Бизнес и Культура

Тьерри Фремо, хранитель Каннского кинофестиваля и гость ОМКФ-2015

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...

Фестиваль – это нейтральная территория вне политики,
это микрокосм, представляющий наш мир таким,
каким бы он был, если бы люди могли
общаться друг с другом без посредников
и говорить на одном языке.
Жан Кокто

Тьерри Фремо

Одной из наиболее важных
и авторитетных персон
в современном кинофестивальном мире
является Тьерри Фремо.

Директор Института Люмьеров и исполнительный директор Каннского кинофестиваля стал одним из гостей VI Одесского международного кинофестиваля – и лично представил зрителям подборку отреставрированных первых фильмов родоначальников кинематографа – братьев Люмьер…

 

История международного кинофестиваля в Каннах началась в 1939 году, когда на старейшем Венецианском фестивале стали раздавать награды по политическим мотивам: тогда главный приз «Кубок Муссолини» второй год подряд достался режиссеру Гоффредо Алессандрини за картину «Пилот Лучано Сера» (Алессандрини был одним из наиболее видных представителей официальной кинематографии муссолиниевской эпохи, в конце 30-х — начале 40-х годов ставил фильмы фашистской военной пропаганды). Тогда группа культурных авантюристов решила, что пора сделать свой собственный независимый кинофестиваль. Инициатором выступил министр по делам образования и искусства Жан Зей, мечтавший о том, чтобы Франция стала местом проведения культурного форума мирового масштаба.

А ведь все начиналось с маленькой рыбацкой деревни, где располагался мыловаренный завод – стоки которого, в общем, и образовали набережную Круазетт. Канны превратились в гигантскую влиятельную империю, куда стремятся все – каждый кинематографист в мире, независимо от его ранга и достижений. От классиков до тех, кто только делает свои первые шаги. Кино сегодня без Канн невозможно. Канны вообще стали синонимом понятия «кино»…


…Мне очень важно знать, что в мире существует множество кинофестивалей с огромной аудиторией. Это показывает, насколько кино, через 120 лет после своего рождения – до сих пор живо и полно движения. Я объездил уже весь мир, но в Одессе я впервые. Хотя, я думал, что знаю этот город благодаря Сергею Эйзенштейну – но, все-таки это мой первый визит. Здесь отличная, большая аудитория – и этот кинофестиваль действительно хорош. Поэтому я счастлив.

Вы хотите узнать секрет Канн? А я не знаю. И даже если бы я его знал – то точно не сказал. Каждое утро я просыпаюсь и говорю себе: «Я работаю, являюсь главой большого фестиваля – и очень хочу, чтобы Канны оставались на первой позиции». Конечно же я догадываюсь, почему Канны это Канны. Благодаря своей уникальной истории, благодаря тому, что происходит в этом городе каждый год. Каждый следующий год отличается от предыдущего. И я не уверен, что это можно как-то экспортировать.

Набережная Круазетт, 1910-е годы

Набережная Круазетт, 1910-е годы

 
Вот, к примеру, если взять Венецианский кинофестиваль, Локарно и Канны – все эти смотры родились перед Второй мировой войной – или сразу же после. Кстати, можно также заметить, что есть нечто их объединяющее: фактически цель организаторов заключалась в поиске небольшого городка, в котором обязательно был бы выход к морю (или озеру – как в случае с Локарно). Кстати, мы видим, что и в Одессе тоже море есть…

Сейчас уже сформировалась некоторая «классическая» модель кинофестиваля – это Берлин, Торонто, Токио или даже фестиваль в Лионе. Эти смотры проводятся в больших городах, обладающих большой аудиторией. Напротив – Канны – это более узкий, профессиональный фестиваль. Но престиж мероприятия настолько высок, что о поиске большой аудитории можно не задумываться. Тем не менее, некоторые специальные проекты на нашем фестивале – призваны как раз открыть Канны еще большей аудитории. Тот случай, когда обычные люди, а не какие-то профессионалы от кино и пресса – это первая цель для Канн.

Постер к первому, несостоявшемуся из-за начала войны в 1939 году Каннскому кинофестивалю

Постер к первому,
несостоявшемуся из-за
начала войны в 1939 году
Каннскому кинофестивалю

Постер Каннского кинофестиваля, 1946

Постер
Каннского
кинофестиваля,
1946

Первый международный кинофестиваль в Каннах решили провести в сентябре 1939 года, его президентом был избран Луи Люмьер. Но в первых числах сентября, когда народ стал съезжаться в Канны – людей поворачивали буквально на вокзале: говорили, чтобы те возвращались домой… Фестиваль был отменен. Началась война.

Затем, уже после Второй мировой войны фестиваль собрали еще раз – и как сказал Жан Кокто в свое время: «Франция смогла провести у себя на юге отличное мероприятие: люди хорошо проводили время и смотрели фильмы. Они смотрели фильмы, которые действительно являлись самым «сердцем кино». Понемногу Канны видоизменялись. Высочайшая конкуренция внутри фестиваля, каннский конкурс – это практически олимпийские игры в кино. Но все равно оставались тем «сердцем»…

Далеко не все фильмы, которые бы хотелось, мы представляем. Некоторые картины еще не готовы, для некоторых – в Каннах не лучшее время для выхода. Например, я хотел бы показать какие-то фильмы в мае – но они будут в более готовом состоянии только осенью. Вот, например, американские фильмы – они начинают «работать» одновременно с началом оскаровской кампании. Фестивальный мир – это такой «мировой чемпионат кино» – но это также и рынок.

Софи Лорен, Ален Делон, Роми Шнайдер

 
Если вы меня спросите о секрете, об особенности Канн – то есть четыре составляющих, которые должны находиться в балансе. Это авторское кино, профессиональная площадка, пресса и критики в целом – и, конечно же, гламурная часть – красная дорожка. И ни одна из этих частей не должна перевешивать другую. Без кинорынка у нас не было бы тех тысяч людей, которые приезжают в Канны работать. Профессионалы приезжают со всего мира в Канны на 2 недели и забывают обо всем, чем занимаются в жизни: сосредотачиваются на работе именно там, в тот момент. Иной человек может сказать, мол, «Канны это красная дорожка… Несерьезно». Но это не правда. Самое главное в Каннах, самое основное – кино. С первого кофе утром до последнего виски ночью – все ваши разговоры в основном вращаются вокруг кино. Если вы не смотрите кино один или два дня, то становитесь будто цветком, который забыли полить. Вам нечего больше обсуждать с людьми! Ведь в Каннах очень важно спорить, не соглашаться – и говорить о том, что думаешь по поводу кино и всей индустрии… Хорошо, когда у режиссеров и актеров есть возможность смотреть иностранные картины, фильмы, которые не сняты в стране их проживания.

Канны приобрели какой-то легендарный флер для американских звезд. Начиная Скоттом Фицджеральдом, Эрнестом Хемингуэем… Многие богатые люди приезжали на юг Франции, а когда в Каннах начали проводить кинофестиваль – это место стало возможно, лучшим из лучших для того, чтобы американские продюссеры приезжали и общались со своими коллегами. К тому же, именно мы «изобрели» красную дорожку в том виде, каком она есть. Да, так получилось, что в основном «звездный статус» приобретают именно американские актеры. Но Канны на них не зацикливаются: в каком-то смысле мы открыли путь для индийской актрисы Айшварии Рай. Мы приглашали многих: и актрису Гун Ли из Китая, Монику Белуччи от Франции и Италии… Мы всегда пытаемся как-то расширять границы. Но если звезды приезжают в Канны – то только благодаря кино…

Мой «первый Каннский кинофестиваль» был в 1979 году. Я тогда только получил водительские права и приехал из Лиона в машине со своими друзьями. Но мы вообще не смогли попасть ни на один показ! Это было невозможно! Нас же никто не знал… Каждый вечер мы возвращались на станцию, на стоянку – и просто ночевали в машине. Но возвращались утром в центр города – потому, что хотели быть там. Было так приятно находиться в самом центре кино! И сейчас, когда меня разные люди из Азии, из Южной Америки расспрашивают, стоит ли ехать в Канны – я отвечаю: «Конечно, приезжайте! И даже если вы не сможете посмотреть ни одного фильма… Там просто хорошо быть, если вы любите кино. Тем более, если вы хотите посвятить свою жизнь кино, хотите продюссировать или снимать фильмы, если хотите проводить кинофестивали или открыть кинотеатр…» Когда я был молод, то частенько приезжал в Канны. Помню, как сидел на балконе… Самое худшее место в кинотеатре! Просто я люблю очень близко сидеть к экрану. Франсуа Трюффо когда-то отметил, что «чем ближе вы сидите к экрану – тем больше вы видите в фильме».

Будущие авторы «Новой волны»,  а пока кинокритики «Кайе дю Синема» (среди них были Годар и Трюффо)

Будущие авторы «Новой волны»,
а пока кинокритики «Кайе дю Синема» (среди них были Годар и Трюффо),
захватили Фестивальный дворец и призвали дирекцию закрыть фестиваль на пять дней раньше положенного срока из солидарности к гибнущим на баррикадах рабочим и студентам по всей стране.

 
В свое время я реально вступал в драки с другими зрителями на балконе – потому, что хотел во что бы то ни стало спуститься пониже. А когда меня наняли директором Каннского кинофестиваля – я, не скрою, даже боялся, что меня узнают. Что именно я был тем самым вредным юнцом, который постоянно пытался пролезть ближе к экрану! Канны – это фестиваль, полный страсти, страсти к кино.

Каннский кинофестиваль – это 50-60 фильмов в официальной выборке. Из них 20 штук в конкурсной программе, 20 в программе «Особый взгляд» – и остальные находятся вне конкурса. А еще можно добавить к счету и специальные показы. Т.е. всего порядка 60 кинокартин. Напротив, на кинофестивале в Торонто представляют 300-400 фильмов. Тщательная выборка фильмов – это именно та «марка», которую держит фестиваль в Каннах. Конечно, это мечта для любого кинематографиста – попасть в наш список. Правда, это не легко. Например, в этом году отборочный комитет просмотрел 1800 фильмов. Из этого количества просмотров я где-то 1750 раз сказал «Нет!» – и всего около 50 раз я сказал «Да!» Поэтому… я плохой человек. Да, где-то 300-400 фильмов, которые прислали нам, были замечательными. Но все же – мне и комитету приходилось делать сложный выбор.

Исполнительный директор Каннского кинофестиваля Тьерри Фремо

Исполнительный директор Каннского кинофестиваля
Тьерри Фремо

 
Однако, Канны – это также выбор прессы. И как раз они всегда оценивают фильмы как «нравится / не нравится». Моя же задача – не высказывать подобные мнения, а решать, будет этот фильм представлен в на фестивале, отвечает ли он специфике Канн или нет. Я не критик. И не думаю, что кто-либо слышал от меня официальных мнений о фильмах – только, может, в частных дискуссиях. Мы в действительности даем некое пространство для фильма… Таким образом я служу кино, режиссерам и продюссерам. Да, нас критикуют. И хотя мне есть много что сказать про конкретные фильмы и режиссеров – тем не менее, мы просто служим тому кино, которое представляем.
 

Постеры
юбилейных фестивалей в Каннах

Постер Каннского кинофестиваля, 1957

Постер Каннского кинофестиваля,
1957

Постер Каннского кинофестиваля, 1967

Постер Каннского кинофестиваля,
1967

Постер Каннского кинофестиваля, 1977

Постер Каннского кинофестиваля,
1977

Постер Каннского кинофестиваля, 1987

Постер Каннского кинофестиваля,
1987

Постер Каннского кинофестиваля, 1997

Постер Каннского кинофестиваля,
1997

Постер Каннского кинофестиваля, 2007

Постер Каннского кинофестиваля,
2007

 

Я думаю, нужно лет пять, чтобы сделать действительно серьезный анализ понять то, что происходит на фестивале в Каннах. Слишком тяжело, приехав лишь раз, воспринять изменения. Действительно этот год был достаточно «хрупким» по программе. Потому, что мы, организаторы, зависим от творцов. Однако, как по мне – так фильмы были хороши. И президент жюри был счастлив по поводу конкурсной программы, доволен ей. У нас было очень много «сильных лет» в прошлом – и бывает так, что пресса устает и перестает давать нам хорошие отзывы – как было в этом году. Один из известных критиков про Канны сказал, что «там все время одни и те же лица». Тем не менее, я считаю, что некоторые режиссеры регулярно снимают замечательное кино! Наверное, иногда можно что-то поменять, обращать внимание на новых авторов. Да, это моя работа – открывать новые имена.

Иногда конкурсная программа принимается аудиторией тяжело. Пресса и критики очень жестко оценивают фильмы из этой подборки. Они приходят на смотры и хотят не полюбить какой-то фильм, а его за что-то возненавидеть. С одной стороны – это одна из лучших аудиторий, а с другой стороны – одна из худших. Они беспощадны: все эти специалисты, эта пресса… Кажется, прошлый год был одним из лучших за 50 лет. Но никто об этом не написал! Нам не делают много комплиментов: хотя, конечно, мы их любим…

 

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.