Бизнес и Культура

Свободные диалоги. Диалог шестой (часть 4)

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...  Текст  

Диалог шестой

Личность: «новые» и «старые» русские

4 часть

бк продолжает публикацию шестого диалога, который также писался в 2004-2005 годах, но и сегодня авторы готовы подписаться под каждым словом……

Архивная страница:
А. Глазырин и Ю. Шевелев. «Свободные диалоги»

Читайте также:
Страницы книги «Жизнь людей»: Ротный

✸    5    ✸

svobodnye-dialogi-oblozhka

Ю.Ш. Как-то на телевидении меня спросили: зачем вы пишете публицистику, какую-то цель преследуете и на что рассчитываете в будущем? Я ответил, что мне просто интересно делать это именно сейчас, что сегодня мне никакого признания не нужно – достаточно оценки ближнего круга, а насколько важны мои труды в будущем, можно будет судить после моей смерти. Тогда же ведущая спросила: что будет с Россией? Драма в том, что живем мы без веры.

Нынешнее повальное воцерковление выглядит наносным, всё это не внутри, не глубоко. Все говорят и пишут о чем-то, о чем-то, о чем-то, о каких-то конкретных вещах. На том же телеэкране масса этих ток-шоу, всяких разговоров о, наверное, интересных событиях. Но нет осмысления, глубокого анализа, и даже потенциально серьезные люди не могут остановиться в этом непрерывном повседневном движении. Нет пророка, нет личности, с которой можно соотнести себя. Обыкновенному человеку нужно себя с кем-то соотносить, раньше с тем же Лениным себя соотносили, а сейчас нет идеала, какого-то авторитета.

Сейчас партия власти заявляет: мы будем строить постиндустриальное общество. Эти деятели даже не задумываются над тем, что говорят. Оно тебя будет строить, а не ты его будешь строить. Оно сейчас выкручивает мозги и руки даже тем, которые потенциально на что-то способны. Они не могут все осмысленно соотнести, имея, может быть, глубоко заложенные основы, но их разрушает сиюминутность реальной действительности.

Чем были сильны библейские пророки? Они могли уходить, тот же Амос: пасет скот, перемещается, входит в города, уходит, думает… Для меня сейчас интересна идея пассионарности, идея движения как сути. Последняя глава в моих «Опытах дилетанта» именно «О дороге»: дома – семья, в другом городе – работа, а моя жизнь именно в дороге, когда я остаюсь наедине со своими мыслями о переменах.

Но что России-то делать? Встраиваться в общий путь цивилизованных стран, стран, населенных белыми людьми? Либо формулировать какой-то свой особый путь? Именно в эту секунду я подумал, что самое страшное – начинать формулировать, начинать апеллировать к тому, что у России всегда особый путь. Вот именно с точки зрения веры. Если у тебя особый путь, значит, ты отделяешь себя от остального человечества, значит, ты вступаешь в противоречие с ним. Возникает конфликт, а поскольку ты – часть целого, то ты обречен на поражение.

А.Г. Если следовать по этому пути с узколобой последовательностью, если с сектантской убежденностью идти до конца, как, например, делают в Северной Корее, то такой путь, естественно, обречен на поражение. Эта ситуация не в нашем поколении, так в следующем будет сломлена неизбежно. А если это делать с преданностью естественным установлениям национальной жизни, чувствуя особенности оснований своего бытия в течение тысячелетий, но и с пониманием общей ситуации (как это происходит в Китае), то можно стать одним из двигателей общего движения, в то же время не теряя лица.

Ясно, что китайский путь отличается от западного пути. И в то же время ясно, что это активное мощное движение – уже пример экспансии в определенном смысле. Экспансии не столько в физическом понимании, сколько в качестве национального примера: вот как надо, вот как мы движемся, вот какая у нас есть перспектива. И в то же время очевидно, несмотря на все очень яркие особенности, что это движение включено в общий процесс. Сейчас мы наблюдаем глобалистское направление, которое олицетворяют Америка и Европейский союз, идущий у нее в хвосте, и второе направление, по которому идет Китай, свое собственное, на своих исторических традициях, на основе адаптации социалистических принципов к национальным традициям.

Россия привыкла считать себя вторым полюсом. Еще недавно она в течение долгого времени была крайней точкой силы, вторым полюсом влияния. Может быть, мы утратили представление о том, что биполярность в мире по-прежнему существует, просто потому что мы лишились этой роли и у нас аберрация зрения, мы не видим никого на своем собственном месте. Сегодня, по крайней мере в качестве примера для стран третьего мира, в качестве примера эффективно развивающейся страны, Китай является полюсом.

Как полюс силы военной, он пока не может и не будет противостоять Америке, Западу в целом. Китай сейчас способен сохранить себя, его военно-политическая сила, его могущество достаточны для того, чтобы ни у кого не могла возникнуть даже мысль о силовом давлении, о возможности силового вмешательства, силовых демонстраций. В принципе исключается возможность, что Китай можно каким-то образом запугать, оказать на него дестабилизирующее, и тем более дезинтегрирующее, влияние, вытеснить с мировой арены. Ясно, что никто подобных шагов по отношению к Китаю не сделает. В то же время поступательное развитие, темпы и мощь экономического роста очевидны. Это делает Китай, если еще не вторым полюсом в мире, то самым первым кандидатом на место для второго полюса.

Подписывайтесь на обновления сайта «Бизнес и культура» в соцсетях!

new-ikonka-facebook-44x44.png
new-ikonka-twitter-44x44.png
new-ikonka-youtube-44x44.png
new-ikonka-instagram-44x44.png
new-ikonka-google-plus-44x44.png
new-ikonka-vk-44x44.png

Руководство Китая опубликовало программу подготовки к Олимпиаде 2008 года. Девяносто шесть миллиардов долларов будут вложены в городскую инфраструктуру, строительство нового жилья, в создание нового Пекина. А в целом объем затрат предполагается в размере 181 миллиарда долларов. Это в стране, которая традиционно считается страной с низким уровнем жизни, страной бедной. Достаточно вспомнить, как китайские гастарбайтеры не разгибают спины на наших полях. Трудятся у нас, с нашей точки зрения, за гроши, а потом избытками своего труда, тем, что они не отдают – по договору – своему нанимателю, они торгуют вдоль дорог, сдают на рынок.

Но в Китае есть политическая воля и есть уверенность в том, что новая жизнь может быть создана, что процесс идет в правильном направлении. Причем процесс не такой, какой указывает Америка. Это пример для подражания, аналогичный тому, каким в течение многих лет была в третьем мире Советская Россия после того, как произошло освобождение ряда африканских и азиатских стран от колониальной зависимости в пятидесятых-шестидесятых годах. Наш путь, наш способ быстрой модернизации, наш способ создания мощной экономики на скудной социальной базе. Ведь социальная база в 1917-1918 годах для становления экономики, созданной в тридцатых годах, была очень скудной. Тем не менее мощная экономика была построена.

Результат был завидным, многие руководители, многие политические силы, пришедшие к власти в странах третьего мира, считали, что именно на этот опыт надо опираться. На наш советский опыт. (Методы достижения завидного результата оставались в тени, да многих вождей из третьего мира отношение к человеческой массе, как к расходному материалу, особенно и не смущало.) Сейчас таким примером служит Китай.

Здесь надо отметить интересный момент. Я говорил о монотеизме, о сознании включенности в некое движение, свойственном приверженцам монотеистических религий. Но религии такого толка – это иудаизм, христианство и ислам. Китай и страны, близкие к Китаю, те самые тигры из Восточной Азии, совершившие экономический бросок (и та же Япония), не являются в большой степени приверженцами ни одной из этих мировых религий.

Ислам в Юго-Восточной Азии вовсе не так агрессивно-ортодоксален, как на Ближнем и Среднем Востоке. Разные разновидности буддизма или синтоизм в Японии, казалось бы, никакой активной позиции – ни политической, ни экономической – не соответствуют.

Получилось, что эти народы оттолкнулись от позиции, которая традиционно в западном восприятии считается застойной, зовущей к созерцанию, к умиротворению, к стабильности, к признанию всего внешнего несуществующим, незначительным, иллюзорным, к общению именно с высшими, потусторонними началами, к медитации. Они опираются на религии, которые зовут к примирению и признанию за физической, реальной жизнью места чего-то незначительного, временного, преходящего, поскольку распространенный взгляд таков, что данная конкретная жизнь не является единственной. Она не является единственной не с христианской точки зрения – что потом будет другая жизнь и Второе пришествие Христа, а просто это одна из жизней в цепи жизней. Я имею в виду теорию переселения душ, нового рождения души в новом теле.

С такой точки зрения исполнение своего жизненного долга на земле скорее является одним из актов не тобой поставленной драмы. Ты должен понимать, что тобою руководят, и придавать значение только сохранению мира в своей собственной душе, гармонии с окружением. Тобой руководят, но никуда не зовут. Эти религии не совместимы с активной жизненной позицией. Тем не менее, отталкиваясь от этих религиозных традиций, от национальных исторических особенностей, эти страны и народы осуществляют мощный прорыв в будущее. И именно с ними в большой степени связано представление о будущем исторического процесса в глобальном масштабе.

Продолжение следует…

Текст: Александр Глазырин и Юрий Шевелев
«Свободные диалоги»
Издательство «Диалог-холдинг», 2006

Архивная страница:
А. Глазырин и Ю. Шевелев. «Свободные диалоги»

 

Читайте также
Проект «Книжная лавка»
и архивы спецпроектов:
Проект «Начало Конца»
Проект «Медная история»
«Социум и власть»

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.


Присоединяйтесь к нам!

new-ikonka-facebook-44x44.png
new-ikonka-twitter-44x44.png
new-ikonka-youtube-44x44.png
new-ikonka-instagram-44x44.png
new-ikonka-google-plus-44x44.png
new-ikonka-vk-44x44.png