Бизнес и Культура

Уберто Пазолини: «Самое важное в кино – удача»

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...

ОКОНЧАНИЕ.
См. НАЧАЛО:
Уберто Пазолини: племянник Висконти, tea-boy, продюсер мечты

 

pasolini-6

 

    Исходя из моего опыта – я уже могу остепениться: «Отлично, можно уже не быть успешным! Я буду продолжать заниматься кино, потому, что это мне нравится! И больше не нужно думать постоянно о дистрибуции, о зрителях, о том, что люди хотят видеть, – просто делать, что хочется делать». Я снял несколько фильмов после «Мужского стриптиза» – несколько, возможно, неплохих фильмов, не находясь под влиянием мнений других людей – рынка, студий, финансов. Вместо этого я искал что-то новое – свежие идеи, режиссеров, писателей – и верил в их мечты. И я был очень и очень везучим. 20 лет прошло – и до сих пор в этом бизнесе!

Студия просила меня впоследствии попробовать написать сценарий «Мужского стриптиза 2», но я ответил, что следующий фильм мы будем снимать, где все будут одетыми… Кстати, я раздумываю над тем, чтобы снять фильм в Китае. Несколько месяцев назад я провел там неделю – приехал туда с несколькими разными проектами. Идея заключалась в том, чтобы сделать не «западный фильм в Китае», а именно китайский фильм. Но единственный проект, который действительно заинтересовал китайцев – был римейк «Мужского стриптиза»! Так что может быть, если я найду хорошего сценариста в Китае…

Сейчас в КНР остро стоит вопрос деиндустриализации: много больших фабрик, в том числе сталелитейных заводов, закрываются. Так что атмосфера там начинает напоминать ту, что была в восточной Англии в 1990-х годах. Так что, возможно, я сниму еще один фильм на эту тему. И не потому, что хочу сделать ремейк «Стриптиза», я уже закончил с той историей – мне интересен опыт работы в культуре, которая отличается от моей. И определенно, без Рассела Кроу. Хотя, уверен, в Китае есть свой такой же…

На самом деле, ничего не имею против Кроу – он очень умный человек, сам режиссировал неплохие фильмы… Кстати, проблема с тем несостоявшимся проектом была в том, что молодой Кроу уже работал прежде с тем режиссером, когда он еще был никем. Но спустя десять лет актер зарабатывал уже по 20 миллионов за роль – и с ним нужно было обходиться иначе. Голливуд – это вопрос веса, значимости. Ты должен становиться самой большой гориллой. А режиссер не хотела менять стиль общения, она разговаривала с ним так, будто он был прежним. Это так не работает…

                
Bel Ami

«Милый друг» – великолепный роман французского писателя Ги де Мопассана. Впервые я его прочитал в возрасте 13-14 лет. Так вот: на этот роман мы с товарищем написали чудесный сценарий. Но этот фильм так или иначе рассказывал об эпохе – и достаточно проблематично найти на подобный «костюмный» проект средства. Да, к тому же, я хотел поставить этот фильм на английском языке – в то время как в английском и американском мире Ги де Мопассан практически неизвестен. Они просто его не знают. Единственный шанс, чтобы проект состоялся, – нужно было подобрать серьезный кастинг и привлекать финансы не «за историю», но «за актеров». Только таким образом можно было бы снять этот фильм.

Для начала нужно было найти режиссера, с которым актеры скорее всего захотели работать вместе. Однако из-за моего метода – работы над сценарием без привлечения режиссера – это было проблематично. Был вариант пригласить молодого режиссера, который не затребовал бы много денег – но с ним бы не захотели работать актеры, или же позвать какого-нибудь большого режиссера – но такие специалисты уже, как правило, работают над своими проектами.

Трейлер фильма «Милый друг» (2012)

 

Актеры в Англии имеют «пунктик» насчет работы в театре. И я решил найти театрального режиссера, который был бы заинтересован в работе с большими именами – и чтобы он никогда прежде не снимал кино – так, чтобы он не знал, что хорошо, а что плохо. Мы пригласили успешного английского театрального режиссера Деклана Доннеллана – и в то же время начали общаться с известными актерами. На начало процесса мы имели Роберта Паттинсона на главную роль и мою старую подругу Николь Кидман. С финансированием определились очень быстро – все-таки Паттинсон и Кидман. Ну и плюс никому в кино не известный режиссер. Вот вам еще одна история о том, как не нужно работать с Голливудом…

«Милый друг» нашел финансирование в момент препродажи прав на одном из мировых кинорынков. И в первый же день один из самых основных голливудских журналов – Variety – на обложку вынес заголовок «Кидман присоединяется к Паттинсону в «Милом друге». И, стало быть, дистрибьюторы очень заинтересовались проектом. Я в тот момент находился в Будапеште в поисках локаций для съемок. Мне позвонил агент по продажам и огорошил: «Кидман не будет». Что случилось? Я прошу режиссера вылететь к Николь в США. Они встретились, подписали соглашение…

Николь Кидман после нашего фильма должна была сниматься в «Девушке из Дании» вместе с Гвинет Пэлтроу. А в то время Пэлтроу была замужем за Крисом Мартином – и у них была договоренность, что они никогда не оставляют детей одних. Т.е. когда Мартин уезжал по своим музыкальным делам – Гвинет оставалась дома с детьми. Если же Пэлтроу нужно было сниматься где-нибудь по миру в фильмах – Мартин оставался дома. И вот что произошло: мистер Мартин изменил дату Coldplay Tour – и Пэлтроу объявила, что не может участвовать в «Девушке из Дании» в мае и июне, но может в апреле и мае. (А мы надеялись снимать Кидман в феврале.)

Итак, Николь Кидман, которая, конечно же, пролетела мимо «Оскара» с ужасным фильмом «Девять» Роба Маршалла, нуждалась в свободном времени для подготовки к роли в «Девушке». И без того, чтобы меня поставить в известность, она передала своему агенту и дистрибьюторам на кинорынке, что «все ложь – она не будет участвовать в «Милом друге». Так что все те, кто купили права на прокат фильма в Германии, Франции, Италии и прочих локациях, – и планировали его финансировать – задумались: «А если Николь Кидман не будет в фильме – может, и Роберт Паттинсон тоже выбыл?» Мне пришлось решать все эти проблемы финансирования за неделю. Боссам я предложил забыть о Кидман и пригласил Уму Турман, предоставив ей тот же контракт, что был у Николь, – и они ответили согласием.

В тот же уик-энд вышла на экраны вторая часть «сумеречной трилогии» – это был грандиозный успех! И ополоумевшие дистрибьюторы тут как тут: «О, Паттинсон так «взлетел» с «Сумерками» – «Милого друга» тоже ждет успех!» (На самом деле нет.) Таким образом мы решили вопрос с финансированием проекта. Неделю спустя я принял звонок от агента Кидман: «Николь снова свободна. Пожалуйста, приглашайте!» – «Так, подождите, вы же знаете – ваша коллега, которая представляет Уму Турман, находится в соседнем кабинете в агентстве – что мы закрыли сделку!» – «О, да, но, может, все-таки…» – «Нет, не в этот раз». И я начал работать с Турман.

Мы делаем фильм – и сталкиваемся с серьезной проблемой практически сразу: налицо явное свидетельство того, что режиссер прочитал сценарий иначе, чем я. Мы читали те же самые страницы, те же слова – но он видел их иначе! Когда происходит такая ситуация, у вас два выхода: убить себя или же уволить режиссера. Но уволить его вы не можете – придется искать другого, а это займет время – и «свободное окно» в расписании актеров может закончиться, что грозит потерей денег на съемки. Это невозможно представить.

Еще вариант: позволить режиссеру снимать так, как он/она хочет, – или попробовать контролировать съемки, насколько возможно, – влиять на постановщика, убеждать его сделать фильм так, как только вы этого желаете. Этот формат я и выбрал: ненавижу положение вещей, которое идет вразрез с моими суждениями, – вне зависимости от того, насколько неважными мои суждения могут быть. И вместо того, чтобы позволить режиссеру снимать свой собственный фильм, – я попытался контролировать производство и снять свой.

В случае с «Милым другом» получился «ни мой», «ни режиссера» – вообще «ничей» фильм, да и не очень интересный, ко всему прочему. Очень и очень обидно: литературная основа была потрясающей, и сам сценарий был отличным. Это был мой наихудший год в киноиндустрии – работа над «Милым другом» с тем режиссером. Единственное, что «спасло» меня во время той работы, – небольшая заметка в английской газете: рассказ одного чиновника, который организует похороны людей, умирающих в одиночестве. Я подумал в тот момент, что это очень любопытный мир, который можно было бы исследовать. Одиночество, уход от общества, исчезновение…

И в 2012 году вышел фильм «Остановившаяся жизнь» – небольшая и грустная картина, но очень важная для меня. Она стала самым личным фильмом, который я когда-либо сделал. И я могу заплакать, даже когда думаю о ней. Ну, сейчас плакать не буду…

                

Можно ли было предположить, что фильм «Мужской стриптиз» будет успешным? Нет. Абсолютно. Мы снимали картину с никому не известными актерами, со сценаристом и режиссером, для которых эта работа была дебютом. То, что мы старались сделать, – закончить производство и сделать лучшее, на что мы способны. Благодаря череде случайностей – нам повезло, и фильм удачно прокатывался везде, где выходил на большие экраны (и даже получил «Оскар» за лучший саундтрек к музыкальному/комедийному фильму). Не знаю почему – возможно, из-за атмосферы того времени…

Хочу отметить, что невозможно работать «пытаясь» добиться «успеха». В этом состоит как раз рецепт провала. Ты должен сделать «этот» фильм – не думая о том, какая судьба его может ждать. Конечно, если вы студия – и делаете фильм про супергероев Marvel, выделяя на них 200 млн долларов, – то можете «рассчитывать», что фильм соберет 200 млн в прокате по всему миру – и никто не потеряет свои деньги. Но когда вы ставите небольшой независимый и очень личный фильм – то не думаете об аудитории, а только о том, что вам хотелось рассказать в этой истории… И никакого рынка.

Когда фильм почти готов – что часто пр оисходит в Англии, Америке и прочих странах, – его представляют своим друзьям или же аудитории – это называется предварительным показом. В зал приходят 50, 100 или же 300 зрителей, чтобы посмотреть твой фильм, а затем ответить на вопросы, типа «Какая ваша любимая сцена», «Какая сцена вам понравилась меньше всего?», «Какой герой вам понравился / не понравился?», «Что вы не поняли?», «Понравилась ли вам музыка?» И иногда, сидя в зале со зрителями (не читая, что они потом напишут) на просмотре фильма, вы как бы «коммуницируете» с аудиторией. Да, конечно, потом можно вернуться за монтажный стол и внести какие-то правки…

С этого и начинается работа: вы пишете сценарий, хорошо зная историю, а потом снимаете фильм – будучи уверенным, что история понятна как на бумаге, так и на экране. Но факт в том, что то, что понятно вам, может быть непонятным аудитории. Важно, чтобы аудитория отреагировала на ваш фильм еще до того, как он будет выпущен. Это очень удобно.

Мы проводили тестовые показы для «Мужского стриптиза» – и первый тест получил самые высокие одобрительные оценки за всю историю исследовательской компании, проводившей опрос. Тогда мы поняли, что фильм отлично принимается аудиторией. Мы выяснили нечто особенное: зрители сразу же ответили, что это был «лучший фильм, который они видели за последнее время». Что в принципе могло быть неправдой – но реакция трех сотен человек в зале и то, что они потом указали в опросных листах, была удивительной. Тогда мы поняли, что фильм будет иметь успех в Англии, а далее везде.

Я хочу уточнить, что я продюсер, а не режиссер. Я режиссировал фильмы – но все же не считаю себя режиссером. Это разные вещи. Думаю, что самое важное в фильме и его успехе – это общение с аудиторией через актеров. Для начала нужно отобрать правильных актеров – и дальше вести их, помогая создавать перед камерой то, что вы представляете в своей голове.

Я режиссировал дважды – один раз с группой актеров со Шри-Ланки, которые тоже в свою очередь работали над сценарием – переводя на свой язык то, что было написано на английском. В общем, я не понимал, что они друг с другом обсуждают. Но я доверился своим ощущением, эмоциям – и поскольку сам написал тот сценарий, я «жил» в каждой сцене фильма – и занимался тем, чтобы воссоздать на съемочной площадке для актеров все то, о чем я думаю. Но это все работа непрофессионального режиссера, как вы понимаете. Если вы хотите стать режиссером – вам нужно много учиться теории и практике связи актера и режиссера – может, для этого стоит поработать в театре, чтобы понять, что есть отличия между выступлением перед камерой или на сцене…

Still Life

Мне повезло: со мной была группа замечательных молодых (и не только молодых) и в большинстве своем непрофессиональных актеров, которые на личном уровне понимали эту «шри-ланкийскую историю» – и сами много привнесли в нее. Но работа над «Дружбанами» – конечно, отличалась от работы с профессиональными актерами в понятной мне языковой среде. Напротив, когда я режиссировал мой второй фильм «Остановившаяся жизнь» – мне достаточно повезло сделать одно верное решение: не работать с неизвестными актерами, что дало возможность привлечь больше денег. И так мне удалось поработать с потрясающим актером, который подходил к роли, как никто другой, – удивительным Эдди Марсоном, являющимся одним из лучших актеров в современной Британии. Он понял, прочувствовал мое видение – и понял, о чем был тот очень острый и личный сценарий.

А еще Эдди владеет множеством техник, действительно природным даром, а также способностью общаться с камерой и зрителями, казалось бы, не делая ничего. Может, когда-нибудь вы посмотрите «Остановившуюся жизнь» – знайте, в этом фильме ничего не происходит. Это как если бы показывалась жизнь из фильмов Ясудзиро Одзу. (Знаете, вам стоило бы помолиться, когда вы упоминаете имя этого великого японского режиссера.). Он гений изображения повседневной жизни через кино. Объемность кинематографа, исполнительского мастерства, постановки, операторской работы – там есть все. Так что перед тем, как снимать «Остановившуюся жизнь», я пересмотрел все фильмы Ясудзиро, не пропуская ни одного из них. А также попросил Эдди посмотреть несколько картин. И когда мы были уже на площадке, я постарался там воссоздать чувство фильмов Одзу – и Эдди играл в том же духе, с теми же эмоциями, которые я переживал, когда писал сценарий. И это сработало. Не могу сказать, что фильм удался, но Марсон там просто великолепен…

Трейлер фильма «Остановившаяся жизнь» (2012)

 

«Жизнь» была несложным в производстве фильмом – в том смысле, что это рассказ об одном человеке, – и связь моя с этим персонажем была чрезвычайно глубокой, потому что я его создавал без какой-либо помощи. И не требовалось прилагать какие-то серьезные усилия на площадке, выстраивать движения камеры – ее было решено вообще практически не передвигать. Конечно, другой секрет съемок – окружить себя на площадке теми люди, которые знают и умеют больше тебя. У тебя должен быть оператор, который имеет гораздо больше опыта, чем ты; монтажер, который умеет, знает больше, чем ты; дизайнер… Да все. И необходимо научить себя чувствовать достаточно комфортно со всеми этими людьми. Если кто-то имеет собственное мнение – не нужно относиться к этому, как к выражению сомнения к своему твоему собственному, но как к содействию и внесению своего вклада в общее дело.

Конечно, вы работаете над одним проектом. Иногда совершаете ошибки – как у меня было с «Милым другом»«, – когда связываетесь с теми, кто достиг большого успеха или приобрел много опыта, – но это все из-за того, что он/она хотели быть в «другом» фильме. Нужно очень осторожно сотрудничать с такого рода людьми – они могут быть замечательными, но их личные идеи и видение не будут способствовать созданию «вашего» фильма. Осознавайте себя, понимайте свой проект – и, если повезет, – вы найдете финансирование и тех людей, которые поймут, что вы хотите сделать, и помогут это воплотить в жизнь, даже имея свое мнение на этот счет.

Я начал заниматься кино очень поздно. На самом деле нет никаких возрастных ограничений для тех, кто хочет начать снимать. Конечно, определенный жизненный опыт может помочь – не в умении рассказывать истории, но в возможности договориться о помощи с другими людьми. Помните, нельзя снять фильм самому. Хотя бывают и такие, кто может сделать все самостоятельно… Но в большинстве случаев кино – это не «я», а «мы». И вам нужно научиться общаться с другими людьми, научиться убеждать остальных делать то, чего бы вам хотелось.

 

pasolini-9

 

Если вы молоды – начинайте читать сценарии, лучшие образцы – как у Ингмара Бергмана, Ясудзиро Одзу, Федерико Феллини – а еще прочитайте всего Чехова! Вы не снимете фильм, не прочитав Чехова! И начинайте писать истории – короткие и длинные – и делитесь ими с друзьями. И когда они прочитают ваши истории – не сценарий, а именно истории – нужно, чтобы они действительно поняли то, о чем вы бы хотели рассказать! Может же быть такое, что то, что вы считаете любовной историей, кто-то посчитает ужастиком. А когда вы напишете свой десятый, пятнадцатый сценарий – может, последний будет достаточно неплох. Тогда уже можно приступать к режиссуре…

   Ну и вам нужно много удачи. Самое важное в кино – удача. Даже больше, чем талант.

ОКОНЧАНИЕ.
См. НАЧАЛО: Уберто Пазолини: племянник Висконти, tea-boy, продюсер мечты

Текст, фото: Михаил и Анастасия Шевелевы
Иллюстрации: постеры к фильмам и кадры со съемок

Смотрите также:
ОМКФ-2016: Виталий Манский о поиске места в реальности
Открытие VII ОМКФ: à la «Сансет бульвар» и поиски И. Бабеля
Предыдущие публикации по ОМКФ от сайта «Бизнес и культура»
Архив рубрики «Кино»

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.


Присоединяйтесь к нам!

new-ikonka-facebook-44x44.png
new-ikonka-twitter-44x44.png
new-ikonka-youtube-44x44.png
new-ikonka-instagram-44x44.png
new-ikonka-google-plus-44x44.png
new-ikonka-vk-44x44.png