Бизнес и Культура

Вольный русский мастер. Как стать режиссером

 Текст  
Парад физкультурников на Красной площади, 1936 год (возможно, 1937)

Парад физкультурников на Красной площади, 1936 год (возможно, 1937).
Фото. Раскраска Ольги KLIMBIM (Ольга Ширнина)

Спустя полгода в Управлении культуры мне намекнули: номенклатурный чиновник, режиссер, сценарист – неплохо бы и дипломом обзавестись по специальности. «Дабы не дразнить гусей», как выразился Сидоров. И я снова, в третий раз уже, поступил в вуз – теперь в институт культуры, на заочный факультет режиссуры массовых праздников.

Однако какая же, к лешему, учеба, если ведущие преподаватели вуза – именно те, что ведут профильные дисциплины, – на тот момент были для меня партнерами, соавторами и даже в некотором роде подчиненными?! Подчиненными, разумеется, они были лишь номинально – в рамках хозрасчетного Объединения и договорных отношений, но вот в коллегах-товарищах числились точно, да не только по совместной работе – кто-то и по застольям.

К примеру, Юрий Сычев и Алексей Лейкин, тогда еще неразлучный тандем и по жизни, и в творчестве. Яркие, колоритные фигуры этих «двух витязей» разножанровой режиссуры впечатляли любого с первого же знакомства да уже не забывались. Они и посвятили меня в такие нюансы да тонкости реальной, «полевой» постановочной практики, о которых никак невозможно поведать с вузовских кафедр. Они же показали и многие ходы-входы-выходы в вельми непростых и запутанных сценических мирах – театральном, концертном, цирковом. Познакомили с иными из действующих «китов» сценического бомонда – с директором Челябинского государственного цирка Геннадием Смирновым, например, с главными художниками Челябинского академического театра драмы Тимуром Дидишвили и сменившим его Олегом Петровым…

Именно с подачи «тандема» Олег Петров приобщился к постановочной деятельности Объединения, не так чтобы активно – от случая к случаю, но все же. А позже, когда я уже сдал вступительные экзамены в институт культуры, всех троих обнаружил в числе вузовских преподавателей.

С Владимиром Филоновым и артистами его мим-театра «Проспект» (позже Владимир возглавит студию театра «Манекен») посчастливилось общаться и сотрудничать еще до описываемых событий. Продолжалось и после – на исходе восьмидесятых, и в девяностые, и в нулевые. Так ведь и Филонов – и тогда, и сейчас – преподаватель института культуры.

Продюсерские заботы (в те времена еще так не говорили, но, по сути, я и был главным продюсером Объединения) привели меня к Александру Мордасову, руководителю Нового Художественного театра. И к Николаю Кублицкому, только что назначенному директором театра оперы и балета. И к главному художнику этого театра – Леониду Рошко.

А вот с Анатолием Башуровым, несмотря на приличную разницу в возрасте, мы даже дружили какое-то время семьями. Анатолия не оказалось среди институтских наставников: на тот момент, в силу ряда мутных обстоятельств, он воспитывал юную поросль уже не в институте, а в училище культуры. Там же трудилась и Людмила Прокопьева, на уютной кухоньке квартиры которой, при участии того же Башурова, мы дружно «ваяли» сценарии при помощи легендарного метода «рекле» (режу – клею), изводя тонны бумаги, чая и кофе, – до первых порою петухов, точнее, гудков. Хотя и петухи в Заречье – а эта часть города не так далеко отстояла от Людмилиного дома на Свердловском проспекте – тогда водились и безголосыми точно не были. Но вот заводские гудки помню, а петухов – нет.

То и выходит: «судьба», упомянутая десятком абзацев ранее, выдала мне счастливый билет, или пропуск – как хотите! – воспользовавшись которым я разом стал «нечужим», а чуть позже – «своим» в потрясающем мире сценического волховства, познакомившись и сотрудничая с далеко не рядовыми мастерами режиссуры, хореографии, сценографии, с артистическим бомондом и боссами театрально-концертной среды.

Поэтому уж если я чему и учился у своих преподавателей (а безусловно – учился!), то отнюдь не в студенческих лекториях, не на учебных сценах, но сразу – «на передовой», в условиях совместного боя за освоение постановочных смет на благо советской культуры и досуга трудящихся.

'Концерт на стройке' (1957), картина Михаила Володина

«Концерт на стройке» (1957), картина Михаила Володина

Разумеется, занимался, как всегда, самообразованием, пожирая горы профессиональной литературы, не только учебники. Но началось это задолго до прихода в ОНМЦ, еще в Службе семьи – во времена бурной обрядово-свадебной деятельности, которая и была – сценарная, постановочная да игровая. Уже тогда поглощал я одну за другой книги: монографии, руководства, размышления мэтров, титанов режиссуры и сценографии, из которых выделю только особо мною чтимых – Гордона Крэга, Николая Охлопкова, Бертольда Брехта, Всеволода Мейерхольда, Питера Брука, Иосифа Туманова.

Не упомянул в этом ряду Станиславского, ибо Константин Сергеевич не может быть в общем ряду, он – альфа и омега, он – априори.

Словом, сдал я в том вузе пару сессий на отлично, попил водку с бойкими девчатами-заочницами, да через год и завязал со всем этим. Со студенчеством завязал, ясен день.

Продолжение следует…

Текст: Василий Смелянский, Юрий Шевелев.

Читайте также
Проект «Книжная лавка»
Беседы с Алексеем Казаковым
Проект «Весь И.С. Бах»
«Арт-проект»

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам!

f
tw
you
i
g
v