Бизнес и Культура

Свободные диалоги. Диалог пятый (часть 3)

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...  Текст  

Диалог пятый

Сила и «силовики»

3 часть

Архивная страница:
А. Глазырин и Ю. Шевелев. «Свободные диалоги»

Читайте также:
Страницы книги «Жизнь людей»: Ротный

✸    4    ✸

svobodnye-dialogi-oblozhka

А.Г. Говоря о силе и «силовиках», нельзя обойти тему армии. Если в известной степени ситуации с прокуратурой, ФСБ, МВД все-таки имеют скорее внутреннее значение, а миру, который нас окружает, только подают условные сигналы о происходящем в нашей стране, то состояние армии – это все еще едва ли не главный критерий отношения к нам «партнеров» по мировой политике. По этому критерию судят: что уже можно, а чего еще нельзя предпринять по отношению к России. А ведь армейские «болезни» принципиально не отличаются от эпидемий, охвативших правоохранительную систему. Что наши армейские структуры в значительной степени продажные, говорят и получившие огласку позорные случаи в Чечне, и состояние нашей техники, о чем наглядно свидетельствуют пробные пуски на флоте на глазах у Путина, когда одни ракеты просто не взлетели, а ушедшие со старта тут же упали и не вышли на траекторию. Это чудовищно! Я удивился, что никакие шапки и погоны не полетели, а начались какие-то длительные выяснения-объяснения…

Ю.Ш. У бывшего генерала госбезопасности Сергея Иванова как у героя Аркадия Райкина: «Хоть отовсюду меня снимали, но в общем всем казалось, что я расту». По крайней мере, на посту министра обороны у Иванова сплошные неудачи, но он позиционируется, как будущий преемник Путина. Кстати, абсолютно справедливо возмутился на страницах «Аргументов и фактов» художник Илья Глазунов тем фактом, что министр обороны в гражданском костюме принимал военный парад на Красной площади в честь 60-летия Победы над фашизмом. Получив же в конце 2005 года пост вице-премьера, Иванов вообще может обойтись без военной формы.

А.Г. Может быть, имея некоторое профессиональное отношение к оборонной теме, поэтому я так реагирую, но ничего позорнее сюжета о пусках ракет морского базирования на телевидении не помню. Путин приехал с высочайшим визитом на флот, ему продемонстрировали упомянутое позорище, а потом жалко объяснялись, что это, мол, какие-то учебные пуски. Речь о том, что люди, которые занимаются заказами оборонной техники в Министерстве обороны, и люди, которые вроде как должны обеспечивать исполнение этих заказов, похоже, находятся в одной коррупционной связке. Они так же не заинтересованы в принесении какой-то реальной пользы государству, так же закапывают нашу оборонную систему, как люди, например, в прокуратуре находятся в коррупционной связке с местным бизнесом и, соответственно, с местными политиканами, поскольку это одно и то же. Первым плевать на боеспособность баллистических ракет дальнего действия, вторые же не заинтересованы ни в благосостоянии регионов, ни в подъеме жизненного уровня народа, ни в росте экономики, а готовы единственно в своих корыстных целях закапывать все что угодно.

Ю.Ш. Раньше подобные пуски были трудовыми буднями, ракеты летали постоянно. Я работал в ракетно-космическом концерне и воспринимал пуски обыденно, а аварии были в год одна-две, но это было ЧП, собирали совет главных конструкторов, расследовали всю цепочку. А будни – это пуски, пуски, я на Северном полигоне жил, ну каждый день пуски. Думаю, и ракеты морского базирования испытывали регулярно. Драма нынешнего времени заключается в том, что мы потеряли то, что имели. Казалось бы, новые возможности, новые технологии, компьютеризация, то есть естественный технический прогресс. А мы не можем делать даже то, что легко делали раньше по наезженной колее.

А.Г. Прерывается некая преемственность, и приходится начинать сначала, а значит, начинать с заведомым отставанием от конкурентов. Тогда это вообще не имеет смысла, потому что пока мы догоняем конкурентов на нынешнем этапе, они уходят еще дальше.

Подписывайтесь на обновления сайта «Бизнес и культура» в соцсетях!

new-ikonka-facebook-44x44.png
new-ikonka-twitter-44x44.png
new-ikonka-youtube-44x44.png
new-ikonka-instagram-44x44.png
new-ikonka-google-plus-44x44.png
new-ikonka-vk-44x44.png

✸    5    ✸

Ю.Ш. Тут вот еще одно эпохальное событие – взрыв Ахмада Кадырова 9 мая 2004 года. Президент Чечни погиб в Грозном, на республиканском стадионе, в правительственной ложе во время торжеств по случаю Дня Победы. Это ведь такой щелчок, после которого президент Путин должен подавать в отставку, потому что морально он должен сгореть из-за этого факта. То есть как были в Чечне хозяева, называй их как хочешь – бандформирования, мафия, сепаратисты, так они и остались. А то, что Путин декларировал в девяносто девятом и собирался всех «мочить в сортире», ну, сегодня его мочат. Мочат конкретно… Причем элементарно и в «собственном сортире». Два раза вечером и с утра осматривался этот «сортир»… Говорят, не рой другому яму, сам в нее попадешь. Ты хотел мочить, а теперь тебя мочат… Убили человека, на которого была сделана ставка. Его не ножом в подворотне зарезали и не в подъезде пристрелили, а, можно сказать, на рабочем месте, в правительственной ложе взорвали. Да еще 9 мая, точно как в Дагестане двумя годами ранее. Мы, может быть, в конце концов смиримся со взрывами по будням, но бандиты хотят по праздникам, в знаковые даты: в ночь на 22 июня 2004 года успешная атака на Назрань и разгром силовых структур; утром 1 сентября – Беслан, о котором нет сил говорить…

А.Г. …Кадырова убили не по дороге на стадион или со стадиона, не какой-то грузовик куда-то врезался и взорвался, а четко запланировано и спокойно выполнено – стационарно. И такое наивное объяснение: мы там все проверили, ничего не вынюхали, значит, взрывчатка была заложена в кладку. Можно ли технически фугас заложить в кладку и в нужное время его взорвать? Ну пусть закладывали в кладку, а кладка как делалась? Это ведь национальный стадион и правительственная трибуна, как можно было там чего-то заложить, под каким же контролем производились эти работы? Ни под каким, если все так объясняется. Я не знаю, что хуже тогда? Лучше уж смириться с предательством в личной охране: те, кто проверяли стадион, сделали вид, что ничего не заметили. Причем охраной Кадырова командовал сын Рамзан, теперь тоже Герой России.

Ю.Ш. Я с большой болью встретил десять лет назад начало чеченской кампании. Теперь видно, что «чем дальше в лес, тем толще партизаны», как шутит Николай Фоменко. Очевидно, что только один выход был приемлем в начале девяностых – политическое урегулирование отношений с Чечней. Ведь с Шаймиевым удалось политическими методами выровнять положение. Хотя у него были радикальные идеологи, как и в Уфе. Да и сейчас желающих разыграть там исламскую карту хватает.

А.Г. Ахмад Кадыров для меня фигура неясная, двойственная. Кстати, когда-то в «Свободе слова» у Савика Шустера он напомнил о том, как развивалась ситуация в Чечне (на передаче был и А. Аслаханов). А именно: как был туда завезен Джохар Дудаев, какую темную роль сыграл Руслан Хасбулатов, как руководство республики, которое могло проводить более или менее согласованную с центром политику, было снято волевым решением при участии Хасбулатова. Почему были отпущены поводья? Почему вооружение, находившееся на территории республики, было передано местным структурам безвозмездно и бесконтрольно? Почему в Чечне возник автономный центр власти? Каким образом стал раскручиваться механизм вытеснения русскоязычных и других этносов за пределы республики? Ведь несколько сотен тысяч человек бежали из Чечни.

Между прочим, вот эти-то этнические преследования и нашими, и европейскими «правозащитниками» встречались в лучшем случае с безразличием, а то и с глумливым одобрением. Ситуация была доведена до того предела, что Дудаев провозгласил курс на прямой сепаратизм. Ни спецслужбы, ни центральные государственные структуры не только должного противодействия не оказывали развитию кризиса, они были поглощены другим, они, видимо, наоборот инспирировали эти процессы в своих частных, корыстных интересах. В клановых, мафиозных интересах, в интересах извлечения прибыли от чеченской нефти, а может, даже в интересах извлечения каких-то политических дивидендов.

Почему, скажем, Чечня, а не Дагестан, стала центром исламского фундаменталистского влияния на Кавказе? В Дагестане не получилось, тамошнюю верхушку подкормили и продолжают подкармливать, а с Чечней случился прорыв. То есть были значительные силы в Москве (и серый кардинал Хасбулатов), которые были заинтересованы в извлечении подковерной политической и финансовой прибыли из развития кризисной ситуации. Кого-то этим шантажировать в Москве, с кем-то, наоборот, входить в смычку. Опять-таки такой дагестанской мафии, диаспоры, как чеченской, в Москве нет. А чеченская развитая мафиозная структура процветала еще с советских времен.

Я был в конце семидесятых в Грозном – красивый, благоустроенный город, примерно равный нашему Магнитогорску. Дико, что такой российский город был российской же армией стерт с лица земли. Это невозможно оправдать никоим образом. Как вообще была доведена ситуация до такой степени, что иного выхода не нашли, кроме удара танками, авиацией, артиллерией? Это полное государственное, политическое фиаско. Я считаю, что из всех преступлений ельцинского режима Чечня если не самое глубокое, не самое разветвленное, то самое показательное.

✸    6    ✸

Ю.Ш. Я бы хотел коснуться личности президента Путина. Известный трюизм: не бывает бывших чекистов. Для меня, как постепенно прозревающего человека, это и является сейчас большим напряжением. Я-то способен прозревать, пусть эволюционно (ну не дал мне бог больших способностей), а поскольку бывших чекистов не бывает, то получается, что президент никогда не поймет идеологию, логику бизнеса и демократическую суть общества именно потому, что воспитан в другой системе взглядов и поэтому неисправим. Вопрос в чем? Может, это и есть благо для России, для которой, по Жириновскому, демократии быть не может, а ситуация именно так и сложилась в конце девяностых годов, что Россию следовало передать в руки «силовиков», чтобы в какой-то степени удержать ее от окончательного разграбления…

А.Г. Ставка на «силовиков» – это ставка на иллюзию. Существует распространенное мнение в народе, что «люди в погонах», будь то армейцы, будь то представители спецслужб, они как бы люди незамаранные и как бы служат чистой идее. В данном случае идее Родины, ее величию, целостности, процветанию. И ставка делается на них, поэтому избираются один за другим генералы в качестве губернаторов. Избиратели надеются, что эти люди чистые, люди честные и порядочные. В известной степени, подобное суждение справедливо, например, для Владимира Шаманова. Он не замаран, он вне тех структур, которые осуществляли власть в регионе до момента избрания «человека в погонах». По определению армия выключена из общехозяйственной, общепреступной деятельности, которая распространилась в стране. Но армия, естественно, поражена тем же недугом, что и общество, и в какой-то степени этот недуг прогрессирует в армии еще быстрее, чем в самом обществе. Просто потому, что, наверное, именно лабораторные условия, в которых существует армия, демонстрируют продвижение недуга ярче, чем в других сферах.

И все же наглядность этого «прогресса» не отменяет некоторой армейской анахроничной отдельности, отстраненности от всеобщего растления и развала. Армия разваливается – но по-своему, ее организм пожирают эндемичные армейские черви. Но в том, что касается спецслужб, там клейма ставить негде. Растление государственного аппарата, растление отечественной экономики, ее мафиозность, ее криминализация в какой-то степени вторичны по отношению к растлению спецслужб. Разврат и распад происходят в спецслужбах опережающими темпами. То, что разлагались эти структуры, служило как раз почвой для разложения всей остальной страны. Они в известной степени обеспечивали разложение всего общества, потому что они предлагали себя в первую очередь, их покупали в первую очередь.

У Виктора Пелевина в «Диалектике Переходного Периода из Ниоткуда в Никуда» говорится о переломе, который произошел в схеме «крышевания» мафиозно-экономических структур в определенный момент, когда криминальные «крыши» отошли в сторону, а на «стрелках» стали встречаться «люди в погонах», которые механически отдавали друг другу честь, и уже становилось непонятно, можно ли это мероприятие называть «стрелкой»: встречаются подполковник ФСБ и полковник МВД и договариваются между собой. Одни «крышуют» первых, другие «крышуют» вторых, договариваются, а потом вместе «крышуют» третьих и четвертых.

Хочу повторить, что ставка на президента из спецслужб, на возможности спецслужб – это совершенно иллюзорная ставка. Я не верю ни в намерения, ни в возможности правоохранительных органов в нашей стране.

Продолжение следует…

Текст: Александр Глазырин и Юрий Шевелев
«Свободные диалоги»
Издательство «Диалог-холдинг», 2006

Архивная страница:
А. Глазырин и Ю. Шевелев. «Свободные диалоги»

 

Читайте также
Проект «Книжная лавка»
и архивы спецпроектов:
Проект «Начало Конца»
Проект «Медная история»
«Челябинские Хроники»

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.