Бизнес и Культура

Свободные диалоги. Диалог пятый (часть 1)

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...  Текст  

Диалог пятый

Сила и «силовики»

1 часть

Архивная страница:
А. Глазырин и Ю. Шевелев. «Свободные диалоги»

Читайте также:
Страницы книги «Жизнь людей»: Ротный

✸    1    ✸

svobodnye-dialogi-oblozhka

Ю.Ш. Целый ряд текущих событий наглядно иллюстрируют значимость «силовиков» в нашей жизни, как это ни прискорбно может быть, а может быть и наоборот. В чем и надлежит разобраться. Первое. Идет системное – это уже можно говорить вслух – воздействие силовых структур на властные структуры. Взять, к примеру, развитие конфликта по поводу нового бизнес-проекта в одном из атомградов. Я причастен к делу, и на первый взгляд может показаться, что внимание местных «силовиков» (правоохранительных органов) обусловлено недоверием к заезжим предпринимателям, пытающимся заработать за счет городского бюджета. Но более глубокий анализ ситуации наталкивает на мысль, что целью правоохранительных органов является не только конкретное предприятие, а вся область влияния и действий местной власти, включая главу города. Лес рубят, щепки летят. Причем инициатива подобных разборок в провинции исходит, по моему мнению, из федерального центра. За другими примерами далеко ходить не надо: перманентные скандалы в регионах и муниципалитетах будоражат всю Россию.

Местная власть по-своему осваивает рыночные реалии. Попробую объяснить логику действий или даже философию жизни, к которой рано или поздно приходят, например, руководители городов и районов, предметно отвечающие за жизнеобеспечение населения. Если сказать грубо, цель оправдывает средства. На самом деле с так называемым «совковым» мышлением, сформированным в рамках плановой, централизованной советской экономики, ничего невозможно сделать в современных условиях конкуренции, борьбы, в условиях размытого, несуразного законодательства. Это – объективная реальность. Вот красноречивый пример из жизни упомянутого атомграда. В подобных, как правило, компактных городах с закрытым и охраняемым периметром все буквально просвечивается и прослушивается спецслужбами и правоохранительными органами – «шоу за стеклом».

Наблюдаем картину: действующий глава города приглашает специалистов из областного центра для запуска нового полиграфического производства. Решение понятное, поскольку подобных кадровых ресурсов в городе нет, но есть купленное по случаю современное технологическое оборудование да старое обветшавшее складское помещение, которое может быть реконструировано под типографию. Регистрируется частное предприятие с львиной долей муниципалитета, директором которого становится приглашенный специалист-предприниматель. Исходя из своего понимания организации бизнес-процесса, он берет на себя все управление запуском производства и выходом предприятия на региональный рынок, а также, естественно, и все связанные с этим риски.

У предприятия появляются деньги, директор знает, что они все считанные по статьям расходов, и деньги рассылаются по соответствующим адресам. Например, если командировки обслуживает турфирма, то деньги направляются на ее счет, а фирма потом ищет наиболее рациональные варианты: транспортные, гостиничные и т.п. Получается, на счету предприятия средств нет, но оно работает, потому что вовремя были приобретены расходные материалы, вовремя заплачено каким-то партнерам и т.д. Такой путь хозяйствования повышает шансы достичь конкретной цели и намеченного результата, но провоцирует дополнительные конфликты.

Например, если деньги держать на счете, повышается риск их потери по каким-либо неожиданно придуманным требованиям фискальных органов. В то же время главный учредитель в лице муниципального учреждения «Центр поддержки предпринимательства» пеняет на некие нарушения законодательства. В ответ следует резонный вопрос: вы учредили десятки других предприятий, удалось ли хоть одно предприятие запустить строго в соответствии с буквой закона? Долгая пауза. Возражение: вот, дескать, на двух бухгалтерия идеальная. Вопрос: они работают? Нет.

Вникая в подобные истории, убеждаюсь: предпринимательство в российских условиях – занятие для мазохистов. У нас чрезвычайно трудно создать какой-то материальный продукт, какие-то услуги и эффективно работающую бизнес-структуру. Во имя достижения результата предприниматель порою вынужден идти на сделку со своей совестью, на нарушение законодательства. А «правоохранительные органы» тут как тут. У «силовиков» по определению две задачи – отнять и поделить (реже: вернуть государству). Угрызения предпринимательской совести их не волнуют, их волнуют материальные и финансовые результаты жизнедеятельности бизнесмена. А буква закона нужна органам как повод для преследования. Работать в милицию идут, как правило, люди с особой психикой и специфическими представлениями о морали и нравственности. Того же участкового сразу приобщают к мздоимству: например, молодой лейтенант в первый день работы участвует в вечернем дележе продуктов, отобранных у предпринимателей, торгующих на вверенном ему участке. «Отнять и поделить» лежит в основе ментальности «силовиков».

А.Г. Что здесь в первую очередь играет роль: элемент недомыслия, то есть низкая квалификация, непонимание, как должны разворачиваться бизнес-процессы, или все-таки шкурный интерес? Получается, что, например, ОБЭП или другие подобные структуры действуют в своих корыстных интересах, то есть по схеме – «рынок пришел в правоохранительные органы», или здесь речь идет о том, что система соблюдения некоего общегосударственного порядка действует, но действует она грубо, разрешающая способность этого прибора низкая…

Ю.Ш. У всей этой публики в конечном счете движущим мотивом является корысть. Скажем, в приведенном выше случае перед запуском нового полиграфического производства в атомграде молодой обэповец в первой, еще ни к чему не обязывающей встрече с директором предложил договориться по-хорошему, иначе сулил большие проблемы в будущем. Он предложил «дружить», то есть, по сути, предложил так называемую «крышу». Есть те, которые с сошкой, и те, которые с ложкой. Это вопросы ментальности. У той же советской милиции все шло в общую копилку, так как все привыкли жить одинаково, а сейчас, например, начальник милиции небольшого городка может запросто «крышевать», «доить» автозаправку или автостоянку, а чины пониже довольствуются банальными поборами.

А.Г. Значит, это не просто, пусть тупая и неразборчивая, борьба за то, чтобы платились налоги, а борьба за личные, корыстные интересы. Правоохранительные органы выступают как преступная организация, может быть хуже других организованная, но более разветвленная.

✸    2    ✸

Ю.Ш. Вторая тема. Мы наблюдаем активизацию федеральных чиновников на региональном поле, например, на мэрских выборах в Челябинске. В ноябре-декабре 2003 года внутри политических кланов раскладывался пасьянс – кого двигать на пост главы областного центра. Именно заявление действующего мэра Вячеслава Тарасова о своем выдвижении позволило местной элите договориться о сворачивании политической активности на этом участке. Но в том же декабре 2003 года были обозначены и интересы бывшего вице-губернатора Челябинской области, высокопоставленного члена федерального правительства. В узких кругах заговорили о том, что альтернатива Тарасову будет серьезная. Потом мы ждали, когда проявится эта кандидатура.

В марте 2004 года первый вице-губернатор области вопрошал, мол, где же вы, соперники Тарасова, пора бы и заявиться, и добавил: у действующего мэра Челябинска будут проблемы с электоратом. Я, как обыватель, в ту пору думал, что предстоящие выборы главы города будут безальтернативными, но весьма грязными, при том что ожидаемые оппоненты еще сидели по домам, обложившись охраной. И вдруг в середине апреля они оживляются – на заседании Челябинской гордумы депутаты Еремин и Мицуков заикаются о каких-то претензиях к действующему главе города.

Вопрос альтернативы Тарасову так или иначе ставился и в столице. После назначения премьером Михаила Фрадкова наш земляк потерял пост вице-премьера, стал простым министром. Его ближайшее окружение из челябинцев заволновалось за свое будущее: политические и экономические перспективы на Южном Урале приобретали особенное значение. К тому периоду относится грязноватая история с Челябинским авиапредприятием, о чем с осторожными подробностями говорит в моей книге «Недалекое прошлое» причастный к эпизоду предприниматель Павел Рабин.

В начале мая 2004 года зашушукались о том, что москвичи-челябинцы провоцируют выдвижение на пост главы Челябинска Валерия Гартунга, депутата Госдумы, который якобы противился, поскольку позиционировал себя как федерального политика – лидера думской фракции. Но политический спектр Думы приобрел некую однотонность и медвежьи манеры, а Гартунг – человек простой, рациональный, конкретный, и что ему делать? Закон о ренте, который он готовил, натолкнулся на отрицательное мнение президента. Можно довольствоваться лишь тем, что слово «рента» зазвучало в обиходе. Гартунг, будучи не паркетным политиком типа другого нашего госдумовца-«силовика», выходца из спецслужб, включается в переговорный процесс о своем возможном выдвижении на пост главы столицы Южного Урала, который, однако, быстро зашел в тупик.

На фоне активизации региональной политической тусовки начинают проявлять себя «силовики». Кто их возбуждает, кто им дает отмашки, кто их стимулирует? 12 мая арестовали главу Миасса Владимира Григориади. Говорят, приехало четыреста человек, якобы все из УрФО, а местные органы об этом и не знали. Тут же сгустились тучи над первым вице-губернатором Виктором Тимашовым. Рано утром 13 мая сделали выемку документов у вице-губернатора Владимира Дятлова, и в десять утра, когда публика рассаживалась на аппаратном совещании у губернатора, было видно, как растерянны главы городов и чиновники от таких новостей. Ведь во всех городах и весях идут разного рода проверки и «наезды» фискальных органов. Например, в начале апреля на Экономическом форуме в Челябинске глава Трехгорного Николай Лубенец довольно резко высказывался по поводу того, что нескончаемые проверки просто «забодали» бизнес. Так что скоро уже не будет никаких поводов для обсуждения экономических проблем, поскольку бизнес убивается на корню.

Любой человек, который вел хозяйственную деятельность, любой, кто управлял городом или районом в последнее десятилетие, безусловно, не вписывался в рамки закона. И не потому, что он по сути своей порочен, а потому, что неоткуда было взять умения, не было навыков ведения муниципального хозяйства в рыночных условиях, не было соответствующих специалистов, просто кадровых ресурсов, жизнь была очень сложной, и поэтому делали то, что могли. В книге «Опыты дилетанта. 2002» я подошел к мысли, что почти все инвестиционные проекты в атомграде ошибочны, но что бы я сделал на месте руководителей города или любой другой на их месте? Очень сложно судить кого-то, поэтому, пережив лихое время, каждый должен внутри себя очиститься.

Я думаю, что у хозяйствующих субъектов (у того же Ходорковского, о чем свидетельствуют его письма из тюрьмы) есть шанс очиститься, например, сидя в тюрьме или написав свою книгу, найти для себя какие-то моральные опоры. Но вот у «силовиков» таких шансов нет, просто по определению нет. Потому что в условиях нищего государства огромная репрессивная система могла жить только на отборе, только на провокации, только на беспределе.

На мой взгляд, это и есть принципиальное отличие «силовиков» от прочих – у них нет шанса «исправиться». Может, это слишком эмоционально, но я к этим выводам пришел сознательно и самостоятельно. Если у бандитов есть некий кодекс поведения, так называемые «понятия», то у российских правоохранительных органов нет ничего. Причем у них есть еще свои разборки между ведомствами, серьезные, антагонистические, неисчерпаемые. УВД, ФСБ, прокуратура – вечные конкуренты на рынке «отнять и поделить».

А.Г. По Григориади все обставлено, как поимка с поличным во время получения тривиальной взятки. Это реальная ситуация или все спровоцировано, подстроено? Тут может идти речь, например, о том, что есть превышение властных полномочий, какие-то перекосы, неправильно оформлена экономическая деятельность, может, какие-то незаслуженные преференции, но здесь-то обставлено, как самый примитивный акт «взяткодачи-взяткобрачи».

Ю.Ш. У Григориади есть так называемый политический ген, как, например, у Жириновского. Политика – чрезвычайно эффективный бизнес. И этот ген именно провоцирует человека на риск ухода в политику во имя корыстных интересов. Вышеупомянутый депутат Гартунг говорил, что члены миасской ячейки партии пенсионеров сигнализировали о поборах, которые Григориади себе позволял. Гартунг буквально заявил: органы нас опередили, нам не пришлось мараться.

В самом Григориади даже внешне (тут не нужно быть большим психологом) можно эту червоточину заподозрить. Наверное, он действительно реально злоупотреблял. В коттедже у него нашли миллионы рублей, десятки тысяч долларов, договор на пятьдесят тысяч евро на приобретение машины и т.д. Но я почти уверен, что конкретно дача взятки и организация ареста были срежиссированы. То есть предприниматель Зайцев, к которому пристал мэр, имеет, например, какого-то друга, который работает в органах, имеет связи в Екатеринбурге или еще где-то. Они долго готовили ситуацию, пока всех не убедили: пора брать. Необходимое разрешение сверху получили и разыграли комбинацию.

Григориади прокололся потому, что думал: раз в самом городе все схвачено, значит, можно быть спокойным. Ген политика тем и опасен, что притупляет чувство реальности, чувство меры. Григориади явно зарвался. А вот сама схема его ареста – это творчество «силовиков». Оперативные разработки – такие же спектакли, как экономические сделки в бизнесе. Думаю, есть соответствующие учебники, но все равно успех «постановки» зависит от личных качеств и таланта действующих лиц.

Некоторые бизнесмены не скрывают происхождения своих стартовых капиталов, сколоченных благодаря уходу от налогов. Именно то самое нарушение, которое десять лет назад я для себя не сумел принять, но вполне могу допустить, что те, которые исповедуют идеологию бизнеса, снимали для себя подобные ограничения, чтобы добиться реального экономического результата. А я со своими моральными ограничениями вряд ли смогу что-то сделать в этой жизни…

Продолжение следует…

Текст: Александр Глазырин и Юрий Шевелев
«Свободные диалоги»
Издательство «Диалог-холдинг», 2006

Архивная страница:
А. Глазырин и Ю. Шевелев. «Свободные диалоги»

 

Читайте также
Проект «Книжная лавка»
и архивы спецпроектов:
Проект «Начало Конца»
Проект «Медная история»
«Челябинские Хроники»

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.


Присоединяйтесь к нам!

new-ikonka-facebook-44x44.png
new-ikonka-twitter-44x44.png
new-ikonka-youtube-44x44.png
new-ikonka-instagram-44x44.png
new-ikonka-google-plus-44x44.png
new-ikonka-vk-44x44.png