Бизнес и Культура

В чем тайный умысел РМК? Часть 2

 Текст  

ПРОДОЛЖЕНИЕ.
Читайте НАЧАЛО:

В чем тайный умысел РМК? Часть 1

Читайте также:
Проект «Медная история»

 5 

В апреле 2017-го РМК заявила о том, что Михеевский ГОК выставлен на продажу через офшор на Британских Виргинских островах (БВО), однако до сих пор не нашлось желающих его приобрести. Ни мифические «китайские инвесторы» (что предрекали некоторые аналитики), ни какие бы то ни было другие компании, включая российские, не заинтересовались этим «новейшим и мощнейшим» ГОКом с петуньями на промплощадке и устройствами, отпугивающими птиц с прудов-накопителей, заполненными ядовито-голубой жидкостью. А время идет…

rmk-sense-2

И вот уже один из конкурентов РМК – ГМК «Норникель» (глава компании Владимир Потанин) объявляет об официальном запуске 31 октября 2017 года промышленной стадии обработки руды и выпуска медного концентрата на Быстринском ГОКе в Забайкалье, который по объему производства меди и серебра полностью перекрывает ожидаемые проектные объемы с Томинского ГОКа.

Кстати, Быстринское месторождение, как и участок Песчанка Баимской медно-порфировой площади на Чукотке, является вторым крупнейшим месторождением медных руд в активах «Норникеля». Кроме того, недалеко от Быстринского ГОКа разворачивается строительство Удоканского ГОКа, принадлежащего холдингу «Металлоинвест» Алишера Усманова.

Основными потенциальными покупателями продукции из трех месторождений – Удоканского, Быстринского, Томинского – являются страны Юго-Восточной Азии, Китай, арабские страны, которые будут работать с теми, кто быстрее выдаст необходимую продукцию и займет свободную нишу в рынке. Сегодня всех опережает «Норникель», который планирует начать отгрузку продукции уже в нынешнем году, а запуск второй очереди и выход на полную мощность намечен в 2019-м. И следом уже «Металлоинвест» запускает Удоканский ГОК и занимает свою весомую долю в медном рынке. Ну а запуск Томинского ГОКа планируется в 2022-2023 годах, когда основные конкуренты выйдут на проектные мощности и просто не дадут Алтушкину даже отбить свои инвестиции.

Читайте также:
Обращение в Администрацию Президента РФ

 6 

В связи с занятостью медного рынка мощными игроками трудно рассчитывать на необходимое кредитование Томинского проекта. Очевидно, что РМК проигрывает конкурентам в себестоимости продукции и логистических затратах на доставку медного концентрата до иностранных потребителей, поскольку внутри России потребителей продукции Томинского ГОКа просто нет!

Естественно, возможные кредиторы оценивают свои риски сугубо из экономических соображений. При малом запасе по рентабельности перспективы сбыта становятся весьма неопределенными и даже, по сути, нереальными. Поэтому и невозможно убедить серьезные банки в предоставлении РМК кредитной линии, рассчитанной на время реализации проекта ТоГОКа – на 25-30 лет…

В конце 2016-го РМК отчасти скорректировала свою финансовую отчетность, обозначив небольшую прибыль у 8 из 11 российских компаний, однако текущих денежных потоков внутри российского кластера компании явно недостаточно для обеспечения новой кредитной нагрузки. Просто физически не хватает средств. Например, в октябре 2016 года РМК продала австрийской «дочке» ВТБ свои новые трехлетние облигации на сумму 300 млн долларов, которая полностью ушла на рефинансирование текущей деятельности. При этом на развитие новых направлений бизнеса ничего не поступило, и эти 300 млн были «съедены» без остатка. Денег не хватило даже на то, чтобы выкупить Челябинскую угольную компанию (ЧУК). И теперь вообще никакие перспективы на эту сделку не проглядываются.

Интересна история с алтушкинскими офшорами. 2 октября 2017-го правительство РФ принимает «судьбоносное решение» о нежелании переводить под российскую юрисдикцию 300 крупнейших компаний. На следующий день публикуется сообщение, что офшорная зона на БВО выходит из «черного списка» Федеральной налоговой службы (ФНС). А ведь, по некоторым оценкам, около 20% всех офшорных денег в мире (!) отмывалось именно через финансовые системы этих островов.

И теперь все действия и транзакции, проходящие через БВО, самый закрытый офшор в мире, будут открыты для надзорных органов и служб РФ. С определенной периодичностью ФНС, Росфинмониторинг и Финансовая разведка будут получать полный отчет о действиях всех лиц, проводящих операции через офшорные компании.

Практически это означает следующее: если становятся известными лица-бенефициары и счета отмывочных контор, то не составляет особого труда отследить операции как на входе, так и на выходе. Ценность офшора на БВО была именно в его «закрытости», что позволяло «разорвать» цепочку отслеживаемых платежей и скрыть информацию о конечных бенефициарах. А сейчас эта самая «ценность» утрачена. Поэтому РМК вынуждена перегруппироваться в работе с офшорными компаниями, чтобы найти новые «запасные аэродромы», юрисдикции которых еще неподконтрольны российским надзорным ведомствам и финансовой разведке.

Читайте также:
Медная предыстория

 7 

Забайкалье. Схема орографии

В сложившейся на медном рынке ситуации возникает резонный вопрос: если сейчас Потанин опережает конкурентов, то каково настроение у г-на Усманова и чем ему может быть полезен Алтушкин, которому в апреле сего года Алишер Бурханович предложил долю в разработке Удоканского месторождения? Я полагаю, Алтушкин мог быть полезен только деньгами. Как бы мощно ни выглядела компания «Металлоинвест», но и ей нужны деньги и передовые технологии добычи и переработки медной руды. А поскольку у Алтушкина денег нет, то и его вход в Удоканский проект в подвешенном состоянии.

Время идет, Усманов не будет ждать бесконечно. Рабочий проект Удоканского ГОКа завершится в 2018 году. Усманов уже вложил 26 млрд рублей в подготовку инфраструктуры, а именно в железную дорогу и административно-бытовой комплекс, который будет сдан в декабре 2017-го. В следующем году заканчивается реконструкция аэропорта в селе Чара, и «Удоканский экспресс» начнет набирать обороты. Пока у Алтушкина еще есть шанс вскочить в его последний вагон, но нет денег на счастливый билет.

Чтобы Алтушкину войти в Удокан, ему необходимо продать самый ликвидный актив – Михеевский ГОК, но по имеющимся данным на него еще нет документов о вводе в эксплуатацию и нет закрепленной санитарно-защитной зоны. Кроме того, надо продать два «токсичных актива» – ЗАО «Карабашмедь» и АО «Томинский ГОК», что в принципе маловероятно. Тому же Усманову не интересны ни Карабаш, ни Кыштым. Скорее всего, «Карабашмедь» ждет судьба старого комбината «Норникеля» в Норильске, закрытого в октябре 2016 года.

Владимир Потанин десять лет вкладывался в приближение технологически устаревшего никелевого завода к современным экологическим стандартам – но «не в коня корм». А ведь были потрачены несметные миллиарды! В результате пришлось модернизировать цеха на Надеждинском металлургическом заводе, который, увы, так же продолжает загрязнять окружающую среду. В сентябре 2016-го на пульпопроводе Надеждинского метзавода случился очередной, пятый по счету, прорыв за последние четыре года.

Подписывайтесь на обновления сайта «Бизнес и культура» в соцсетях!

new-ikonka-facebook-44x44.png
new-ikonka-twitter-44x44.png
new-ikonka-youtube-44x44.png
new-ikonka-instagram-44x44.png
new-ikonka-google-plus-44x44.png
new-ikonka-vk-44x44.png
Последствия прорыва пульпопровода на Надеждинском метзаводе под Норильском

Вот так мы своими руками убиваем Россию…
Последствия прорыва пульпопровода на Надеждинском метзаводе под Норильском

А еще у «Норникеля» есть дочерняя Кольская горно-металлургическая компания и комбинат на Кольском полуострове по добыче сульфидных медно-никелевых руд и производству цветных металлов. Вот те причины, на основании которых можно утверждать, что «Карабашмедь» невозможно реанимировать.

Читайте также:
«Источник власти – народ!» Комментарий редактора

 8 

Очевидно, что сейчас Алтушкин идет ва-банк и пытается на свои деньги продолжать начатое строительство. Однако для обеспечения вскрышных работ и проч. крайне необходимо интенсифицировать финансирование. При том что в внутри страны резко усложнилась экономическая и политическая ситуация, а внешний рынок основательно оккупирован конкурентами. Плюс ко всему – просто нет денег и невозможно открыть кредитные линии с российскими банками, ну а об иностранных инвестициях и кредитах и думать нечего.

Убежден, что Алтушкин совершил свою главную стратегическую ошибку, начав в июне рубить лес и рыть землю в Томино. Теперь он как бы по уши влез в это дело, хотя было бы лучше (и дешевле!) за него не браться. Поэтому сегодня приходится вваливать деньги – быстро и много, чтобы примерно за полгода успеть что-то сделать и убедить банкиров, будто в проект вложено 25% от всего объема инвестиций. Эта сумма составляет порядка 300 млн долларов – весьма немалые деньги, которых у РМК нет на балансах российских предприятий.

И вообще у РМК дела обстоят ни шатко ни валко: «Уралгидромедь» находится в предбанкротном состоянии и с апреля 2016-го отвечает по долгам своим имуществом; банк УБРиР не докапитализирован на 4,5 млрд руб.; строительство «РМК-Арены» в Челябинске за 5 млрд руб. не началось; нет сообщений о строительстве «башни РМК» в Екатеринбурге с английским дизайн-проектом стоимостью 1 млрд руб. Кроме того, в сентябре ЦБ России информировал, что ВУЗ-банк (дочка УБРиР) попал в список 16 банков, нарушивших нормативы.

Следовательно, надо ждать отзыва лицензии, тем более, что действия акционеров внутри самого УБРиР давно вызывают вопросы надзорных органов и ЦБ. Таким образом, финансовое состояние обоих банков вызывает серьезные опасения. Кстати, с точки зрения текущего финансирования ТоГОКа банк УБРиР может быть только оператором по подрядчикам и компаниям второго уровня, но он в принципе не может выдать основополагающий кредит на развитие. Требуемый миллиард долларов на дороге не валяется – даже для Сбербанка, Газпромбанка и ВТБ это весьма значительная сумма. А кредит для обеспечения импорта технологического оборудования должен быть выдан исключительно в валюте.

Читайте также:
Лесная история

 9 

Моя прелесть...

Моя прелесть…

Моя гипотеза заключается в том, что Алтушкин в первую очередь заинтересован в добыче металла, изначально сокрытого и неучтенного в госбалансе, и его полулегальном вывозе за границу на аффинажное производство в Китае, Индии или Пакистане, а дальнейшая реализация чистых металлов должна производиться через офшоры… Такова, на мой субъективный взгляд, суть бизнес-идеи РМК, а разбираться в ней предметно должны следственные органы.

Специалисты СПЧ настойчиво пытали меня: ну почему Алтушкин так вцепился в Томинский проект, несмотря на его вопиющую абсурдность? И я пробовал объяснить, что сейчас необходимо проверить изначальные пробы меди, золота, серебра и редкоземельных металлов, положенные в основу проекта. Не исключено, что еще на стадии регистрации этих проб были внесены ложные сведения для составления заниженных данных по концентрациям и объему руды для учета на госбалансе.

Хорошо известно, что под Пластом и Челябинском пролегает месторождение жильного золота (а не только бедное медно-порфировое, рассыпанное в прах). Возникает вопрос: почему в 2015-м была произведена доразведка по левому и правому крылу от первоначального участка добычи? Скорее всего, потому что – согласно данным советских геоизысканий 1960-х годов – золотая жила «расходится по рукавам» именно в районе Томино. И тогда становится ясно, почему в два раза была увеличена общая площадь разработки месторождения!

Кстати, как я понимаю, именно поэтому была прервана дальнейшая работа компании «Южуралзолото» Константина Струкова, за банкротством которой, вероятно, есть очевидный интерес Алтушкина. Ну а г-ну Струкову ничего не остается, как сосредоточиться на угольных активах в Кузбассе, где он продолжает покупать шахты с высококачественным коксующимся углем.

Между прочим, самому Струкову так и не удалось остановить неучтенную добычу золота на Дарасунском руднике в Забайкалье. Наконец, там случилась забастовка голодающих работников, стали разбираться, и тут уже Президент России узнал некоторые пикантные подробности. После этого Струков был вынужден спешно продать рудник в 15 раз дешевле, чем покупал! А теперь ему придется продать и ЧУК, и «Южуралзолото», и, может быть, последние портки.

Поэтому сейчас всем заинтересованным сторонам надо спокойно разобраться с документами по пробам в Томинском месторождении медно-порфировых руд и поискать возможные фальсификации в данных при постановке на госбаланс. И тогда станет предельно ясно, какие металлы и каким образом – учтенным или неучтенным – планируется добывать на Томинском ГОКе и кто именно снимает все «сливки» и вершки, а кому останутся мизерные налоговые отчисления, на века загубленная природа и тысячи преждевременно ушедших из жизни ни в чем не повинных жителей Челябинской области…

Читайте НАЧАЛО:
В чем тайный умысел РМК? Часть 1

бк
Фото из архива журнала «Бизнес и культура» и сайта www.miasskiy.ru

Читайте также архивы спецпроектов:
Проект «Медная история»
Проект «Кино»
Проект «Социум И Власть»

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram