Бизнес и Культура

Владимир Каплин, Советский Союз, Россия (ч. 2)

ПРОДОЛЖЕНИЕ
См. НАЧАЛО Владимир Каплин, Советский Союз, Россия (часть 1)
См. ОКОНЧАНИЕ Владимир Каплин, Советский Союз, Россия (часть 3)

▼    ▼    ▼    4    ▼    ▼   ▼

А наша новая страна – Россия – погрузилась в радикальные общественно-политические и экономические реформы. Уже в 1992 году в спорте оставались только подвижники. Как жить, что делать, кто виноват? И кому было нужно это самое дзюдо и вообще весь спорт – большой и малый?

Тем не менее в декабре 1992 года в Балаково состоялся первый чемпионат России, и появились первые чемпионы новой России: Х. Бисултанов (Грозный), С. Космынин (Минусинск), А. Айвазян (Красноярск), А. Тимошкин (Волгоград), Т. Абдулаев (Ленинград), Г. Гаургашвили (Челябинск), Е. Печуров (Коломна) и З. Магомадов (Грозный). Там же был проведен первый семинар судей и тренеров.

Наступил 1993 год. Пожалуй, это было самое голодное время. В стране капитальный политический и экономический кризис, галопирующая инфляция, обрушение государственного сектора экономики, криминализация всякой хозяйственной деятельности и т.д., и т.п. Однако мы находим какие-то силы собрать команду на чемпионат Европы в Афинах.

Эх, если бы сложить результаты всех победителей и призеров этого чемпионата, представляющих бывшие республики Советского Союза! В 60 кг победил Назим Гусейнов (Азербайджан), а вторым стал наш Хусейн Бисултанов. В 65 кг победил россиянин Сергей Космынин, латыш Всеволодс Зеленыйс – второй, а Федор Лазаренко из Молдавии стал третьим. В 71 кг чемпионом стал грузин Владимир Джебуадзе, а вторым – Тарлан Поладов из Азербайджана. В 78 кг вторым был Сосо Липартелиани (Грузия), а третьим россиянин Алексей Тимошкин. В 86 кг Апти Магомадов из Молдавии взял «серебро», а наш Олег Мальцев – «бронзу». В 95 кг третьим стал Леонид Свирид из Белоруссии. В тяжелой и абсолютной категории победил грузин Давид Хахалейшвили, а наш Евгений Печуров взял «бронзу» в абсолютном весе.

В целом неплохо выступили и наши девушки: Татьяна Кувшинова и Светлана Гундаренко завоевали серебряные медали, а Ирина Родина – бронзовую. Интересно, что в отличие от мужчин ни одна дзюдоистка из бывших союзных республик не пробилась на пьедестал европейского чемпионата. И всего получилось у мужчин 15 медалей плюс 3 у женщин! А в командном медальном зачете грузины оказались на втором месте за счет трех первых мест. Россия оказалась на 4-м месте с семью медалями. Как можно объяснить феномен этого успешного выступления, учитывая положение в стране и в российском спорте? Я думаю, здесь сказался эффект своеобразной инерции от того, что было заложено и продолжало работать в советском спорте.

Но нам все-таки надо было налаживать свою работу в новых экономических условиях. Впереди была подготовка к чемпионату мира в канадском Гамильтоне, который проходил с 30 сентября по 3 октября 1993 года. Как потом оказалось, он совпал с трагическими событиями в истории новейшей России, когда в Москве Кремль во главе с Борисом Ельциным «сцепился» с Верховным Советом во главе с Русланом Хасбулатовым и Александром Руцким.

Готовились к чемпионату тяжело: сборов фактически не было, только один раз кое-как собрали команду. Но общая обстановка, психологическая атмосфера в стране была тяжелейшая. Естественно, это давило, мешало сосредоточиться, хотя настоящие сподвижники находили в себе силы сосредоточиться и готовиться к главному старту сезона, несмотря ни на что.

Наконец, команду собрали, лидеры все те же – Космынин, Косоротов, Сергеев – и отправились в Канаду, а на душе все время тревожно: что там творится в Москве? Казалось бы, для каждого спортсмена попасть на чемпионат мира – мечта, большое достижение в жизни. Но тут какой-то особый случай, состояние тягостное, сложное… достаточно вспомнить, что денег не хватало даже на еду.

И вот из-за разницы во времени по ночам мы смотрели на беспорядки в Москве, как горит Белый дом, а днем боролись… И все-таки четыре бронзовые медали мы привезли: отличились два Сергея – Космынин и Косоротов и наши девчата – Виктория Казунина и Светлана Гундаренко. Но в общекомандном зачете откатились аж на 20-е место…

Надо возвращаться домой, а граница закрыта. И к нам какие-то люди обращаются с предложением не возвращаться, причем по-русски: «Ребята, ну что, не хотите ли остаться?» – «Нет, не хотим». Наконец, руководитель делегации генерал Петр Степанович Богданов связался по своим каналам, и нам объявили, что граница открыта, вроде всё нормально, и мы полетели домой.

▼    ▼    ▼    5    ▼    ▼   ▼

Да, сегодня созданы прекрасные условия для мастеров экстра-класса, членов сборных команд России от юношеских до взрослых – и это здорово. А в то время нам нередко приходилось летать на соревнования на военном самолете, жить в казарме, ездить в военном автобусе. В начале девяностых главным тренером женской сборной был Евгений Алексеевич Тюрин (родной брат погибшего легендарного тяжеловеса ЗМС СССР Алексея Тюрина). Сам он из ЦСКА, отсюда соответствующие связи, и поэтому ему приходилось договариваться с Чкаловским аэродромом, чтобы нам выделили места в военно-транспортном самолете. Вот так мы летали, а встречали нас в какой-то воинской части, где командир давал автобус – и нас везли куда надо. Но все тогда понимали, что ситуация в стране сложная, и никто особенно не сетовал…

И я думаю, что своим местом в сборной страны ребята все-таки дорожили. Да, тогда никаких материальных выгод не было – это понятно, но все-таки быть членом первой команды – высокая честь. И еще возможность выехать за границу, посмотреть, как устроен мир, как живут люди в так называемых «развитых странах», – это ведь тоже очень интересно, что в ту пору вообще было редкостью…

В мое время для попадания в сборную страны устанавливались определенные критерии отбора (не знаю, есть ли они сейчас), которые утверждались в целевой программе и, как правило, соблюдались. Если спортсмен попадал в сборную, ему предоставлялась возможность участвовать в престижных международных турнирах, по результатам выступления в которых проводился отбор для участия в чемпионатах Европы и мира. Вот такой сугубо спортивный принцип отбора.

И чемпионат России тогда считался очень важным испытанием, поскольку именно на нем определялись мастера, имеющие право на участие в отборочных турнирах и претендующие на место в сборной команде. Всё очень просто. И еще один важный момент: весь состав сборной, согласованный на тренерском совете, должен был утверждаться на коллегии Комитета по физической культуре и спорту под руководством Анатолия Колесова. А после каждого важного турнира класса «А», чемпионата Европы и мира тренеру сборной приходилось держать отчет перед коллегией. Такое было непростое мероприятие, волнительное, с оргвыводами…

Кстати, прежние турниры класса «А» – в Париже, Праге, Будапеште, Тбилиси – сохранились и по сей день. Только теперь они по-другому называются. После развала Союза по составу сборной мы уже особенно и не мучились, поскольку выбор стал минимальный, а главной задачей было сохранить то, что есть. Тут уже не до жиру, быть бы живу…

Что касается лично меня, я об этом как-то мало думал, честно говоря, не было времени для какой-то глубокой рефлексии, хотя, пожалуй, доминировало ощущение, что мы по большому счету просто никому не нужны, кроме самих себя. В этом смысле мне на посту главного тренера сборной страны не повезло. В конце 1980-х годов было уже очень непросто, хотя еще работала «советская спортивная машина», ну а в самом начале девяностых всё развалилось буквально на глазах. Шатание, разброд, многие тренеры просто ушли искать себе лучшую долю, да, потом кто-то возвратился, но многих мы совсем потеряли…

Сегодня я прихожу к мысли, что все-таки дзюдо как спортивная дисциплина сохранилось в России благодаря региональным тренерам и отдельным сподвижникам, предпринимателям, преданным борьбе. Из них я бы еще раз вспомнил Александра Миллера из Челябинска и Петра Трутнева из Красноярска, где, кстати, был создан спортивный клуб «Платина», которому капитально помогал Владимир Николаевич Гулидов, генеральный директор Красноярского завода цветных металлов.

И, конечно, я назову замечательного тренера Сергея Александровича Кабанова из Тюмени, воспитавшего чемпиона мира Николая Ожегина. Правда, к концу 1990-х Кабанов ушел из спорта в исполнительные органы, работал заместителем главы администрации Тюмени. Вот эти «три богатыря»: Миллер, Трутнев, Кабанов – как-то умудрялись находить в себе силы поддерживать на плаву известных мастеров, находить новые таланты, изыскивать какие-то деньги, средства на учебно-тренировочный процесс и участие в соревнованиях.

Сборная России по дзюдо фактически сложилась благодаря именно южноуральцам и сибирякам – это, как говорится, медицинский факт. Национальная федерация дзюдо России была организована в 1991 году, сформировалась в 1992-м, но в финансовом плане ничего не представляла. Ее возглавил авторитетный специалист, долгое время возглавлявший сборную СССР, – Геннадий Калеткин, но он практически был бессилен. Тогда буквально все федерации в разных видах спорта оказались в одинаковом безвыходном положении. Конечно, Геннадий Иванович старался, пытался находить какие-то внебюджетные средства, но то были крохи. До сих пор не забуду те «веселенькие» костюмы, в которые мы одели сборную России для чемпионата мира в Канаде.

▼    ▼    ▼    6    ▼    ▼   ▼

Однако май 1994 года довольно неожиданно принес нам успех на чемпионате Европы в польском городе Гданьске. Впрочем, и европейский чемпионат-1993 в Греции подтвердил высокий уровень российского дзюдо, но все-таки было только одно «золото» Космынина, а в Гданьске мы выиграли аж три золотые медали: в 65 кг победил Владимир Драчко, в 71 кг – Сергей Космынин и в 86 кг – Олег Мальцев. Плюс две «бронзы» у Дмитрия Сергеева и Евгения Печурова. Да еще женщины принесли в общий медальный зачет три бронзовые медали: Татьяна Кувшинова, Светлана Гундаренко, Ирина Родина. И таким образом Россия стал первой в командном зачете.

Конечно, в этих кратких заметках я пока не могу «вскрыть» свою память, чтобы обстоятельно рассказать о том времени, полном самых драматических событий, переживаний, острых конфликтов, приобретений и потерь, каких-то побед и поражений. Возможно, именно этот опыт обращения к нашему недалекому прошлому и побудит меня как-то настроиться на воспоминания, но пока я ограничиваюсь наиболее знаковыми событиями.

В 1994 году Международная федерация дзюдо решила проводить чемпионаты мира один раз в два года, поэтому у нас было время как-то спокойнее строить календарь своих выступлений в российских и международных турнирах. Кстати, в подтверждение своих слов о роли Урала и Сибири в самые первые годы становления российского дзюдо назову только уральцев и сибиряков, ставших чемпионами и призерами 2-го чемпионата России по дзюдо, который проходил в декабре 1993 года уже не в Ленинграде, а Санкт-Петербурге.

Это челябинцы Александр Тверетин (III место, 60 кг); Вячеслав Шишкин (I м., 71 кг); Андрей Игнатенко (II м., 71 кг); Андрей Мисягин (I м., +95 кг и III м., абс. вес). Еще уральцы: Сергей Колесников, Курган (III м., 71 кг); Алексей Шарунов, Екатеринбург (I м., 78 кг). И, наконец, сибиряки: Николай Ожегин, Урай (III м., 60 кг); Аркадий Кривошеев, Красноярск (III м., 60 кг); Сергей Никитин, Алтайский край (III м., 71 кг); Олег Мальцев, Лесосибирск (I м., 86 кг); Сергей Игнатьев, Красноярск (II м., 86 кг); Олег Дягилев, Урай (III м., 95 кг); Владимир Кравчук, Красноярск (II м., +95 кг).

Примерно такая же пропорция в представительстве уральцев и сибиряков сохранилась на пьедестале 3-го чемпионата России, который проводился в декабре 1994 года в Красноярске. Среди чемпионов их была ровно половина: Николай Ожегин, Александр Караханов, Сергей Космынин, Олег Мальцев. Остальные чемпионы: Константин Савчишкин из Ельца, Дмитрий Сергеев из Рязани, Евгений Печуров из Коломны и Дмитрий Платунов из Санкт-Петербурга.

Таким образом, мы постепенно наполняли сборную команду России новыми мастерами, поскольку после распада СССР для нас в одночасье были потеряны представители выдающихся борцовских школ из бывших союзных республик: Грузии, Белоруссии, Украины, Азербайджана, Молдавии и т.д.

Сборная России перед чемпионатом мира. Адлер, 1995

Сборная России перед чемпионатом мира.
Адлер, 1995

Наступил 1995 год, и традиционно в мае месяце состоялся очередной чемпионат Европы в Бирмингеме, где в командном зачете мы заняли почетное третье место. Тогда чемпионами стали Сергей Косоротов и Светлана Гундаренко, «серебро» взял Дмитрий Сергеев, а бронзовыми призерами стали Олег Мальцев и Татьяна Кувшинова. К этому времени в принципе определился образ сборной команды – лидеры старались удерживать свои позиции, а «новички» подпирали снизу, пытаясь потеснить известных мастеров. Такая нормальная спортивная конкуренция. Я старался, прежде всего, на чемпионатах России «высматривать» пополнение в главную команду страны.

В сентябре 1995 года мы отправились на чемпионат мира в Японию, который проходил в пригороде Токио. А ведь в начале этого года случилось важное событие – в Федерации дзюдо России было принято решение объединить мужскую и женскую команды под руководством одного главного тренера.

Авель Казаченков

Авель Казаченков

Правда, поначалу на женскую команду хотели поставить Авеля Николаевича Казаченкова,
но потом, к моему несчастью, почему-то передумали. На расширенном заседании президиума федерации с участием ведущих тренеров страны, которое состоялось в Подольске на спортивной базе профсоюзов, единогласно было принято решение об объединении команд (мужчин и женщин) и назначении меня главным тренером.

А ведь еще в декабре 1994 года в Красноярске, на чемпионате России, прошла конференция, где меня выбрали вице-президентом ФДР. Когда это случилось, я, честно говоря, просто не знал, за что хвататься. Мы уже что только не пробовали из-за навалившегося объема организационной работы: и по весам разбивали и женщин, и мужчин, и с проживанием придумывали какие-то ходы – работы стало просто невмоготу. Какая уж тут нормальная методическая, тактическая или психологическая подготовка к ответственным стартам?

Я даже считаю, что это объединение стало стратегической ошибкой, которая сказалась на дальнейшей работе, в том числе на подготовке к Олимпиаде-1996 в Атланте. Ведь у нас в то время штатных тренеров в сборной страны было раз-два и обчелся! Кстати, в нынешней сборной, если я не ошибаюсь, где-то около двадцати тренеров. А тогда мне фактически приходилось за всё отвечать одному. Конечно, я привлекал помощников, но они за команду не отвечали. Отвечал один человек!

И что любопытно, ведь в молодости память у меня была сумасшедшая – я помнил буквально все схватки, которые видел. А тут, когда я еще в первый раз как тренер объединенной команды повез сборную на чемпионат Европы в Бирмингем, я понял, что ничего не помню. В те времена на самых важных стартах я лично выводил на татами всех участников. Это сейчас есть специальные «выводящие» тренеры-секунданты, а тогда только главный тренер сборной выводил спортсмена на схватку.

В Японии в 1995-м у нас было три финала, одно «золото» у Николая Ожегина, два «серебра» у Дмитрия Сергеева и Сергея Косоротова и одна «бронза» у Олега Мальцева. Вспоминаю, как обидно проиграл Косоротов: его соперник – француз Давид Дуйе подсечкой на последних секундах бросил Сергея на «иппон», до этого проигрывал «кей-коку». А Сергеев в финале проиграл настырному поляку Павлу Настуле, хотя до этого у него выигрывал неоднократно. И в итоге мужская сборная заняла третье место в общекомандном медальном зачете и три путевки на Олимпиаду. Женщины – С. Гундаренко, З. Гарипова, С. Галянт – заняли пятое место и также три путевки на Олимпиаду в Атланту. (По старой системе отбора прямым попаданием на Олимпиаду были места, занятые на чемпионате мира с 1-го по 7-8-е.)

На чемпионате мира-1995 в Тибе, Япония. Справа от В.Н. Каплина - В.И. Востриков

На чемпионате мира-1995 в Тибе, Япония.
Справа от В.Н. Каплина — В.И. Востриков

бк

Фото из личного архива Владимира Каплина

ПРОДОЛЖЕНИЕ
См. НАЧАЛО Владимир Каплин, Советский Союз, Россия (часть 1)
См. ОКОНЧАНИЕ Владимир Каплин, Советский Союз, Россия (часть 3)

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram