Бизнес и Культура

Типология личности с точки зрения метафизической психологии

Вслед за Гиппократом, Иммануилом Кантом и физиологом Иваном Павловым
философ Александр Чупров
предлагает в своем эссе собственную трактовку типологии личности человека…

●    ●    ●    ●    ●

Психология столетиями считалась «епархией» философии. В первой половине XVII века Декарт даже создал так называемую рациональную психологию, предметом которой, по замыслу основоположника этой науки, должна была быть человеческая душа как естественно-научный объект, в гносеологическом плане ничем принципиально не отличающийся от материальных объектов. Спустя почти полтора столетия такой подход к душе вызвал резкий протест со стороны Канта. Этому он посвятил целую главу в «Критике чистого разума» («О паралогизмах чистого разума»). Суть кантовской критики сводилась к тому, что недопустимо переносить понятия «душа», «мир как целое», «Бог», предмет которых не может быть дан в чувственном опыте, на эмпирическую реальность.

Не стану углубляться в этот заочный спор, который продолжается и после Канта вот уже более двух столетий, замечу только, что в вопросе о познаваемости человеческой души мне ближе не эти два очень разных дуалиста (Декарт и Кант), а позиция субъективного идеализма. Согласно этой позиции, спор о самой познаваемости души вообще не имеет смысла, поскольку душа дана каждому живому, то есть одушевленному (!), человеку как нечто самое действительное и самоё себя переживаемое. Иначе говоря, как самоочевидное бытие.

Другое дело, что менее всего мне хотелось бы ограничить универсум своим «Я»: в таком случае оставалось бы одно – повеситься от одиночества, скуки и тоски. Для меня вопрос о самопознании души может быть поставлен только как вопрос о самопознании человека (рефлексии), а уж методы и способы познания, подходы и т.п. – это «дело техники» и, конечно, споров.

●    ●    ●    ●    ●

Общеизвестно традиционное, идущее от Канта (а можно вспомнить даже Гиппократа, V век до н.э.) и академика И.П. Павлова деление людей по их темпераменту на холериков и флегматиков, сангвиников и меланхоликов. Правда, Кант различал два типа темперамента: темпераменты чувства (меланхолики и сангвиники) и темпераменты деятельности (флегматики и холерики).

На первый взгляд несколько странная классификация: можно подумать, что первые не осуществляют никакой деятельности, а вторые не имеют никаких чувств. Но Кант, как всегда, прав. В сфере чувств полярны меланхолики и сангвиники: один чувствует преимущественно себя, другой способен чувствовать и другого. В сфере деятельности полярны флегматики и холерики: у них различна скорость реакций.

Не случайно «темперамент» – понятие в первую очередь количественное, как скорость протекания жизни (лат. temp – «время») и реакций человека на изменяющиеся условия этой жизни. И только во вторую очередь – это характеристика качественная (точнее, ценностная: хорошо – плохо), как смешение в человеке «плюсов» и «минусов» (см. так называемый «круг Айзенка», в котором, правда, утрачена тонкость кантовской мысли).

type-person-1

Подобная типология не однажды варьировалась и дополнялась иными классификациями основных типов людей. Такова, например, типология личностей Карла Юнга в зависимости от типов мышления (1921), но ведь очевидно, что человек не может быть сведен только к стилю мышления. Помимо мышления, у человека есть и ощущения, и воображение, а также интуиция.

Есть и другие варианты психологической типологии людей. Например, эзотерическая, принадлежащая Курту Абрахаму, изложенная в книге «Психологические типы людей и их характеристики». Или, напротив, по телосложению, особенностям физиологии и соответствующему им психотипу (Кайл Сиго). Или по принципу отклонений, точнее акцентуаций, в психике: шизоидный, эпилептоидный и другие типы (П.Б. Ганнушкин, Карл Леонгард, Андрей Личко). Не сомневаюсь, что для практикующих эзотериков, психологов и психиатров эти концепции очень важны, но все они весьма далеки от собственно метафизики (философии).

Ниже я хочу представить свою типологию личности, которая в основе имеет учение о природных стихиях (воде, земле, воздухе, огне), а также мою гипотезу о корреспондирующих с четырьмя стихиями способностей человеческой души, а именно: воли, чувственности, рассудка и разума.

Идея, конечно, не нова (достаточно вспомнить бесчисленные гороскопы), однако сходство моей классификации с гороскопами скорее формальное, чем содержательное. Ведь гороскопы «загоняют» каждую личность в какое-то определенное «стойло» в зависимости от даты рождения, тогда как мне хотелось бы обратного – увидеть в бесконечно разнообразных и неповторимых людях их типические черты. И, оттолкнувшись от них, как от твердого берега, пуститься вплавь по безграничному простору неповторимой души каждого человека, с которыми меня сводила и сводит жизнь.

Но прежде – о четырех природных стихиях и четырех способностях человеческой души.

●    ●    ●    ●    ●

type-person-2

Вода, земля, воздух, огонь – это четыре стихии. Стихия – не физический объект. Это не вода, текущая из крана; не земля, которую роет крот; не воздух, где 60% азота и 20% кислорода; и не огонь, с помощью которого мы прикуриваем сигарету от зажигалки. Стихия – это природное первоначало. Оно объективно, вечно и исполнено энергии, силы, движения и способности взаимодействовать с иными тремя стихиями.

Именно так понимал воду, землю, воздух и огонь древнегреческий философ Эмпедокл (V в. до н.э.), называвший их «четверояким корнем» всех вещей, основой мироздания, в котором правят любовь и ненависть, соединяющие и разъединяющие эти четыре стихии.

В современной натурфилософской терминологии эти четыре стихии можно обозначить как энергию, материю, информацию и идею. Идея тут понимается не как мысль в голове человека и не как платоновский прообраз вещи. Всё предельно научно-материалистично: идея – это всякое отношение (от математического до социального), в котором нет и не может быть ни грана материи.

type-person-3

В каждой из четырех компонент объективного мира есть корреляты, присущие субъекту:

Энергия → Воля как способность желания.
Материя → Чувственность (ощущения и эмоции).
Информация как внутренняя форма существования → Рассудок как способность анализировать данные чувственного опыта.

Объективная идея, или отношение → Разум как способность продуцировать понятия, идеи и идеалы, предмет которых не может быть дан в чувственном опыте (Кант).

Воля есть способность желания, или энергия субъекта. Но ей присуща и своя логика, и своя чувственность (эмоциональность). Воля, конечно, слепа, то есть лишена рассудочности, но именно сам факт существования воли обусловливает и придает смысл существованию рассудка. Воля интуитивна, поэтому она знает, куда ей устремляться, – туда, где она хочет и может быть.

Гуссерлевская интенциональность, присущая сознанию, есть не только устремленность сознания к предметности. Это ипостась воли, это энергия, придающая интеллекту движение, не позволяющая рассудку и разуму впасть в паралич определенности или «компьютерной» однозначности понятий. Воля памятлива, а память всегда чувственна и материально-физиологически обеспечена.

Чувственность есть, прежде всего, сила, подчиняющаяся естественным законам природы. Это сама природа и как среда обитания, и как населяющие ее существа (в том числе человек, разумеется), и как состояние организма (здоровье и болезни). Со стороны воли чувственность есть эмоции (удовольствие-неудовольствие, любовь-ненависть и т.д.). Со стороны рассудка – это ощущения (зрение, слух, осязание, обоняние, вкус), представления и воображение, которые в каждое мгновение своего существования определены не менее, чем категории рассудка.

Чувственность более всего удалена от разума. Это инобытие разума, но именно она «обеспечивает его материально» и вместе с тем подчиняется ему как закону, как сущности явлений, как идеалу.

Рассудок вырастает из чувственности. Без нее он – ничто. Рассудок зависит от чувственности и в плане «сырья» для обработки, и в плане своих форм (категорий), которые есть не что иное, как идеализация форм и отношений существования чувственной материи.

Логичность, присущая в равной степени рассудку и разуму, всё же различна: разум диалектичен, а рассудок односторонен и формален. Более всего рассудок удален от воли как способности желания. Рассудок – это инобытие воли; ее отрицательность; ее ставший самостоятельным, но лишенный жизни логический скелет, освободившийся от плоти энергетики и чувственности. Смысл существования рассудка состоит в том, чтобы «отрезвлять» волю, быть ей господином, но какой может быть господин без своего слуги!?

Разум соседствует с волей и рассудком, поэтому ему близка и энергетика воли, и логичность рассудка, и «почти материальная», хотя и опосредованная способность воздействовать на мир и даже «царствовать» в качестве закона. Но все достоинства даны ему ценой преодоления и отрицания и воли, и односторонности рассудка, и, конечно, чувственности, поэтому разум всегда рискует оторваться от жизни, возомнить себя «царем познанья и свободы» либо рухнуть в пропасть придуманного им самим абсолютного «ничто».

●    ●    ●    ●    ●

Итак, мы будем говорить о людях воли, чувственности, рассудка и разума. Разумеется, речь идет только о доминирующей роли в формировании и жизнедеятельности личности какой-то одной способности, так как в действительности каждому человеку присущи все четыре способности.

«Выпадение» хотя бы одной из них ставит крест на самом существовании человека как человека.

Для наглядности назовем эти четыре типа людей «персонажами» карт: дама (воля), валет (чувственность), король (рассудок), туз (разум).

Разумеется, мы используем эти образы вовсе не с целью гадания по картам.
 

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram