Бизнес и Культура

Виктор Бетанов, Советский Союз!

Улыбка чемпиона

Улыбка чемпиона

Виктор Бетанов – ярчайшая страница в истории южноуральского дзюдо. Да, наверное, звездный спортивный путь Виктора получился короче, чем мог бы быть, но по плотности и выразительности его содержания он был бесподобен.

Бетанов являлся подлинным кумиром советской молодежи семидесятых годов прошлого столетия – то есть не умело вознесенным на искусственный Олимп государственными, спортивными деятелями или бойкими журналистами, а именно истинным героем. Потому что на мировом татами побеждают только выдающиеся атлеты, способные к спортивному подвигу.


Даже по звонку генерального секретаря Политбюро ЦК КПСС, многократного Героя Советского Союза Л.И. Брежнева наш двадцатилетний борец не смог бы победить на чемпионате мира 1974 года в Рио-де-Жанейро! Бетанов – победил! Победил потому, что в его человеческом фундаменте были могучие предки, что рос он в благодатном краю, что жизнь свела его с замечательными тренерами и атлетами, что в решительный миг выбора своей спортивной судьбы он предпочел именно челябинскую школу, и Южный Урал стал для него навсегда родным и любимым.


Ниже публикуются воспоминания Виктора Бетанова от первого лица. Живая речь позволяет в наиболее полной мере передать самые характерные черты этого феноменально одаренного атлета…

viktor-betanov-otbivka-3
…Есть у меня фотография деда по отцу, который погиб на войне. Он был очень здоровый мужик из осетинской деревни Лескен. В старые добрые времена участвовал в кулачных боях и однажды кулаком убил человека… Но никакой кровной мести – бой был честный. Он отличился в Сталинградской битве – подвиг какой-то совершил, и ему дали отпуск. Но времени ему хватило только приехать домой, поздороваться с родными – и пришлось разворачиваться назад. Немножко опоздал в часть – и его сразу направили в штрафбат. В первой же атаке дед погиб. Вот такая история.

А мой отец – профессиональный военный, офицер, он окончил Харьковское военное авиационное училище связи. Там же учился и мамин брат, они подружились, а после окончания училища оба вернулись домой в Осетию, где отец познакомился с сестрой друга, которая и стала моей мамой. Родители поженились, отца отправили по распределению служить в Западную Белоруссию, там я и родился в 1954 году в городе Желудок Гродненской области.

Когда мне исполнился годик, мы с крайней западной точки нашей необъятной родины перебрались на ее восточную окраину – на Курилы. И жили именно на тех островах, на которые посей день претендует Япония, – Кунашир, Шикотан… Отец служил начальником связи военного аэродрома. Два моих младших брата родились на островах. В детстве я был здоровеньким мальчиком, не болел. Может, потому, что с рождения ко мне была «приставлена» коза. Я рос на козьем и мамином молоке, которая кормила меня грудью лет до двух. И сейчас всем рекомендую – если есть возможность, детей нужно подкармливать козьим молоком. Мне готовили на нем и кашу, и супчик, и всё-всё.

Прожили на Курилах около шести лет и вернулись во Владикавказ, где в 1961-м пошел в школу. После седьмого класса вырос на 14 сантиметров за лето – провел его в горах в деревне у бабушки, а родители мне приготовили было одежду к школе… Не подошла. Кстати, та бабушка была по линии отца, по которой мои предки были деревенские – все здоровые, мощные. Зато в мамином роду в основном была городская кавказская интеллигенция – вплоть до докторов наук. Ее сестра, моя тетка, окончила школу с золотой медалью, мама тоже была отличницей, а их отец, мой второй дед, занимал в Осетии высокие посты.

viktor-betanov-otbivka-3

В школьные годы перебрал много спортивных секций. Поначалу записался в тяжелую атлетику, но помешал рост, и он же, наоборот, помог мне в фехтовании. Я левша, худой, высокий, руки длинные, поэтому фехтовал хорошо, результаты быстро росли – я начал побеждать куда более опытных соперников. Кстати, в фехтование мы с друзьями подались после фильма «Три мушкетера», который нас взбаламутил, и все пацаны решили непременно научиться фехтовать.

Но потом вышел фильм «Гений дзюдо», да еще во Владикавказе состоялась матчевая встреча СССР-Япония, причем на футбольном стадионе. А как раз в шестом классе я записался в борьбу, потому что мне старшеклассники в школе наваляли. Сам-то я был спокойным, недрачливым, но тут, после той драки, меня заело и… подался в самбо. Правда, тренер по фехтованию спохватился, долго меня уговаривал остаться, не хотел отпускать, но борьба так увлекла, я буквально зафанател. Моим первым тренером по борьбе был Николай Васильевич Лысенко. Я его глубоко почитаю, мы до сих пор общаемся друг с другом.

И вот начал заниматься самбо: выиграл область по младшим юношам, потом республику, а первое выездное соревнование было РОС «Динамо» по юношам в Липецке. Это уже в 1968-1969 годах. Боролся в тяжелом весе по юношам – свыше 79 кг, а у меня было под 85 кг. Конечно, конкуренция поменьше, чем в средних и малых весах, но все равно победить надо было суметь… Выиграл свое первое РОС «Динамо», а потом еще школьником выиграл ЦС «Динамо» в Риге. И с 1969-го у меня пошли стабильные результаты, в 70-м выиграл чемпионат России по юношам и так далее…

Динамовцы в строю

Динамовцы в строю

В ту пору самбисты частенько съезжались в Липецк, со всех областей и краев там собирались. И именно в Липецке я познакомился и подружился с челябинскими ребятами: Сашей Копотиловым, Валерой Федоровым, Толей Крутиковым, Володей Ишмуратовым, Сергеем Прониным, Геной Ившиным… Гена весной 70-го стал в Бордо чемпионом Европы по дзюдо. Помню, приехал он на РОС «Динамо» в кимоно, раздевается, ходит, такой крутой, а мы все простые: в трусах, в самбовках. А еще тренер у челябинцев был колоритный – Харис Юсупов…

А в начале 71-го состоялся Всесоюзный турнир по дзюдо в Москве. Это был целенаправленный отбор перед чемпионатом Европы в Неаполе. Вот тогда я впервые в жизни надел кимоно, занял третье место, а на сборы не вызвали, видимо, потому что жил тогда еще во Владикавказе, на периферии, так сказать. В том же году прошел чемпионат России по самбо в Туапсе, где опять было много челябинцев: Копотилов выиграл в легком весе, а я в тяжелом. И там, в Туапсе, ленинградский тренер Анатолий Рахлин предложил мне после окончания школы поступить без экзаменов в Ленинградский горный институт на геологический факультет. Я задумался, настроился, потому что мой тренер в Осетии Николай Лысенко был простой парень – он не мог решить вопрос с институтом и советовал мне поступать на общих основаниях. А какие у меня были основания? Я же только и делал, что тренировался и выступал… И вдруг Рахлин с таким серьезным предложением…


Но тут вмешался Харис Юсупов, он, видимо, почувствовал, что я уже на чемоданах. Не знаю, что у него на уме было, может, он прикинул, что Челябинску придется бороться с Ленинградом… В общем, он попросил своих ребят повлиять на меня: мол, незачем ему Питер. Да и сам я подумал – а чего мне в Питер ехать, никого там не знаю, а тут друзья настоящие, ведь уже не один сбор провел с челябинцами. А они еще приговаривают: ты что тут думаешь, у нас такие девчонки, озера, горы, леса!.. Ну, вот так я и оказался в Челябинске…


Решился, по-быстрому собрал документы, передал их Александру Васильевичу Брюханову, и мы поехали на юношеский Союз по самбо в Одессу. Там меня сильно прихватили – занял только третье место. Оттуда все хором прилетаем в Челябинск, а тут температура +6! Это конец августа 1971-го! И я, красавец, в летних брючках и белой рубашечке… а тут шли вступительные экзамены в вузы, близилась осень… Первое время жил у Юсупова, тогда его сыновьям Морису и Марселю было 4 и 2 годика. Потом перебрался в институтское общежитие, где прожил год…

viktor-betanov-otbivka-3

Когда приехал в Челябинск, то я даже не был мастером спорта, только кандидатом. В то время мы боролись примерно в равных долях и по самбо, и по дзюдо. Через короткое время на Всесоюзном турнире среди взрослых в Рыбинске я занял второе место, будучи еще юношей. Даже вырезка газетная сохранилась. Мне приз дали как самому юному участнику. В финале проиграл Толе Трофимову, но зато выполнил норматив мастера спорта.

Вернулись в Челябинск – и началась череда чемпионатов и турниров. Самбо-дзюдо-самбо-дзюдо… Я часто выигрывал с «нулем». В 1972 году выиграл чемпионат страны по юниорам, с Васей Шестаковым в финале бился. Правда, потом в Казани проиграл ему – был травмирован. А вообще турниров тогда была масса, все не вспомнить, тем более что боролся одновременно и по юниорам, и по взрослым, и в самбо, и в дзюдо. В 72-м выиграл Союз в Электростали с «нулем», в том же году еще что-то было, а в 73-м стал призером чемпионата СССР по дзюдо и вошел во взрослую сборную страны в 19 лет.

Все наше мастерство в основном приобреталось в соревнованиях, такое шло накатывание, набарывание: соревнования-сборы-соревнования-сборы. Турниров сверх меры, но и тренировались тоже капитально: у меня хорошая база закладывалась, правда, потом уж я немножко сачковать начал… Александр Васильевич больше с нами самбо занимался, а Харис Михалыч осуществлял общее руководство и считался моим личным тренером. Со всеми наставниками у меня были ровные отношения. Сам я человек неконфликтный… конечно, пока меня не «достанут».

Отдых в Крыму

Отдых в Крыму


В 1973 году мы с Толей Семеновым стали чемпионами Европы по юниорам в Бельгии в городе Остенде. И сразу стали «международниками». Челябинские власти расчувствовались и дали нам с Толей однокомнатные квартиры. Мы оказались в одном подъезде с Геной Ившиным и Славой Кудзиевым. Гена накануне женился и получил двухкомнатную. Кстати, в 73-м на Европе в сборной страны международником был только Олег Вакуленко. Он выходил такой важный: юниор – и уже мастер спорта международного класса! Но и мы были не лыком шиты.

Еще до Бельгии я несколько раз выступал за рубежом: выиграл турнир «Дружба» в польском Кошелине, а в самом начале 73-го оказался в Японии на матчевой встрече «Россия-Япония» среди взрослых. Я тогда только первый год по юниорам боролся. Сборную России тренировал Федор Иванович Ионов, а Юсупов поехал ему помогать. А еще с нами был легендарный диктор Юрий Левитан – я даже пообщался с ним лично. В моем весе мне подфартило – свою схватку у Сато выиграл. Это был очень сильный борец, один из лидеров сборной Японии, я ему по ходу проигрывал, но сумел поймать на болевой прием. А сама Япония как страна потрясла меня до основания. Там ведь в 1972-м прошла зимняя Олимпиада в Саппоро, и мы жили в олимпийском пресс-центре – до сих пор вспоминаю. Сорок лет прошло, а нам до той Японии начала семидесятых – как до Китая пешком. Все русские были в шоке…

Когда после Бельгии мне дали квартиру, тут я и женился. Это был 1974 год – тоже важный для меня. Правда, всех турниров, вроде ЦС-ов, не припомню, но в Риге на взрослом чемпионате СССР стал третьим. А главное, конечно, чемпионат мира по дзюдо в Бразилии, в Рио-де-Жанейро! Я там стал первым советским чемпионом мира, правда, по юниорам. А «взрослый» чемпионат мира первым из наших выиграл Владимир Невзоров в 1975-м в Вене, где я был третьим…

Понятно, что Бразилия не могла не потрясти. Первое, что поразило, – самый большой в мире стадион Маракана вместимостью до 200 тысяч! Хотя снаружи он не кажется таким уж большим, но внутри – бездна! Кстати, рядом с ним есть еще арена поменьше, как у нас в Лужниках… Ну и сами бразильцы очень занятные, это совсем другие люди, они сильно отличаются от европейцев…подвижные, пластичные, постоянно барабанят, танцуют, кричат… Но беда в том, что особенно-то не пообщаешься – с нами постоянно крутились гэбэшники. Очень жестко отслеживали: разминка-тренировка-схватки… и вся любовь!

Наши в Париже

Наши в Париже

Мы молодые, красивые – идет парад-открытие. И рядом девчонки потрясающие выстроились – из местного спортивного университета. Одна держит транспарант, другая – флаг. С ума сойти! А наш Игорек из Липецка хорошо знал английский, и, пока шло построение, он с ними объяснился, и эти девчата стали болеть за нас. Тут и схватки начались – я всех быстро раскидал и стал чемпионом. Девушки ко мне: «Вау-вау!» Мы только с ними начали договариваться – и тут гэбэшник как из-под земли… будто стена между нами выросла! Правда, потом нам, призерам и чемпионам, устроили показательные выступления в томсамом спортивном университете. Девчонки машут нам с трибун: «Привет, привет!» И вот объявляют про огромный гала-банкет – мол, можете приглашать кого угодно. Мы только к девочкам рванули – и опять гэбэшник: «Попробуйте только!» Караул!..

Но зато мы попали на самый финальный банкет, там больше сотни стран было представлено. Русские единственные оказались из стран соцлагеря, ну, может, еще поляки или немцы затесались. И вдруг на подиум выходят стриптизерши – ух, какие! Все вскочили на стулья, столы… А нам опять: «Сидеть!» – Мы сидим. – «Сидеть!» – Мы сидим… Зато Аэлик (он боролся до 80 кг, его отец был директором компании «Мерседес» в Австрии), у которого был свой кабриолет, хватает одну танцовщицу на руки – и в машину. Вроде бы в шутку-полушутку – но раз-раз… А мы все – «сидеть», руссо-туристо, облико морале, шаг в сторону – расстрел… Такая вот печальная история о любви.


А вообще, Бразилия, Рио-де-Жанейро – это красота. Тогда – сорок лет назад – там было спокойно, а сейчас, говорят, захлестнула преступность. Туристам не советуют самостоятельно передвигаться, зато мы в свое время ходили – и никаких проблем не было.

viktor-betanov-otbivka-3

В 1975 году я вовсю выступал во взрослой лиге. В то время на виду был Андрей Цюпаченко – он из юниоров сразу перешел во взрослую сборную страны. Это было круто. И ему удалось поехать на чемпионат мира. Мы входили в молодежную сборную, но попасть в основную команду было очень трудно, а мне повезло: я оказался на чемпионате мира в Австрии, который проходил в Вене, в знаменитом спортивном дворце – Спортхалле, где часто проводились чемпионаты мира по фигурному катанию.

Юниорскую сборную тренировал Александр Васильевич Лукичев, а тренером взрослой сборной был Владлен Михайлович Андреев. Порядок был строгий, жесткий. Андреева все боялись, уважали, он никогда не орал, говорил просто, спокойно и по праву считался великим психологом, стратегом.

Сборная В.М. Андреева

Сборная В.М. Андреева

Потом в сборную пришел Борис Павлович Мищенко, полковник из ЦСКА с командным голосом, но его вообще никто не слушал. А в присутствии Андреева, бывало, муха пролетит– и ее слышно, все борцы стоят перед ним, внимают… Но его убрали – какой-то заговор был против Андреева, хотя результаты у него были великие.

Именно с Андреевым на чемпионате мира 1975 года мы завоевали шесть медалей. Владимир Невзоров стал чемпионом мира, Валерий Двойников и Сергей Новиков взяли «серебро», а Рамаз Харшиладзе, Шота Чочишвилии я были третьими. А в 76-м опять же с Владленом Михайловичем сборная СССР на Олимпиаде в Монреале выиграла пять медалей в пяти весовых категориях! Невзоров – чемпион в 70 кг, Двойников – серебряный призер до 80 кг, Харшиладзе – серебряный до 93 кг, Новиков – чемпион в тяжелом весе, Чочишвили – бронзовый в абсолютной категории. Два «золота», два «серебра» и «бронза». Извините!..Но я на Олимпиаду не попал. Этот момент самый больной для меня.В 75-мна чемпионате страны в Москве я был вторым, проиграл Харшиладзе, он потом и поехал на Олимпиаду…


В мае 1976-го (а Олимпиада была в августе) на чемпионат Европы в Киеве наши выставили три состава. Заканчивался олимпийский цикл, в первую сборную вошли: Ившин, Невзоров, Волосов, Харшиладзе и Новиков. Я прикинул, что мне ловить тут нечего. Это убойная команда, которая раздавит любого. Я хоть и был призером венского чемпионата, но понимал, что у Харшиладзе шансов больше, тем более что Андреева за глаза называли «кавказским пленником» – он немножко был под грузинами. Ситуация такая, что в сборную СССР из пяти человек никак не возьмут двух челябинцев: Ившина и Бетанова. Ну нереально! Столько республик – и Грузия, и Белоруссия, и Украина…

И вот едем мы на чемпионат Европы в Киев, и начинается самое интересное. Я, так сказать, уже на полуспущенных тренировался, так себе… Расслабился, не соблюдал режим, думая, что для меня олимпийский сезон закончился. И это была моя большая ошибка в жизни – надо всегда идти до конца, до упора. Вышел на татами – никакой. Против меня англичанин – в партер упали, удержание неполное. И тут как-то он меня подмахнул – я упал на юко.

Есть захват...

Есть захват…

Слышу: гонг… Я проиграл. Судорожно думаю: «Дайте мне еще 30 секунд, я бы его в партере быстро заломал…» Я не расстраивался, не переживал – ну проиграл и проиграл. И что потом? В День Победы, 9-го мая, выходят наши, выходят французы – и Гена Ившин проигрывает, Володя Невзоров – выигрывает, Леша Волосов – чисто проигрывает. Рамаз Харшиладзе выходит против француза, недовеска, неудобненького такого,– проигрывает. Счет – 3:2. Схватка Сергея Новикова уже роли не играет. А такая команда была!

Кто входил в сборную команду, но проиграл, тех исключили из олимпийских списков. Ившина убирают, ставят молодого Олега Зурабиани, даже не планируя его на медаль вести. А Ившин ведь мог побороться на Олимпиаде! Там в итоге выиграл Эктор Родригес, которого Генка в Челябинске бросал на иппон. При хорошей жеребьевке он мог быть чемпионом, а призером уж точно! Но пролет. Волосова убирают – вместо него ставят Двойникова, дают поощрительную поездку. Медаль не планируют, а он привозит «серебро». А про меня что говорить: «Ну да, Бетанов – да, перспективный, но он даже в тройку на Европе не попал».


Эх, мне бы тогда, единственному из пролетного состава, как-то зацепиться за троечку, стал бы олимпийцем, с медалью. Вот такая хрень случилась… Молодые были… дураки. Олимпийский цикл закончился – мы, челябинцы, сели в лужу. А могли бы прорваться… и Генка мог бы, и я. Но если бы стали чемпионами Европы в Киеве – то Ившин обязательно бы поехал, а мой бы вопрос вообще не рассматривался.

viktor-betanov-otbivka-3

Когда у меня появилась семья, естественно, выстроился другой режим. На тренировки особенно не влияло – все было хорошо. Правда, одну Спартакиаду продул, но, например, на чемпионат России съездить было – как на тренировку сходить.

Лежать!

Лежать!

Тут убирают Владлена Андреева, приходят Борис Павлович Мищенко и Иван Дмитриевич Свищев, с которым у нас такие отношения сложились… Ужас, кошмар! Он был из Электростали…

После окончания института меня забирают в армию, в Елань, где вообще не тренировался. Наконец, командируют в ЦСКА, а там уже сборы заканчиваются. Я ни к чему не готов, а ребята настраиваются на сезон: кто ранки залечивает, кто вес сгоняет. Все Центральные советы на чемпионат в Баку готовились в Москве – «Динамо», ЦСКА, «Спартак»… Свищев, как тренер сборной страны, всех обходит, расспрашивает о планах, меня в том числе. Признаюсь ему, что хочу попробовать в тяжелом весе. Он наезжает: «Ну, смотри, Витя, в тройку не попадешь – из сборной выведу». – «Ну как же так, я только прибыл, нужна акклиматизация. Мне что, на полутяжелый сгонять?» – «А там тебе вообще нечего делать…» Ну тут я и завелся, как включил форсаж – и бегал, и в реке купался, дыхалкой занимался, вес подгонял…

Победа!

Победа!


1977 год, приезжаем в Баку на чемпионат СССР – на следующий день бороться. Вечером пошли в ресторан поужинать. Там еще минеральный источник – водичка холодная, вес сгоняет отлично. Что-то остренькое съели. А тут встречаю Харшиладзе – у него вес нормальный, он винцо попивает, мне предлагает… «За что?»– спрашиваю. Он: «За то, чтобы завтра в финале встретиться». Прихожу в комнату, взвешиваюсь – а у меня вес зашкаливает. Я таблетки: одну-вторую – не идет, я еще две… А когда-то в юности мне хватало и полтаблеточки. Но, наконец, прорвало… Я воду пью – она через меня проливается. И под утро я с боку на бок переворачиваюсь – судороги по спине, как молнии, проходят. А уже юниоры набрали силу – Володя Гурин из Майкопа, Саша Шуров из Курска.

И у меня первая схватка наутро – с Гуриным. Выходим бороться, а он для меня неудобный. В середине схватки чувствую: он влезает в прием – и в этот момент у меня судорогой ногу свело. На размышление – доля секунды: махнуть рукой, остановить схватку – но все равно я бы улетел. Кто потом будет разбираться – махнул рукой или нет. Через судорогу я сделал движение – и произошел разрыв мышцы… сильное растяжение. Хорошо, что в дзюдо соревнования проходят в один день, на другой день нога бы совсем разболелась, а тут в горячке мне ее хорошо растерли, и я снова начал бороться – обхожу одного, второго – и вот уже схватка за выход в финал. Рамаз тоже вышел в финал. Интересно, что на тренировочных сборах я у него выиграл, но он сильный тактик – часто меня ловил на контрударах.

Радость на всех одна

Радость на всех одна

Вышли на ковер – я контролирую его, он – меня. Стоим… еще стоим. Боремся… еще боремся. Остается бороться две с половиной минуты – а судьи уже начали совещаться, как бы нас снять. Два армейца в финале. Это не то…

Тут Мищенко бегает, кричит: «Упадите хоть кто-нибудь!» А я себе думаю: «Ну а чего – Харшиладзе дважды был чемпионом страны, а я еще нет…» Судьи уже два раза останавливали схватку, совещались, снимать нас или нет. Итак, остаются 20-30 секунд – я схватил Рамаза, только чуть потянул и на полпути разворачиваюсь – и бам! Готов. У меня даже сохранились газетные вырезки с рассказом о той схватке – что-то типа: «Мудр не по годам», «Тактической ход»… А Свищев даже не подошел, не поздравил, руку не пожал. Кто мог поверить, что я на одной ноге могу в тройку войти в тяжелом весе? А я стал чемпионом. Ну и по тогдашнему закону все чемпионы СССР едут на турнир в Японию… а Свищев меня не берет.

viktor-betanov-otbivka-3

На чемпионате мира в 1975-м был такой интересный момент. Мне 21 год, в моей подгруппе оказались Дварчинский, Старбрук, Руже, Ивато, Лорентц – у нас тут вообще колотушка обещалась. В итоге за выход в тройку я боролся с англичанином Старбруком, чемпионом Европы, призером чемпионатов мира и Олимпийских игр. Но я на первых секундах бросаю его чуть ли не на иппон. Судьи, посовещавшись, решили выставить ваза-ари.

Три богатыря

Три богатыря

И я всю схватку эту оценку тянул. Остается полторы минуты до конца схватки, и я попадаю на болевой прием, хотя и сам хорошо боролся в партере. Лежу – он мне ломает руку, а я кимоно закусил зубами… Старбрук продолжает – связки трещат, остается 20-30 секунд. Ившин орет, каждую секунду отсчитывает, кричит: «Терпи! Чемоданы я тебе через таможню сам понесу!» Суставы трещат, связки… Остается 15 секунд… Он что-то замешкался, а я вывернулся, освободил руку. Гонг – и я стал бронзовым призером. Возвращаюсь домой, прихожу в спортзал, медаль не снимаю. Невзоров подходит: «Ну, чего?» – «Третий!» – «Да не ври! А что с рукой? Ничего себе! Третий на взрослом мире!» Это была фантастика.

И как раз после того чемпионата мира попадаю в аварию. Рука зажила – после той истории в Вене я еще взрослый чемпионат России выиграл, призером Союза по дзюдо стал в Липецке, где с Гришей Веричевым боролся. Харис бегал тогда, за валидол хватался – по жеребьевке я с Гришей должен был встречаться в первой же схватке. Народу в группе 30-40 человек – а на нас жребий выпал. Я его хватаю за рукав, а он мне ударяет в бок и запускает на пол. Я вскакиваю, ничего понять не могу – и вроде бы на таких несильных движениях и приемах проиграл… Гриша, молодец, вышел в финал чемпионата страны, а я на третьей ступеньке стоял на пьедестале. Это был мой последний Союз. А после него была еще одна Россия – «Россия приколов».

Это случилось в конце 70-х, старшим тренером областной команды и ответственным за выступление на чемпионате России поставили Валерия Федорова, Юсупов отдыхал…

Крутые парни

Крутые парни

Федоров подтянул ветеранов, чтобы команду укрепить. И мы, старперы, собрались и поехали. Был и Витя Овчинников, с которым мы жили в одном номере. Он сгонял вес, а я отказался, решил выступать в тяжелом. Вечером он мне предложил сходить в кино, кажется, на фильм «Экипаж», чтобы, так сказать, не пить, а культурно провести время. Кинотеатр молодежный, рядом кафе, приходим, смотрим – девчонок полный зал… Наутро Федоров приходит к нам в номер, зовет на взвешивание, а мы… никакие. Валера только тихо вымолвил: «Вы как бороться-то будете?»

Первая схватка у меня – толстый такой, молодой борец из Новосибирска. Ко мне его тренер подошел с просьбой: «Вить, ну он у меня хороший, будь поаккуратней». А я вышел на татами, пару движений сделал – и меня как повело… Мы ведь всю ночь гусарили… Я ему пару кока сделал – и все, ничего… Вдруг слышу крик его тренера: «Давай, дави, он сдох – вали его!» Я тут обиделся – и шмякнул молодого борца как полагается. Не кричал бы ему тренер – я б точно проиграл, а как услышал, во мне так все и закипело! Очнулся я уже в финале. Овчинников – тоже красавец. Он выиграл у Арамбия Хапая, чемпиона мира по самбо, а тот уже знал, что было с нами вечером, и удивлялся: «Вы вообще монстры, что вы творите?» Потом Овчинников с Сергеем Горичевым в финале боролся. Витя проиграл.

Просто на память

Просто на память


А я вышел бороться с Сашей Ряжских из Воронежа. Тяж такой мощный. Никакого жира, только мышцы – рожа красная. И чувствую, что он меня конкретно уже ломает руками – сильно-то бросить не может, но месит страшно. Оценками юка, кока все табло было завешано… И в конце попадаю ему на удержание – а у меня был такой козырь, я отрабатывал уход от удержания – и сам становился в захват. И на своем веку многих борцов так наказывал, технично очень уходил из удержания. Но Ряжских меня железной хваткой взял – дергаюсь, ничего не могу поделать. Но он начал захват перебирать, и мне удалось перехватить – я как брошу его на мост! Удерживаю – а сам-то уже дохлый, уставший, и он ушел с удержания. На мне штаны развязались, пояс упал – я выиграл время, немножко отдохнул. А потом, как возобновился поединок, пару раз провел техничные захваты – и в итоге третий захват увенчался броском. Сил у меня было уже мало, просто чисто на технику. Выиграл, стал чемпионом России. Потом столкнулись с Сашей в душевой – он огромный, как мамонт, злой: «Зачем же я начал тот захват перебирать?» Сто тридцать килограммов, машина!

Это был 1979 год. Мне – 25 лет. Впереди – вся оставшаяся жизнь, а спорт – это только часть, маленький отрезок жизни… Светлый…
 

Текст записал Михаил Шевелев

 
 
 

Понравился материал?
Помоги сайту!
Яндекс-кошелек  
Яндекс-кошелек: 41001701513390
WebMoney  
WebMoney: R182350152197
Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам!

new-ikonka-facebook-44x44.png
new-ikonka-twitter-44x44.png
new-ikonka-youtube-44x44.png
new-ikonka-instagram-44x44.png
new-ikonka-google-plus-44x44.png
new-ikonka-vk-44x44.png