Бизнес и Культура

Уберто Пазолини: племянник Висконти, tea-boy, продюсер мечты

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...
pasolini-1

Почетным гостем и членом жюри Одесского международного кинофестиваля в этом году стал известный режиссер и продюсер Уберто Пазолини.

Несмотря на очень «кинематографичную» фамилию, Уберто не является родственником знаменитого итальянского режиссера Пьера Паоло Пазолини – однако приходится племянником не менее известному деятелю – режиссеру оперного и драматического театра и кино Лукино Висконти.


Как бы то ни было, по заверению самого Уберто Пазолини, могущественный дядя никоим образом не повлиял на его творческую судьбу и ушел из жизни до того, как 30 лет назад молодой человек попал в киноиндустрию…

Предыдущие публикации по ОМКФ от сайта «Бизнес и культура»

 

    Знаете, в молодости я не нравился девушкам, поэтому все свободное время коротал в кинотеатрах. Так я влюбился в кино. Это продолжало быть моей страстью, даже когда я поступил в экономический институт и несколько лет работал в банковской сфере. И в тот момент, когда я стал очень успешным – то решил уйти из всего этого. Иначе там бы остался навсегда…

В один день я сидел в офисе за большим столом вместе с секретарем – а на следующий на киноплощадке разносил чай съемочной группе. Я был самым возрастным tea-boy в британской киноиндустрии: начал работать в кино в 26, т.е. очень и очень поздно. И в дальнейшем никогда не жалел, что променял работу в банке на кинопроизводство. А сейчас уже можно сказать, что я этим занимаюсь 33-34 года…

Поля смерти

Когда я был молод, то смотрел все: в Милане есть замечательная синематека, так что мы взахлеб насматривали русские и японские фильмы, американские вестерны 1950-х, немые фильмы – и, надо отметить, мне очень нравились немое кино, «техниколор» 1940-х… Словом, все.

Мне очень и очень повезло. Через своих друзей я познакомился с продюсером, который на тот момент занимался производством фильма «Поля смерти» (1984). Этот фильм рассказывал о ситуации в Камбодже, о геноциде, который начался там вскоре после завершения Вьетнамской войны. Это была потрясающая история – и съемочная команда подобралась великолепная. Я стал там работать – да, в качестве разносчика чая, – но это был один из самых интересных кинопроектов в Великобритании на тот момент. Так что начал с «вершин».

Далее – я работал tea-boy на производстве нескольких камерных фильмов в дождливом Лондоне… И это уже было не столь захватывающе. Возможно, если бы я начал сразу работать на постановках небольших фильмов, то рано или поздно вернулся бы в банк. Но из-за того, что мой первый опыт выпал на самый интересный и, вероятно, самый лучший проект того времени, – я решил остаться в киноиндустрии. Без этого бы я не испытал тех радостей, которые мне было суждено пережить впоследствии…

                

ООпять же мне очень повезло – когда я родился, меня называли «ребенком с серебряной ложкой во рту». Да, наша семья была очень обеспеченной. А когда я решил работать в кино, мое окружение, близкие люди очень мне помогли. Но также оказалось, что все, чем я занимался до того, было абсолютно бесполезным. Фактически даже в негативном контексте. Так что в 26-летнем возрасте мне пришлось практически «переиздать» себя полностью. И все, чего я достиг в дальнейшем, – это зависело от степени удачи и того, как я работал.

Я думаю, что вы уже в курсе, что в англосаксонской киноиндустрии есть традиция у продюсеров быть «креативными». Это зачастую означает, что многие проекты инициируются продюсерами, которые читают книжки и выбирают, что им больше по душе, – затем выкупают права на произведения, приглашают сценаристов, а потом находят режиссеров и в конце концов занимаются поиском денег. Эта система чрезвычайно приятна продюсеру, который просто переполнен идеями. Но по прошествии многих лет работы в британской киноиндустрии я пришел к убеждению, что это неверно.

В каком-то роде моя проблема заключалась в том, что первые десять лет в кино я работал вместе с очень успешным британским продюсером – он был интеллектуалом и старался полностью контролировать процесс. И практически все проекты, за которые он брался, были продолжением его личных идей. Когда он был доволен сценарием – тогда уже начинал искать режиссера. После десяти лет работы под его руководством я стал мыслить, как он. Я тоже верил, что мог бы стать инициатором проектов, надеялся, что сам могу подготовить сценарий, и был уверен, что смогу потом найти режиссера… Однако сложность заключалась в том, что я не был столь умным, как мой босс. И, следовательно, у меня в карьере было несколько фильмов, которые вышли не очень хорошими. Но важнее то, что, если бы я связал свою жизнь с банковской системой, моя жизнь была бы гораздо менее интересной, чем та, где я решил влюбляться в чужие идеи и мысли и помогать воплощать мечты.

Ситуация, где режиссер является «двигателем» фильма, достаточно распространена – это касается не только Британии, но и таких стран, как Украина, Франция, Япония… Некоторые мои французские коллеги тратят по несколько месяцев, проживая в Таджикистане, чтобы снять фильм, потом летят в Турцию, дальше на съемки в Камерун, а затем возвращаются во Францию, чтобы закончить еще один проект… То, что они делают, – находят молодых режиссеров с идеями и помогают воплотить их мечты в жизнь. И это позволяет продюсерам быть всегда «на связи» со свежими, «молодыми» идеями ребят по всему миру – это чрезвычайно интересно!

Я бы хотел отметить, что во Франции, например, есть система, которая помогает в копродукции проектов, поддерживает молодежное кино во многих странах. А в Англии такой структуры нет. Большинство специалистов британской киноиндустрии постоянно смотрят на Запад. Писатели, режиссеры, продюсеры, актеры делают все, чтобы стать успешными, «как в Голливуде». Однако, на мой взгляд, если ты обратишь внимание на Восток – в сторону Франции, России, Китая, Японии, на другие рынки – твоя жизнь оказывается более интересной.

Я никогда не участвовал в копродакшне, потому что мне было слишком сложно что-либо обсуждать и договариваться с режиссером – и иметь в виду мнение еще кого-то. Это, собственно, и является причиной того, что я выпустил не так уж много фильмов. По этой же причине за последние 10 лет я сам написал и срежиссировал несколько кинокартин: поскольку уже имел несколько неудачных опытов как продюсер, и решил попробовать найти несколько небольших историй и экранизировать их самостоятельно. Под «самостоятельно» я имею в виду поиск натуры, написание сценария, режиссура и продюсирование. И это был очень полезный опыт, а также стало лишним подтверждением ограниченности моего кругозора. Я все искал «внутри», а не «снаружи». И подобного я бы никому не рекомендовал…

                

Расскажу вам одну историю, которая даст понимание того, что из себя представляет производство в Голливуде. Двадцать лет назад я прочитал книжку одного австралийского автора. Небольшая история о любви. Книжка не была шибко интересной, но любопытным для меня стало именно повествование. Главный герой рассказывал историю главному женскому персонажу. И мне стало интересно сделать не просто кино, которое «рассказывает истории», а кино, которое «слушает историю». Эту историю нельзя было драматургически объективировать, но можно было субъективировать – как если бы эта история происходила в голове девушки, которая жила всю жизнь на ферме в Австралии и в общем-то не видела мира. Это был потенциально чрезвычайно интересный проект.

Тогда я работал вместе с небольшим подразделением Searchlight американской компании 20th Century Fox – и они мне выделили деньги на поиск сценариста. Мы начали работу над сценарием и были довольны тем, что получается уже после второй редакции, – тогда начали подыскивать режиссера. Первые два кандидата отказались, а третий кандидат – австралийский режиссер – ответила согласием. Она согласилась поставить эту картину, но потребовала переписать сценарий – и сама взялась за эту работу. Прошел год, сценарий был переработан – и он был неплох, – несмотря на то, что режиссер не поддержала мою идею. Через несколько месяцев у нас уже был Хит Леджер – на роль молодого человека и Скарлетт Йоханссон на роль молодой девушки. На то время это был очень свежий каст: Йоханссон не была звездой того уровня, что сейчас. И еще нам требовался актер на роль взрослого мужчины. И, как обычно это происходит в Голливуде, агент нашего режиссера был еще и агентом Рассела Кроу. Он передал сценарий Расселу – тот прочитал и согласился участвовать. Кстати, Кроу только закончил сниматься в большом-большом фильме от 20th Century Fox, за который получил 20 млн. долларов. А подразделение Searchlight, с которым я как раз работал, платило актерам максимум полмиллиона долларов.

Так или иначе, Рассел Кроу все равно был согласен участвовать в этом небольшом фильме, потому, что «хотел помочь австралийскому кинематографу». Но актер поставил условие: «Если я и участвую в проекте, то хотел бы играть не второстепенную роль, а роль главного героя! Даже если я на десять лет старше, чем написано в сценарии! Я не хочу играть того, кто не получит девушку, – я хочу получить ее!»

Босс «маленькой» Fox раздумывал недолго: «Хм, я могу снять фильм с Расселом Кроу и Скарлетт Йоханссон, заплатив им по полмиллиона долларов – в то время, как «большие парни» платят ему по 20 миллионов! Хорошо, мы согласны!» И, несмотря на то, что мне эта идея не казалась такой уж хорошей, – мы ударили по рукам…
 

Уберто Пазолини на съемках "Остановившейся жизни" (2012)

Уберто Пазолини на съемках «Остановившейся жизни» (2012)

 
Итак, у нас были Кроу и Йохансон, а Хит Леджер, соответственно, выпал – так что мы нуждались еще в одном актере. К тому же, из-за позиции Кроу по поводу «помощи австралийскому кино» – нужно было устроить так, чтобы весь каст был австралийским. Так что еще через пару недель Йоханссон отказалась участвовать в проекте. В итоге мы остались с Расселом Кроу – слишком старым для того, о чем было прописано в сценарии, – без главной актрисы и всех прочих. Я вылетел в Австралию – и этот процесс у меня занял семь месяцев – на препродакшн и кастинг, где была бы найдена австралийская актриса, с которой бы согласился играть вместе Кроу.

Через несколько месяцев кто-то из студии заявил, что они так и не могут найти актрису, – и предложил Николь Кидман. Кроу ответил: «Я никогда не работал с Кидман – хорошо, я согласен!» Кидман был отправлен сценарий – и она попросила его переписать под нее. И так история о молодой невинной девушке, которая попала в переделку, превратилась в историю о взрослой женщине, которая еще никогда не была замужем… Ну ладно, может сработать!

До того, как Николь Кидман прилетела в Австралию, мы отправили дизайнера в Лос-Анджелес для подготовки ее костюмов. К тому моменту, как она прибыла, мы уже должны были две недели как снимать. Проблема была еще в том, что до этого произошла стычка между мужем режиссера и Расселом Кроу насчет «кто тут крутой парень». И она приобрела настолько серьезный оборот, что режиссер заявила, что отказывается снимать кино.

И вот Кидман прилетает, видит, что Кроу и режиссер не разговаривают друг с другом, – звонит своему агенту и говорит: «Не думаю, что этот фильм состоится». И за день до того, как съемки должны были все-таки начаться, – режиссер пропадает. Буквально исчезает! Приезжает представитель студии из Лос-Анджелеса и пытается понять, в чем проблема и как ее можно решить. Я сам пытался как-то повлиять на эту ситуацию – но я слишком маленький продюсер и не такой уж влиятельный. Затем Fox отправляет юриста к агенту режиссера и предупреждает, что если ее не будет, – их засудят. Семь миллионов долларов было потрачено на препродакшен к тому моменту!

Спустя пару дней режиссер вновь объявляется и соглашается встретиться с представителями студии. «Хорошо, я согласна поставить фильм – но только потому, что иначе вы меня засудите». – «ОК, мы защитим тебя от Рассела, все будет нормально»… Однако после этого собрания режиссер набирает номер Николь Кидман, которая только-только прибыла в Австралию, и говорит: «Студия отказывается от фильма, а я не хочу его режиссировать. Все!» Кидман в свою очередь звонит своему агенту и требует поскорее ее вытащить оттуда. Агент через 14 часов прибывает к нам из Лос-Анджелеса и заявляет, что Кидман оставляет проект, – и намекает, что ее никто не засудит, потому, что она является другом Руперта Мердока, одного из руководителей 20th Century Fox. Кстати, студия не могла засудить и режиссера, ведь на той встрече она все-таки согласилась поставить фильм.

Проект был отменен. Семь миллионов вылетели в трубу. Семь месяцев моей жизни улетели туда же. А самое худшее, что все в результате подписали соглашение, что «в этом нет ничьей вины». Проблема была в том, что я столкнулся с тремя сотнями австралийцев из съемочной группы, согласившихся потратить десять недель своей жизни вне дома – а им пришлось снимать новое жилье, перевозить и устраивать своих детей в другие детсады и школы… А у студии не осталось никаких свободных денег для компенсации этим людям. Все исчезли – а я, маленький итальянский продюсер, оказался под огнем трехсот разъяренных людей. А на вопрос «почему?» я не мог ничего ответить, потому что тоже подписал то соглашение… Это был самый худший день в моей продюсерской жизни!

Вот это и есть Голливуд. Вы начинаете замечательный и потенциально очень интересный проект – и в процессе работы голливудской машины он превращается во что-то плохое или же просто прекращает существование. Однако в тот день, когда я столкнулся с разъяренными австралийцами, я прочитал в газете Sydney Morning Herald, главной газете Сиднея, небольшую заметку под заголовком «23 члена шри-ланкийской футбольной команды исчезли в Германии во время международного турнира. Согласно спортивной федерации Шри-Ланки у них нет национальной команды, и те 23 человека ей притворялись». И тогда я подумал: «Вот мой следующий фильм! На этот раз без людей из Голливуда и большого бюджета».

                
Дружбаны

Год спустя я уже был на Шри-Ланке и снимал свой небольшой фильм «Дружбаны» (2008). Ничего особенного – но в нем не было больших звезд, голливудской дистрибуции, Рассела Кроу… И это был один год из моих самых удовлетворительных лет в моей творческой жизни.

Сценарий мы готовили на пару с замечательным сценаристом, который до того никогда еще не работал для кино – но справился с проектом великолепно. И когда фильм вышел в прокат – он стал чрезвычайно популярным на Шри-Ланке, очень успешным!

Представьте: итальянец приезжает на Шри-Ланку впервые в жизни, пишет, режиссирует и продюсирует фильм, который становится таким популярным! Знаете, я думаю, что это все было результатом полного контроля процесса. Иногда случаются чудеса – и фильм удается, но в большинстве случаев в производстве никакой магии нет и в помине. Так что вам нужно научиться обустраивать процесс съемок, решать, сколько знакомых вы будете привлекать к производству…

Трейлер фильма «Дружбаны» (2008)

 

Я потратил полтора года своей жизни в Шри-Ланке – и это был один из двух-трех самых приятных эпизодов в моей кинематографической карьере. Не по итоговому результату, а именно по процессу. Думайте, с кем будете работать, – с теми, с кем будет интересно, – и это важнее, чем «сделать шедевр». Шанс того, что вы сделаете шедевр, невелик – ну, может, вы создадите один гениальный фильм за всю жизнь, а может, и ни одного. Но процесс – именно это сделает вашу жизнь более интересной и богатой – так у вас появится больше историй, которые потом можно рассказывать своим внукам…

                

Однажды один знакомый рассказал мне одну историю о стриптизерах, которых приглашают на вечеринки и на дни рождения. А я только посмотрел фильм Кена Лоуча о группе рабочих, строящих дом, который в конце концов уничтожается при пожаре. И мы смотрим на эту группу работяг – один грузный, другой худой, чернокожий… И тут я представил историю группы безработных людей, пытающихся заработать деньги самым абсурдным способом, который только можно себе представить. А еще было бы неплохо подобрать мужчин, не выглядящих так уж привлекательно… Ну, чтобы я идентифицировал себя с ними.

The Full Monty

У нас была идея – и мы начали оговаривать ее с разными сценаристами. И третий специалист наконец понял, чего бы мне хотелось сделать. Я хотел бы снимать этот фильм в шахтерском городке – ну, потому, что я сам учился в Уэльсе и хорошо был осведомлен о ситуации с безработицей в горной промышленности. Однако, «Мужской стриптиз» (1997) снимали не в Уэльсе, а в Йоркшире, на северо-востоке Англии, – где в принципе были те же проблемы, – так что ощущения и впечатления были схожи. Там был закрыт ряд шахт и сталелитейных предприятий – и множество рабочих среднего возраста оказались без надежды, без будущего.

У нас был замечательный сценарий, потом мы пригласили режиссера Питера Каттанео – и начали искать деньги. О, никто не хотел давать деньги! Кроме небольшой американской компании, (очень успешной, ко всему прочему) – но они попросили меня заменить режиссера, которого я выбрал ранее. Я отказался: несмотря на то, что он был дебютантом в большом кино, за ним числились очень качественные телевизионные фильмы. Студия согласилась с доводами, но все-таки была заинтересована в привлечении какой-нибудь кинозвезды. «Нет, никаких больших звезд в этом фильме не будет, потому, что мы хотим, чтобы зрители поверили в реальность ситуации. И из-за того, что история в действительности абсурдна, нельзя использовать актеров, которые уже ассоциируются с какими-то другими фильмами». В итоге студия отказалась участвовать в производстве.

Трейлер фильма «Мужской стриптиз» (1997)

 

К счастью, другая студия, с которой я раньше работал над еще одним своим независимым фильмом, все-таки согласилась выделить небольшие средства – миллион долларов на съемки. И фильм вышел на экраны – он был на самом деле очаровательным! И очень-очень везучим! Такие удачи бывают лишь раз в продюсерской жизни. Ну, у меня такой опыт уже случился. Очень надеюсь, что что-то такое случится с кем-нибудь из вас – со всеми, кто хотел бы работать в кинобизнесе.

Важно то, что когда вам так везет, – как мне с «Стриптизом» – нужно научиться принимать тот факт, что это не обязательно произойдет с вами снова. Я видел людей, которые пострадали от успеха в кино. Они решили, что обязаны его как-то продублировать, сделать это еще раз. Это примерно, как ваша жена хочет развода, а вы начинаете искать новую жену, неотличимую от прежней. Плохая идея. Кстати! Я ищу новую жену – так что если вы знакомы с какой-нибудь бабушкой, которой нужен хороший муж… Особенно, если вы хорошо готовите…

См. ПРОДОЛЖЕНИЕ Уберто Пазолини: «Самое важное в кино – удача»

Текст, фото: Михаил и Анастасия Шевелевы
Иллюстрации: постеры к фильмам и кадры со съемок

Смотрите также:
ОМКФ-2016: Виталий Манский о поиске места в реальности
Открытие VII ОМКФ: à la «Сансет бульвар» и поиски И. Бабеля
Предыдущие публикации по ОМКФ от сайта «Бизнес и культура»
Архив рубрики «Кино»

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.