своей частной жизни. Это арифметика демократического общества. Вопрос в том, надо ли это России или, скажем, Челябинской области? Может, нам все же роднее белорусский батька?

«Аргументы и факты», 05 апреля 2006 г.

 
p-s Трудно судить, насколько академик Кадыров разбирается в арифметике и нужна ли она ему вообще. В его вотчине все ветви власти в одной руке – и нет никакой необходимости их дифференцировать.

У нас в области ситуация обратная. Ослабленный сюзерен не в состоянии контролировать увлечения своих вассалов, в том числе и арифметикой. Правда, арифметика здесь понимается в ином смысле.

Более того, она даже дополняется высшей математикой, в частности интегральным исчислением. Без знания столь тонких материй не смогли бы обойтись многие областные чиновники. Например, скромная чета Сергеевых, задорный Тимашов, божественно одаренный Бочкарев, перспективный Шопов и иные высокопоставленные особы, умеющие считать, скажем, до 170 миллионов.

Что же касается «младобюрократов» из городской администрации, то эти любители арифметики прошли весьма основательную практику на макаронной фабрике и в многочисленных победных избирательных кампаниях. В которых, как достоверно известно, имеются самые широкие возможности для проявления математических способностей.

Как это у Райкина: «Один пишем, семь на ум пошло…» Ну, я думаю, нынешняя постиндустриальная молодежь и великого «математика» Райкина заткнет за пояс.

 

otbivka-february-1

О пользе «кланирования»

february-6

Как тихо и незаметно ушел из политической жизни Вячеслав Тарасов!
Правда, фамилия его упоминается в прессе в словосочетании «тарасовский пул предпринимателей», но этот газетный штамп есть продукт журналистского недомыслия. «Тарасовского пула», то есть союза, содружества, сообщества предпринимателей (или кого бы то ни было), в природе никогда не существовало.

Будучи главой Челябинска, Тарасов в силу своих должностных обязанностей был связан с внешней средой многочисленными контактами с самыми разными людьми, в том числе и бизнесменами. Но эти самые бизнесмены-предприниматели определенно не могут быть чьими-то по принадлежности и, по сути, враждебны друг другу, поскольку в основе предпринимательского начала лежит конкуренция на рынке и жажда наживы. Поэтому «тарасовский пул» не что иное, как «страшилка», о которой так пекутся пиарщики новой городской администрации.

Но как обыватель, я глубоко признателен Михаилу Юревичу, которому в кратчайшие исторические сроки удалось взбодрить местную политическую атмосферу и даже создать некое подобие оппозиции городской власти. Вслед за бомондом оживился электорат, стала формироваться митинговая тусовка. Таким образом, все более широкие слои населения мало-помалу вовлекаются в так называемые демократические процессы, обусловливающие, как известно, власть большинства.

У нас в провинции даже в самые разгульные ельцинские времена собрать сотню человек на площади Революции под сенью памятника Ильичу было делом архитрудным. Еще раньше, в советские времена, уличное волеизъявление было строго регламентировано ноябрьскими и майскими демонстрациями. Только так люди имели возможность публично выражать свои восторги и признательность «Славе КПСС» и пятизвездочному генсеку.

И прежний мэр Челябинска, и нынешний губернатор области – из того самого «светлого прошлого», а характер нового челябинского градоначальника сформировался в период демонтажа советского устройства, разгосударствления империи и развенчания коммунистических идолов. «Посеешь характер – пожнешь судьбу».

Стоит ли дивиться теперешним эксцессам в Челябинске, за которыми, вероятно, произойдут «подвижки» и на областном уровне. Тем более что политтехнологи давно уже поговаривают о каких-то там последних кремлевских «наработках»…

Кстати, Тарасов не любил ездить в Москву для выстраивания деловых и прочих отношений. Поэтому, когда был объявлен курс на построение «вертикали власти», он, вероятно, показался кому-то там, наверху, слишком самостоятельным и малопригодным в роли члена какого-нибудь «пула» или «клана». С точки зрения «кланирования сверху» потребовались другие человеческие особи.

Вопрос, какая тенденция возобладает в нашем «медвежьем углу» – «волеизъявление снизу» или «кланирование сверху», остается пока открытым. Но, учитывая надвигающиеся 2007-2008 годы, скорее всего возобладает «кланирование».

«Аргументы и факты», 12 апреля 2006 г.

 

p-s С «чувством глубокого удовлетворения» могу констатировать, что еще в начале апреля 2006 года мне удалось сформулировать основную тенденцию на нынешнем этапе становления российской политики. А именно «кланирование» новой политической партии.

Здесь «кланирование» обретает суть биологического термина – «клонирование». По образу и подобию наиболее удачного кремлевского проекта – «Единой России» – и из оставшейся биомассы создается клон и клан «Справедливая Россия».

Трудность только в том, что эпитет «справедливая» в данном контексте еще менее понятен, чем эпитет «единая». А с точки зрения приближения к сути этих определений и исторической перспективе их реализации на практике, они оба, без сомнения, уступают канувшему в Лету проекту «коммунистическая».

Однако, заметим, что его автор – «кремлевский мечтатель» – до сих пор не захоронен. Поэтому нельзя исключить вероятность того, что со временем эскулапы от медицины и биологии сумеют клонировать идола, который воскресит своих соратников, закопанных у кремлевской стены, и соединит-таки пролетариев всех стран под сенью кровавых полотнищ в «Единую и справедливую коммунистическую Россию».

Текст: Юрий Шевелев
Иллюстрации: Wikipedia.org

 

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram