Бизнес и Культура

Виктор Бетанов: странички из дневника

 Текст  
Виктор Бетанов

Виктор Бетановодин из главных героев первого тома книги «Победа любит нас. История южноуральского дзюдо». Этот феноменально одаренный атлет, будучи студентом Челябинского института физкультуры, первым из советских дзюдоистов выиграл молодежный чемпионат мира 1974 года в Рио-де-Жанейро, а в 1975-м он первым из челябинцев стал призером взрослого чемпионата мира в Вене.

И вообще, вся жизнь Бетанова представляет сплошной роман с громкими победами, поражениями и сюжетными поворотами, которые могли бы стать богатейшим материалом для захватывающего эпического повествования. Редакция бк публикует несколько страничек из дневника выдающегося мастера…

Читайте также
Архив проекта «Победа любит нас. История южноуральского дзюдо». Том 2

▼    ▼    1    ▼    ▼

Сборная СССР, 1975

Сборная СССР, 1975. Стоят: Б. Мазиашвили, Ш. Чочишвили, В. Андреев, Г. Анашвили, В. Бетанов, В. Невзоров, С. Новиков, Х. Юсупов, А. Суряхин. Сидят: Д. Нижарадзе, А. Баркалаев, Р. Харшиладзе, В. Двойников, Ш. Пицхелаури, Г. Ившин, А. Волосов

Май 1976 года. Чемпионат Европы по дзюдо в Киеве. Мы, как хозяева, впервые в истории выставляем два состава в личном зачете плюс команду. Причем команда была просто убойная, в нее вошли первые номера сборной в каждой весовой категории – Геннадий Ившин, Владимир Невзоров, Алексей Волосов, Рамаз Харшиладзе и Сергей Новиков. И мы все были абсолютно спокойны, уверены – Европа у нас в руках! А у нашего Гены – шикарнейший шанс попасть в олимпийскую сборную и выступить в Монреале.

Читайте также:
Геннадий Ившин: «А первое место – это первое место!»

Перед Киевом провели сбор в Минске. В весе 63 кг у Ившина было два основных конкурента: Сергей Мельниченко и Шенгели Пицхелаури, но они будто сговорились вместе уйти – и перед Геной открылась чистая дорога. Правда, оставались еще Олег Зурабиани и Амиран Обгаидзе, но каждому из них он мог за одну схватку по три иппона навешать. В своем весе Гена казался на голову сильнее всех вообще в мире. На матчевой встрече сборной России с кубинцами в Челябинске он дважды бросил на ваза-ари кубинца Эктора Родригеса, который потом выиграл Олимпиаду в Монреале.

Эктор Родригес и Геннадий Ившин. Матчевая встреча "Россия-Куба", Челябинск, 1972

Эктор Родригес и Геннадий Ившин.
Матчевая встреча «Россия-Куба», Челябинск, 1972

В отличие от Ившина у меня перед той Европой колотушка была сумасшедшая: Амиран Музаев, Тенгиз Хубулури, Рамаз Харшиладзе… Я сижу и думаю: олимпийский цикл почти закончился, на Олимпиаду мне не пробиться, даже если вдруг всех порву. Гену-то возьмут однозначно, а меня просто отстегнут из политических соображений – как это можно в олимпийскую команду взять двоих челябинцев? Просто нереально.

Х. Юсупов и его ученики В. Бетанов и А. Семенов после победы на молодежном ЧЕ-1973 в Остенде, Бельгия

Харис Юсупов и его ученики Виктор Бетанов и Анатолий Семенов
после победы на молодежном ЧЕ-1973 в Остенде, Бельгия

Харис Юсупов был с нами в Минске. С Ившиным всё было ясно – он в первом составе сборной страны, поэтому будет чемпионом Европы и получит олимпийскую путевку в Монреаль. Ну а со мною тоже всё в общем ясно… Мы с Харисом трезво оценивали сложившийся расклад и особых иллюзий не питали. Поэтому я расслабился уже на сборах, а в Киеве на базе в Конча-Заспе совсем почувствовал себя свободным и ударил в бубен! Ну чего мне зазря упираться? Может быть, наверстаю в следующем олимпийском цикле.

А драма в том, что и два закадычных друга – Гена Ившин и Леша Волосов – тоже позволили себе расслабиться, будучи уверенными, что они уже схватили бога за бороду. Вечером перед выступлением вдруг ломятся ко мне в номер такие веселые и бодрые, мол, ведь уже чемпионы Европы, мы – короли! Ну-ну, думаю, завтра посмотрим…

И Харис Мунасипович как-то не уследил за нами – он тогда старался быть поближе к тренерам сборной, выстраивал с ними отношения, и в первую очередь с легендарным Владленом Михайловичем Андреевым. Зато Ярослав Иванович Волощук, основоположник украинского дзюдо, напротив, буквально глаз не спускал со своих питомцев Сергея Новикова и Валерия Двойникова. Он даже поселил их в один номер и себе там же раскладушку поставил – не позволял никаких вольностей, всё держал под тотальным контролем.

Первый советский чемпион молодежного ЧМ-1974 в Рио-де-Жанейро Виктор Бетанов

Мастер спорта СССР международного класса Виктор Бетанов.
Первый советский чемпион молодежного ЧМ-1974 в Рио-де-Жанейро

С утра начались личные соревнования. Я выхожу против молодого англичанина, совсем еще никакого. А за меня пришли поболеть девчонки-гандболистки из киевского «Спартака». Естественно, я хочу как-то мало-помалу подвести борьбу к тому краю, где они сидят, чтобы бросить поэффектнее, порадовать девчат… И ведь довыпендривался – сам улетел на юко! Тут же спохватился, пытаюсь его через голову захватить, перевожу в партер, иду на удержание, но потом отпускаю – опять же рассчитывал красиво бросить из стойки: он же вообще был натуральный мешок! Но тут у меня глаза будто пеленой накрылись… Вдруг слышу гонг, я в шоке: «Черт, неужто проиграл? Ну, дайте, дайте мне минуту! Разорву ведь в клочья!»

Но в целом наши отборолись нормально. В личном зачете – четыре золота в шести весовых категориях, победили: Двойников, Хубулури, Новиков, Казаченков. Только в 63 кг выиграл венгр Йожеф Тунцик, а в 80 кг – француз Жан-Поль Кошэ. А еще наши взяли два серебра и две бронзы, причем Зурабиани стал вторым после венгра. Наконец, финальный день – командные соревнования стенка на стенку. А день-то какой – 9 мая! И вот вечерняя программа, кульминация чемпионата приурочена именно к Дню Победы! На трибуне – первый секретарь ЦК Компартии Украины Владимир Васильевич Щербицкий, члены правительства, почти все руководство Спорткомитета СССР!

Присоединяйтесь к нам в Telegram

facebook
twitter
youtube
instagram
google plus
vk

В финал, будто по написанному сценарию, выходят действительно сильнейшие – сборные СССР и Франции. Первым от французов выходит Дельвик, он уже победил в личном зачете в среднем весе. Против него наш Гена, но он явно не в лучшей своей форме – и проигрывает большому мастеру. Потом борется Володя Невзоров, который сравнивает счет. Стало чуть легче, следом очередь Волосова, но Леша так амплитудно взлетел на иппон – у нас аж дух захватило! Французы впереди, а дальше против Харшиладзе выходит Трипе, перешедший из среднего веса в полутяжелый, и он тоже бросает Рамаза на иппон… Французы – чемпионы, независимо от последней схватки! Правда, Сергей Новиков немного подсластил горькую пилюлю, выиграл схватку, но итоговый счет – 2:3! Мама дорогая, и ведь это же в День Победы, да еще в присутствии аж члена Политбюро ЦК КПСС! По стадиону растекается тишина…

Взбешенный Анатолий Иванович Колесов (зампред Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР) шипит сквозь зубы: «Все, кто проиграл, вылетают из олимпийских списков автоматически!» Вместо Ившина в Монреаль отправляется Зурабиани, который там улетает в первой схватке. Ну а что касается меня – наверное, если бы мы с Харисом настраивались выиграть медаль в Киеве, я мог бы побороться за путевку на Олимпиаду, а там даже стать призером. Все-таки у меня за спиной уже была победа на молодежном мире в Рио-де-Жанейро и бронза на взрослом чемпионате мира в Вене – но, видно, не судьба.

Читайте также:
Виктор Мосейчук: мысли вдогонку

В. Двойников и В. Невзоров. Финал ЧМ-1975, Вена

Валерий Двойников и Владимир Невзоров.
Финал ЧМ-1975, Вена

Кстати, в той же Вене, в 1975-м, тренер сборной Владлен Михайлович Андреев – великий психолог! – очень круто настраивал меня перед схваткой за бронзу с англичанином Дэвидом Старбруком. А он в те годы вообще был «королем»: награды на него вешать некуда было – серебряный призер Олимпиады-1972 в Мюнхене, призер чемпионата мира, сколько всего за плечами! Сильнейший английский борец! А мне тогда только исполнился 21 годик! Выхожу против него – такой мандраж, не передать! Рядом Владлен Михайлович – положил мне руку на плечо, говорит так спокойненько: «Ну да, Вить, он сильный, он король, но ведь и ты у нас не подарок! Выйди и борись. Если не будет сил уйти с ковра – я тебя на руках вынесу. Не бойся, борись до конца!» После таких слов и мертвый загорится!

Я просто озверел – на первых секундах бросаю его чуть ли не на иппон. Судьи, посовещавшись, решили выставить ваза-ари. Но схватка тяжелая, остается полторы минуты до конца, и я попадаю на болевой прием в партере. Лежу – Старбрук ломает мне руку, я кимоно закусил зубами… он продолжает – связки трещат, остается полминуты. Ившин орет, каждую секунду отсчитывает: «Терпи! Я твои чемоданы сам понесу через таможню!» Суставы трещат, связки рвутся… Остается 15 секунд… Он что-то замешкался, и я вывернулся, освободил руку. Гонг – я стал бронзовым призером. Возвращаюсь в спортзал, медаль не снимаю. Невзоров подходит: «Ну, чего?» – «Третий!» – «Да не ври! А что с рукой? Ничего себе! Третий на взрослом мире. Фантастика!»

В 1976-м мне ничто не мешало уйти в тяжи. И до сих пор хранятся награды, грамоты с турниров, где я в один день боролся в двух весах – полутяжелом и тяжелом. Однажды выступал за сборную России на турнире в Галле (ГДР) и в полутяже проиграл немцу Дитмару Лоренцу, будущему олимпийскому чемпиону в Москве. Если схватки пересекались – мне давали время отдохнуть. В тяжелом весе я как-то выиграл у чемпиона Европы чеха Новака, а в финале хлопнул немца Клауса Цукшвердта. Тогда аж сам Кошэ подошел ко мне и поздравил.

Харис Юсупов и Виктор Бетанов

Харис Юсупов и Виктор Бетанов

Бытует расхожий штамп, что «Бетанов – самая большая тренерская неудача Юсупова». Это чушь! Как раз за мои результаты ему и присвоили звание «Заслуженный тренер СССР», о чем мне сам Харис говорил. Но если считать его неудачей, что он не раскрыл меня до конца, то здесь несколько факторов. Конечно, я многим ему обязан – и сейчас, когда сам повзрослел, иногда размышляю, в чем промашка-то была? Харис ведь был нам как второй отец – не зря мы его называли «папа Ю». Кстати, он был знаком и с моими родителями, но все равно в первую очередь его интересовал именно зал и спортивные результаты, а не житейские подробности…

Между прочим, знаменитый украинский наставник Ярослав Волощук, можно сказать, буквально жил жизнью своих учеников. Только благодаря его убедительному напору на Олимпиаду-1976 удалось заявить Двойникова в категорию до 80 кг, хотя Валера был много легче и боролся в одной категории с Невзоровым, в то время непобедимым. И Двойников оправдал надежды, выиграл «серебро», уступив только японцу Исаму Сонода.

Читайте также:
Мир борьбы Александра Миллера

Безусловно, «конкурентным преимуществом» Юсупова было редкое обаяние и умение наладить контакт практически с любым человеком. Кстати, Александр Миллер успел многому научиться у Хариса в смысле общения и выстраивания отношений с нужными людьми, в том числе в застольях. Миллер такой же коммуникабельный, как и Юсупов, – везде вхож, со всеми на короткой ноге… Харис как-то признался: «Меня в дверь выгонят – а я в окно лезу…» И Миллер в этом смысле такой же непотопляемый, а еще у него есть одно существенное качество: как и Волощук, он тоже живет жизнью своих учеников.

Виктор Бетанов и его друзья. Чемпионат мира по дзюдо в Челябинске, август 2014

Виктор Бетанов и его друзья.
Чемпионат мира по дзюдо в Челябинске, август 2014

Шел чемпионат мира 2014 года в Челябинске. Я специально приурочил к нему свое юбилейное застолье, чтобы собрать побольше своих старых друзей, гостей чемпионата. Банкет наметил на пятницу 29 августа – в тот день боролся Кирилл Денисов, а на следующий день, в субботу, боролся ученик Миллера – Ренат Саидов. Зову Александра Евгеньевича на банкет, мол, редкий случай, сколько друзей приехало в Челябинск – полторы сотни будет, не меньше! И когда еще такое случится? Но… Миллер извинился: «Витя, не могу я никак, не могу – у меня же завтра Ренат борется!» Вот такой он как тренер. Благодаря ему челябинское дзюдо не сдулось в девяностые годы. Не каждый бы справился. Не каждый…

▼    ▼    2    ▼    ▼

В 1977-м в Баку проводился чемпионат Союза, но я к нему вообще не готовился из-за армии. Нас забирают в учебку и уже от ЦСКА откомандировывают на чемпионат. Приезжаю – а там уже кто вес подгоняет, кто травмы подлечивает… Тренером сборной страны был тогда Иван Дмитриевич Свищев, с которым у меня были «особенные отношения», а честно говоря – плохие… Причиной тому – одна история, случившаяся как-то на сборах в Феодосии, причем она не имела никакого отношения к спорту.

В семидесятые годы организация турниров строилась по такой системе: в один год на чемпионат СССР отбор проводился от союзных республик, а на следующий год – от Центральных советов спортивных обществ. И в Баку собирались как раз по отбору в ЦС, причем сборные ЦСКА, «Трудовых резервов», «Динамо», «Спартака», «Буревестника» и других обществ готовились в Москве. Ну а Свищев, как тренер сборной страны, всех посещал и наставлял на путь истинный. Зашел и к нам в зал, стоит, наблюдает, а я всё думаю, как бы мне сачкануть и вообще не выступать, – просто не готов был, не хотел позориться…

Но потом все-таки решил – ладно, попробую себя в тяжелом весе. Подхожу к Свищеву: так, мол, и так, хочу в тяжелый. Тот набычился: «Хорошо, попробовать можно. Только смотри: в тройку должен попасть. Провалишь – я тебя вообще из сборной выведу!» – «Так что ж мне, до полутяжа гонять?» – «Нет, там-то тебе в принципе делать нечего». Он ведь раньше был именно тренером молодежной сборной: Владимир Гурин, Александр Шуров, Тенгиз Хубулури – все его ученики. Я напрягся: «Как же так, все предыдущие годы в полутяжелом весе я всегда был в тройке!» – «Ну, смотри, мое дело – предупредить».

Я начал сгонять вес, а жил в одном номере с Антонасом Сангайло, у которого тоже был лишний вес. Вот мы с ним на пару и парились, бегали до Москвы-реки и в воде боролись – у нас же там никаких спаррингов не было. Наконец, летим в Баку, наутро – взвешивание. Зашли перекусить в ресторанчик, встречаем там Харшиладзе, подсаживаемся. Рамаз предлагает бокальчик легкого вина и произносит тост за встречу в финале. Сидим, ужинаем, а пища такая острая-острая! Ресторан открытый – в середине зала источник с ледяной водой, я ее пару раз зачерпнул, чтобы запить острое блюдо.

Возвращаюсь в номер: лишних 1200 граммов. Выпиваю таблетку, вторую-третью – не помогает. Ну, тогда еще три, тут у меня почки открылись – и как полилось! Вода в три ручья льется, вымывает внутри все соли, калий – уже и судороги стали пробивать… А наутро первая схватка с Гуриным. Выхожу на татами, беру захват, пытаюсь принять его на бедро – и тут мгновенно меня хватает судорога! Но я точно знаю: если остановлюсь, потом замучаюсь кому-то что-то объяснять – а из сборной вылечу, как пробка! И я таки через судорогу дернулся, бросил Гурина, но зато сильно потянул мышцы. Дальше меня и растирали, и разогревали, но хорошо, что в дзюдо боремся один день, а утром я чуть не сдох – такие были адские боли!

Читайте также:
Владимир Тимофеев: былое и думы

И после этого до самого финала я провел еще около пяти схваток. Запомнился мне Гамлет Лолашвили – ах, как же ему со мной не повезло! Правда, по ходу схватки я проигрывал – но в конце Гамлет неловко упал, и тут мне удалось схватить его на удержание. Но, честно говоря, сил почти не было, хотя понимал ясно: отпущу – и он уйдет, но не ушел… меня Виталик Кузнецов научил одному приемчику.

В финале выхожу на Харшиладзе – всё получилось так, как мы и говорили накануне в ресторане. Перед схваткой ко мне подходит Андрей Цюпаченко – тактик № 1 в сборной. Он много раз боролся с Рамазом, хорошо изучил, ну и посоветовал мне, мол, ты его всю схватку держи, а на последней минуте покажи вперед и урони назад… А беда в том, что я уже дважды уступал ему на чемпионатах СССР. И проигрывал именно тактически – он ловил меня на контрприемах, причем на сборах я обычно выигрывал, но на соревнованиях продувал.

Вышли на татами: Рамаз аккуратно обходит меня, а я его, топчемся, топчемся – отхватили по шидо на брата и дошли до кей-коку. Я думаю, мол, да хрен с ним, у меня все равно уже полный пьедестал на чемпионатах Союза. А тут слышу: Мищенко что-то орет, возмущается: «Оба ведь армейцы, ну хоть кто-нибудь упадите, сейчас же обоих могут снять!» Тут и судьи после кей-коку дважды посовещались, думали, что пора бы снять обоих…

Остается от силы полминуты – судьи явно угрожают нас дисквалифицировать. И тут я (спасибо Андрею!) обманным движением бедра сделал зацеп и получил юко. Сейчас за такой бросок однозначно присудили бы иппон. Так я выиграл Союз в Баку, но Свищев, вражина, даже не поздравил! Мало того: по доброй традиции победители чемпионатов СССР неизменно поощрялись поездкой на турнир в Японию, но в 1977-м меня туда не взяли и впервые нарушили сложившийся порядок.

Читайте продолжение на второй странице >>

 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram

f
tw
you
i
g
v