Бизнес и Культура

Тезисы Пастернака

Тезисы Пастернака

Александр Пастернак – личность удивительно колоритная, под стать своей роскошной фамилии… По собственному признанию, у него пять высших образований и сам он специалист во всех областях абсолютно.
 
Бытует легенда, что его отец, прослышав, что его однофамилец Борис Леонидович, будучи ребенком, сидел на коленях аж самого Льва Толстого, схватил в охапку своего маленького сынишку и отправился в Переделкино, чтобы Саша успел посидеть на коленях великого поэта. Сказывают, эта затея таки удалась, и уже взрослым Александр Иванович, пожалуй, первым в Челябинске стал зарабатывать на своих освященных коленях, предлагая младому поколению посидеть на них за умеренную плату.
 
Впрочем, это все байки, а на самом деле наш герой – замечательный учитель истории, а еще он член нескольких театральных жюри, а еще его невозможно не заслушаться…


Сейчас в школе у нас считаются самыми сложными три предмета на ЕГЭ – это иностранный язык – так как мы не обладаем какой-то весомой базовой подготовкой, слишком уж большой разрыв между требованиями экзамена и фактическим знанием языка получается. Ну, и история с литературой тоже непосильные предметы из-за обилия материала. По истории уж слишком много нужно знать фактического материала и обладать тем, чего у наших детей нет, то есть конкретными знаниями. А это жуть – практически 1200 дат школьнику нужно помнить. Лично я знаю 12 700 дат. Для историка это в порядке вещей. Именно сейчас, может, что-то подзабыл, а когда проверяли – было 12 700. Просто таков обязательный минимум студентов исторических факультетов в вузах. Все даты просто банально напечатаны. И не существует ни одной даты, которая присутствует в справочниках и о которой я бы не слышал. Я сейчас могу по какой-то причине точно не помнить, к примеру, конкретную дату смерти Мехмеда II, но в любом случае она у меня в голове была, и при определенных обстоятельствах она выяснится.


Мехмед II как историческое лицо вошел в историю разрушителем – именно он уничтожил Византию, самую долгоживущую империю в человеческой истории, просуществовавшую 1123 года.

Мехмед II Завоеватель (Фатих),
также известный как Мехмед эль-Фатих, Магомет Великий, Магомет Завоеватель
(30 марта 1432 — 3 мая 1481) —
османский султан в 1444—1446 и 1451—1481.
 
Вёл завоевательную политику, лично возглавлял походы турецкой армии.
В 1453 г. завоевал (1453) столицу Византийской империи Константинополь и сделал его столицей Османской империи, фактически положив конец существованию Византии.
При нём была ликвидирована независимость Сербии (1459), завоёваны Морея (1460), Трапезундская империя (1461), Босния (1463), о. Эвбея (1471), завершено завоевание Албании (1479), подчинено Крымское ханство (1475).
При нем был составлен первый свод законов Османской империи.
В 1478 г. Мехмед II издал «Закон о свободе вероисповедания».
Но удивительно, что никто о нем не говорит как о созидателе, о выдающемся строителе системы инжиниринга и системы вывода государства на экономически интересный уровень. Вспоминается лишь Чингизхан – но тот, конечно, был более глобальной фигурой, совершенно одиозной, выдающейся личностью. Но и Мехмед примерно того же масштаба… Человек с такой внутренней организацией, такого высокого уровня образования и глубочайших знаний чуть ли не во всех областях науки – просто уникальное явление в истории. Другое дело, что в нравственной сфере этот персонаж не обладал никакими качествами, которые мы обычно причисляем к человеческим. Другими словами, система безнравственности у Мехмеда II была введена в абсолют.
 
Думаю, со своей моральной стороной Мехмед договорился, иначе, если бы каждый из того невероятного количества людей, которых он уничтожил, «стучался» ему в сердце – не представляю, какой бы там был грохот… Судя по всему, он не очень переживал. Главным убеждением у регулярной пехоты Османской империи – янычар – было то, что жизнь вообще не представляет какой-то ценности. В этом был уверен и Мехмед ІІ. Но у османского султана была еще одна интересная особенность – он и свою жизнь также не ценил. Такой вот элемент мусульманской морали проглядывает…

 

Ни об одном султане не пишут как о религиозной личности. Этот вопрос даже не обсуждается – неоткуда материал взять. Были попытки отрефлексировать на эту тему – к примеру, роман некоего Швыдоченко (автор XIX века) о внутреннем мире Мехмеда. Но уже тогда и Данилевский, и ряд других историков раскритиковали книгу, посчитав ее надуманной. Вообще, ничего неизвестно о том, какой у султана был философский взгляд на религию. Он ни одного слова нигде не оставил. Но население, его окружавшее, было правоверными мусульманами, так и Мехмед, скорее всего, был суннитом… Я ничего конкретно не знаю по поводу его верований, но о нравственности наслышан – его совершенно не интересовали представления о добре и зле. Они для него даже не существовали – но всегда имела место целесообразность. Как, собственно, и для любого великого правителя и завоевателя.


По степени безнравственности фигуру Мехмеда можно сравнивать разве что с Петром І. А вот царь Иван Грозный был высоконравственным человеком, он постоянно внутренне боролся со своими угрызениями совести – отсюда и всем известная жестокость.
Зато Петр был безнравственен полностью – его интересовал вопрос исключительно целесообразности. Именно поэтому православие считает Петра чуть ли не исчадием ада – представлений о добре и зле у него, как и у султана, не существовало.
 
Но исторические личности подобного масштаба оцениваются сегодня очень странно – потому, что их совсем не понимаешь, не можешь понять. А когда глобальные фигуры проявляются в наше время, когда они становятся явлением, понятием очень мощным – и превращаются в государственников – их обязательно нужно ценить.
Пример – Сталин. Очень странно оценивать Сталина по понятиям нравственности – нужно его оценивать по понятиям целесообразности. Стоит серьезная задача: создание Государства. Но Петру І эту заслугу ставят в плюс, а Сталину – в минус. Почему? Временные сдвиги.

 
А нынешние правители России? Как оценивать их сейчас? А корень проблемы-то простой – масштаб личности. Оценить масштаб личности этих фигур мы просто не можем. Конечно, через какое-то время что-то и поймем… Но и сейчас ясно, что масштаб личности Ельцина или Горбачева – ну никак не дотягивал до «глобальных фигур». Посмотрим чуть дальше – вот масштаб личности Брежнева уже становится интересным, даже в чем-то актуальным. Не по временной какой-то линии, а по оценкам. Мы смеялись над этой фигурой, а ведь исторически – чего-чего, а смеха-то она не вызывает. А как сравнивать, к примеру, Путина или Мехмеда II – ну извините… Ну как?!
 
Кстати, по поводу Мехмеда известен еще один интересный факт: у него была личная охрана из четырехсот своих же сыновей. Прежние правители сыновей убивали, чтобы на троне поплотнее сидеть – а Мехмед делал из них телохранителей…


Может, кого-то эта позиция заденет, но Россия, по сути, не являясь исламской страной, с исламом могла бы пойти очень далеко. В 988 году произошла гигантская ошибка, возможно, самая глобальная ошибка России. Цивилизационная. Ясно уже, что не надо было подаваться в православие… А ведь сколько зависело от случайностей… Сейчас-то очень много есть свидетельств, что Владимир долго думал, решая в какую сторону пойти… Думаю, Владимиру просто того самого «масштаба» личности не хватило, он был ослеплен сиюминутной и близлежащей экономической выгодой.

Его можно понять – тогда экономически и политически связаться с Европой было очень прибыльно. Но в наших цивилизациях основное различие заключалась в одном: в системе земельных владений, в ней ничего так и не изменилось. Восточная система землевладений и западная система веры не сошлись воедино на Руси. Это и стало вечным конфликтом. Общинный строй у нас развивался вовсю, а христианство в свою очередь выступало всегда против такой формы социальной организации. Поэтому западный путь пошел по другой системе восприятия личности – воспитание индивидуальное там было важнее общественного. И мы, оставив общественное состояние Руси, безуспешно вдалбливали идеологию индивидуальности. И цивилизацию не создали, ничего не получилось. Это страшная проблема. Начали было озвучивать это мнение в открытую, но поскольку нынешние правящие органы чрезвычайно связаны с церковью, то получается, что им говорить об этом даже экономически не выгодно. Хотя…

заголовок "Тезисы Пастернака"
 

№ 1, 2013
Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram