Бизнес и Культура

Валерий Востриков: «Честь имею!» (продолжение)

ПРОДОЛЖЕНИЕ. См. НАЧАЛО Валерий Востриков: «Честь имею!»

В 2001 году я был главным тренером сборной России, когда на чемпионате мира в Мюнхене наша команда впервые в истории участия в чемпионатах мира выиграла три золотые медали – Виталий Макаров (73 кг) и Александр Михайлин в тяжелой и абсолютной категориях. А потом мы приехали в Японию с командой «Явара-Нева», в которую входила основная часть сборной страны, включая, кстати, Макарова и других южноуральцев.

Виталий Макаров

Виталий Макаров

Александр Михайлин

Александр Михайлин

И там меня атаковали японские корреспонденты: «Мы хотим с вами поговорить». – «Как долго вы хотите говорить?» – «Минут тридцать…» Но пытали они меня часа три, задавали каверзные вопросы, особенно по подготовке к прошедшему чемпионату мира. «Восток – дело тонкое», как говорил известный персонаж из «Белого солнца пустыни». Поэтому мне пришлось отвечать уклончиво, водить их вокруг да около.

Как я отношусь к японцам? Конечно, с ними интересно – ведь они родоначальники дзюдо. Хотим мы или не хотим, но за одно дзюдо должны их уважать. Уважать и учиться у них мастерству. Да, в дзюдо японцы многое дали всему миру, однако, я думаю, главные секреты они по-прежнему держат в своих руках. А чтобы больше и глубже узнать их мир, нужно суметь погрузиться в него, но не столько с помощью книг и кино, сколько из непосредственного контакта, как бы черпая из первоисточника. И в советское время у нас такой опыт был – наши спортсмены постоянно ездили на стажировки в Японию.

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Киото, Япония

Киото, Япония

Однако в 1990-е годы спортивные отношения развалились, и я выступил с инициативой возобновить сотрудничество. Я тогда тренировал юниоров, был старшим тренером сборной России. На одном из редких турниров в Москве мы встретились с Ясухиро Ямасита, он уже сам не выступал, а был главным тренером сборной Японии. Поскольку я знал английский, меня обычно подключали к работе с иностранцами, и на том турнире я отвечал за контакты с японской командой.

И я обратился к Ямасита с предложением возобновить связи, а для начала привезти сборную России в Японию. Он немного напрягся: «Для чего?» Я ему стал многословно объяснять, насколько важно молодым российским дзюдоистам постигать премудрости классического дзюдо на его родине через собственные ощущения, в тесном контакте с японскими мастерами. И это, безусловно, будет способствовать популяризации дзюдо и в России, и вообще в мире…

Борис Ротенберг и Валерий Востриков. Япония

Борис Ротенберг
и Валерий Востриков.
Япония

В. Наталено, Б. Ротенберг, В. Востриков. Киото

В. Наталено, Б. Ротенберг,
В. Востриков. Киото

Ямасита внимательно посмотрел на меня: «Интересно…» Тогда я спросил: «Что нужно сделать для организации такой поездки и какими финансами мы должны располагать?» – «Если вы хотите приехать тренироваться в Кодокан, то проживание, питание и прочее для одного человека будут стоить около 80 долларов в сутки». А для нас в то время это были сумасшедшие деньги! И я стал думать: как бы это устроить…

Помогло то, что несколько дней до и почти целую неделю после турнира в Москве мне пришлось много общаться с японцами. Я помогал им решать какие-то бытовые проблемы, находясь с ними в гостинице, возил их на экскурсии по Москве и т.п. Незадолго до отъезда Ямасита сам завел разговор: «Мы подумали и решили: ты очень много помогал нам во время турнира, и за такое доброжелательное отношение мы хотим помочь тебе в организации вашей поездки в Японию. Давай сделаем так: ты напиши письмо в японскую Федерацию дзюдо, а уж мы там сами как-нибудь продвинем это дело. И когда у нас будет тренировочный сбор, то вы на него сможете приехать – мы вас примем бесплатно». Вот такие дела – все ведь строится на личных отношениях.

Не откладывая дела в долгий ящик, я составляю письмо, в котором подробно расписываю план нашего сотрудничества на четырехлетний олимпийский цикл: мы своих спортсменов к ним посылаем, они – своих. Ямасита прочитал и говорит: «У нас нет никаких олимпийских циклов, а есть круглогодичная многолетняя подготовка. Если японского дзюдоиста разбудить среди ночи и спросить: «Ты готов биться за звание чемпиона мира?» – он ответит: «Хай! То есть – да». Поэтому письмо надо переделать».

Я все исправил, снова показываю, и Ямасита соглашается, мол, письмо можно отправлять, и предупреждает о японской бюрократии: «Когда в федерации получат письмо, то наверняка сделают паузу, потом позовут нас и начнут выяснять, что вот такая-то русская молодежная команда хочет приехать потренироваться с нами, а они нам нужны? И тут мы им ответим, что нам было бы интересно посмотреть на русских: что они могут, на что способны, – поэтому пусть приезжают. И когда вы к нам приедете первый раз – мы посмотрим, кто вы, что вы? И потом уже будем решать, контактировать с вами или нет…»

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Ясухиро Ямасита

Ясухиро Ямасита

Наконец, мы получаем приглашение и отправляемся в Японию. Перелет утомительный, длительный – около 10 часов. Прибыли утром, добрались и расселились в гостинице около полудня по местному времени. Появляется Ямасита и с порога заявляет: «В четыре часа – тренировка». Я пытаюсь возражать: «Ребята устали после долгого перелета». «Тренировка в четыре часа», – повторяет Ямасита. «Давай завтра, пусть ребята отдохнут…» – «В четыре часа я вас жду». И ушел.

В четыре мы были на тренировке. У меня в сборной был один очень талантливый парень из Волгограда – Алексей Михалев. Смотрю, он выходит на схватку с первым номером японской команды Фуджито (а для японцев это был один из этапов подготовки к чемпионату мира) и уже на третьей секунде поднимает японца на «третий этаж», да как хлестанет!

Хитоши Сайто

Хитоши Сайто

В это время я был на противоположной от японских тренеров стороне зала. Они мгновенно собрались, загудели по-своему, потом смотрю – бежит ко мне Окада (двукратный чемпион мира, один из тренеров, работавших тогда с Ямасита ): «Валерий, это кто?» Я прикинулся, что не понимаю, о ком речь. Он показал. Я продолжаю лукавить: «Да, это Леша Михалев, а что такое?» – «Какой у него результат?» – «Он чемпион России – в 18 лет выиграл». – «Среди юниоров?» – «Нет, среди взрослых». – «Так он первый номер в России!?» – «Нет, не первый, а где-то номер четвертый-пятый». – «Да-а-а? Тогда какой же у вас первый номер!?» – «Не знаю…»

На третий день совместных занятий Ямасита пригласил тренеров нашей команды в ресторан и произнес такой прочувствованный тост: «За профессиональную российскую команду, за профессиональных тренеров и спортсменов. Отныне ворота в Японию для вас открыты навсегда».

Клуб Дзюдо на учебно-тренировочном сборе в Цахкадзоре

Клуб Дзюдо на
учебно-тренировочном
сборе в Цахкадзоре

Вот так мы получили вотум доверия у японских дзюдоистов. С тех пор и по настоящее время мы постоянно сотрудничаем с ними. После Ямасита главным тренером японской команды стал Хитоши Сайто. Они оба были выдающимися спортсменами и тренерами национальной сборной. Мне довелось видеть их в работе. Но какие же они разные!

Ямасита, к примеру, если ему нужно было поговорить с кем-нибудь из воспитанников, приглашал его, что-то объяснял, потом следовал ритуальный поклон – и они расходились. Иное дело Сайто. Он подзывал спортсмена, что-то бурно ему объяснял, потом – раз! – ему подзатыльник! И снова втолковывает, и снова подзатыльник, тот только робко кивал: «Хай-хай», то есть «Да, да, я понял, понял». После чего Сайто разворачивал бедолагу, давал ему пенделя под зад – и на этом внушение заканчивалось…

Такой вот разный педагогический подход: у Ямасита – через интеллект, у Сайто – через «палку» и «заднее место». Ну, у разных людей могут быть разные «сигнальные системы». Правда, сейчас «метод Сайто» встречается реже. Впрочем, японские спортсмены и на такие подходы не обижаются: раз тренер отдубасил – значит, видит ученика. И очень жаль, что этот выдающийся мастер ушел из жизни в прошлом году. Вечная ему память!

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Ясухиро Ямасита приезжал в Челябинск на чемпионат мира, мы с ним хорошо пообщались, у нас по-прежнему добрые отношения. Ямасита – воспитанник университета «Токай». Этот университет – своего рода «родовое поместье» семьи Мацумаэ. Бывший ректор университета и президент Международной федерации дзюдо в 1979-1987 годах Сигеёси Мацумаэ (1901-1991) был патроном у Ямасита, воспитал его, много дал ему не только в спорте, но и в плане духовного развития.

И сам Мацумаэ был интереснейшим человеком, водил дружбу с виднейшими людьми своего времени из разных стран мира. Именно он установил отношения между университетом «Токай» и Московским государственным университетом. Контакты эти поддерживаются до сих пор, происходит обмен делегациями и студентами. Мацумаэ вселял в окружающих одну мысль: нужно быть человеком мира, надо быть выше политики. И Ямасита ровно такой «человек мира». И в свою очередь он в таком же духе воспитывает своих учеников.

Как это бросалось в глаза, когда на трибунах «Трактор-арены» многочисленные японские болельщики во время успеха нашего борца откладывали свои флажки и дружно доставали российские триколоры и приветствовали русского! В этом их принципиальное отличие от наших болельщиков, которые японскими флажками не машут. Что делать, это показывает уровень нашей культуры и воспитания. «Романтизма не хватает…» – как сказал знаменитый Георгий Вицин устами своего героя в фильме «Не может быть!».

Ситуация не поменялась – наши чужими флажками махать не будут! Кстати, у французов такие же «изысканные» манеры: если кто-то что-то красиво сделал на татами – они обязательно приветствуют. Людям, разбирающимся в дзюдо, просто интересен сам процесс борьбы: они вне политики, а политика – вне спорта. И настоящие болельщики всегда будут болеть за красивую борьбу. К сожалению, наши этим не отличаются. Они оживляются только при виде российской команды. Это удручает.

 

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам!

f
tw
you
i
g
v