Бизнес и Культура

Теория истории. Лекция 6

Шестая лекция профессора Павла Уварова
во многом является продолжением предыдущего разговора
об одном из ключевых моментов в истории
Российского государства –
о крещении Руси в православную веру.

Князь Борис
Вернемся к эпохе крещения Руси, то есть к концу Х века нашей эры. На мой взгляд, фигурой в хорошем, а не в пустом смысле, символической – является фигура князя Бориса, который был сыном Владимира – Святого, Крестителя, Владимира-«Красное Солнышко».

В этом сюжете, отраженном в древнерусской литературе достаточно отчетливо и внимательно, самое главное заключается в том, насколько сын Владимира, который появился от благодатного брака с болгаркой, брака законного с точки зрения восточно-христианской православной церкви, отблескивает то преображение, которое произошло с самим великим князем.

Оговорюсь, что мы здесь оперируем ровно тем, что дошло от того времени из источников. Любые сомнения в аутентичности истории, как и в любом сюжете, посвященном древней истории любого государства, конечно, возможны, но бесперспективны.

Без опоры на какие-то конкурирующие источники бессмысленно ставить под сомнение сюжет, основные моменты его изложения, поскольку эти сомнения в принципе неплодотворны. Они не дают никаких новых подходов, а то, что этот сюжет сохранился и был воспринят культурой, является дополнительным, хотя и косвенным подтверждением высокой степени вероятности происходящего. Он не казался невероятным современникам, он не казался невероятным ближайшим потомкам, а это дополнительная гарантия того, что все могло произойти именно так, как оно изображено.

Здесь я бы сосредоточился на моменте, который по своей природе одновременно является абсолютно языческим сюжетом, – это та самая схватка за власть, которая произошла после смерти Владимира. Старший по возрасту из братьев – Святополк, но наименее легитимный с точки зрения прав на престол, пытается силой продавить свою кандидатуру в великие князья. Понятно, почему силой: при недостатке легитимности сила — единственный исчерпывающий аргумент.
Болеслав Храбрый и Святополк у Золотых ворот Киева
Святополк сам по себе фигура крайне сложная с точки зрения тогдашнего религиозного сознания. Его происхождение довольно смутно, причем без всякого мифологического флера. Здесь смутность в совершенно низовом, бытовом смысле. Его отец – Ярополк, брат Владимира, активно отметившийся в междуусобных войнах, взял мать Святополка фактически силой. Она была гречанкой, расстриженной монахиней. Он ее расстриг, превратив в свою жену, по сути, присвоив.

Напомню, что у язычников с точки зрения брака нормальной технологией является умыкание невесты. И до сих пор такой ритуал возможен. Действие, опирающееся на пренебрегающую всё на свете силу, является тоже моментом почти что игровым, ритуальным.

Выходит, Святополк рожден от акта произвола и насилия. Кстати, остается вопрос: был ли он рожден от Ярополка, поскольку после его смерти эта женщина оказалась в гареме Владимира? Даже ходил слух, что возможно она родила уже от Владимира, а не от его брата. Причем, она вновь была взята Владимиром силой. Таким образом, на Святополке лежала печать достаточно нечистого сюжета и, возможно, это наложило сильный отпечаток на его характер. Это мощное желание власти, эта готовность действовать любыми средствами могли быть связаны с какими-то серьезными психологическими изломами.

Но в этой ситуации Святополк не столь интересен – это нормальный по своему инерционному поведению язычник. Сила есть – и больше ничего не требуется, никаких аргументов!

Борис, напротив, был любимым сыном Владимира, или одним из любимых, и многие исследователи прямо говорят, что Владимир оказал на него очень сильное влияние после крещения, особенно в обычае милостыни. Известно, что Владимир отличался нищелюбием, активно раздавал милостыню, как свидетельствуют источники. Тоже самое делал и Борис.

Этот страх – нарушить закон новой религии, в которой гораздо меньше можно увильнуть от моральной ответственности, – все время сопровождал Бориса. Например, как в религии политеистической, в которой если ты обидел одного бога, то можешь быть угоден другому, который тебе покровительствует. Тут моральный маневр гораздо больший. Владимир, безусловно, понимал, что в монотеистической религии нарушение закона есть абсолютное нарушение закона.

Здесь высшая инстанция – одна, и нельзя спрятаться за плечи другого бога…

 
Продолжение лекции в аудиозаписи…
 

 

 
 
 

Понравился материал?
Помоги сайту!
Яндекс-кошелек  
Яндекс-кошелек: 41001701513390
WebMoney  
WebMoney: R182350152197
Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram