Бизнес и Культура

Вольный русский мастер. Привет из будущего. Часть 1

 Текст  

бк продолжает публикацию отдельных глав из книги «Вольный русский мастер» Василия Смелянского и Юрия Шевелева, которая готовится к печати отдельным томом в челябинском издательстве «Диалог-холдинг».

Избранные главы романа опубликованы в книге
Юрий Шевелев: «Жизнь людей»

Предыдущие публикации здесь:
Роман-хронология «Вольный русский мастер»

Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением авторов.

'РОССИЯ'. Фотокартина Василия Смелянского – Александра Соколова, июнь 2007. Бронзовая копия скульптуры Н.А. Лаверецкого (1896), установленная на Челябинском вокзале ЮУЖД

«РОССИЯ». Фотокартина Василия Смелянского – Александра Соколова, июнь 2007. Бронзовая копия скульптуры Н.А. Лаверецкого (1896), установленная на Челябинском вокзале ЮУЖД

Шелкография и жизнь: привет из будущего

Расцвет отечественной трафаретной печати пришелся на нулевые – начало десятых XXI века. В том расцвете наличествуют заслуги и автора повествования – не так чтобы малые. Как было рассказано ранее, в предыдущих двух главах, в юности судьба уже «окунула» его «в трафаретную тему». Окунула дважды: как бы для затравки, для знакомства с «сабжем». И вот, нарушая хронологию повествования, перенесемся из восьмидесятых сразу на пару десятилетий вперед – туда, где трафаретный «рок» вновь настигает автора. И накрывает, уже основательно: с головой и бытом.

Ограничиться при том лишь одной шелкографией вряд ли возможно. Как невозможно отделить полноводную реку от почв и ландшафтов и многообразных вод, ту реку питающих: приточных, подземных, небесных и талых. Более того, ландшафты зачастую важнее и познавательней. С них и начнем.

Существенно уточнить. Данная глава пишется в июне-июле 2017 – много позже основного текста книги, датированного 2008-2011 годами. Такие контекстные вставки «с высоты семнадцатого» будут и в последующем, но с обязательной оговоркой – по времени написания.

Почему датировка представляется важной?

Потому что – «ландшафты»! Они-то всё и питают. Те самые – «кормящие», но в метафизическом осмыслении термина, когда сугубо научный, «приземленный» смысл дополняется «атмосферной» составляющей. Правильнее сказать было б так: «окормляющие ландшафты»…

Когда затевалась, утрясалась, писалась и написалась книга, авторам был далеко не очевиден исторический вердикт («зачет», «незачет») заявочному старту нового, по счету – третьего российского суперэтноса, который на сломе веков вдруг – всему и всем вопреки – затеял заново самособираться, самоосознаваться, самовозникать. И уже на склоне нулевых заявил себя громко и утвердительно. Заявить-то заявил, но ту «заявку» строгий арбитр, кем бы Он ни был, мог и не принять.

Хотя была уже пройдена под знаком миллениума «точка невозврата» – тот самый рубеж, где дюже «похудевшая», «опущенная» до статуса сбродной ватаги удельных регионов держава, или что от нее осталось, обрела Вождя – «собирателя земель и народов» (31 декабря 1999).

Хотя был уже форсирован геополитический Рубикон – произнесена программная Мюнхенская речь (10 февраля 2007). Уже свершилась оглушительная «показательная порка» грузина-галстукоеда (август 2008). Уже поставлена была долгожданная мирная точка в чеченских смутах и войнах (апрель 2009). А чуток «прореженные» бояре-жлобиархи уже вытянулись во фрунт, конвертируя тоску по утерянной вольнице в эпические яхты, легендарные футбольные клубы, сказочные дворцы и сибаритство, достойное эпосов…

Дабы не инспирировать «сумлений», разночтений и толкований, всегда сопутствующих даже робкому намеку на какой-никакой позитив в отечественной истории, особенно в истории нулевых и десятых, расставим точки над «ё».

Речь здесь (и далее) «о судьбах Родины» идет сугубо в контексте «этногенеза» – материи над- и вне идеологической. Суть этногенеза есть процесс зарождения, сложения, бытия и «угасания» этнической общности: локальной (этносы) или глобальной (суперэтносы). Причем понятие «этногенез» охватывает не только начальный, первичный этап «этнической истории» (как трактуется в ряде исследований), но и саму эту «историю», включая этап завершающий – «конец». Который всегда есть чьё-то «начало».

А идеологические парадигмы, экономические модели, политические, классовые и клановые расклады, конфессиональные предпочтения, социальный уклад – не более чем параметры, приметы бытия. Порою что-то из этого набора и становятся образующим, даже формирующим фактором, но именно – фактором, не сутью!

Суть же проста: есть этнос или его нет. Сложился из группы единящихся этносов суперэтнос или же не сложился: мог быть, да не стал. Или стал, но краткосрочно и обернулся химерой («химера» – реальный термин в теории этногенеза). Как, например, стал химерой Хазарский каганат. Или ныне агонизирующий пресловутый Халифат (назовем его так). Но и вкруг наших границ: химерных образований отыщется немало – на любой, самый взыскательный идеологический вкус и цвет!..

Один и тот же суперэтнос по ходу генезиса может принять, испытать на себе да поменять многие (хоть бы и все!) известные виду homo sapiens парадигмы. Еще и сам сгенерировать таковые в избытке. Как это сделал второй российский суперэтнос, зачетно отметившийся во многих общественно-политических формациях, включая (называние формаций условное, «маркерное») удельно-княжескую, великокняжескую, царскую, имперскую и, наконец, советскую, которую, кстати, сам же «придумал» да с успехом внедрил – первым из всех бывших и действующих «игроков» этногенеза.

Уточнив предмет разговора, вернемся к нашим «ландшафтам». Казалось бы: во времена написания книги всё уже однозначно свидетельствовало о возвращении на круги своя – в новой теперь ипостаси – Русского мира, вчистую было и «списанного» иными участниками «гонок этногенезов», списанного весьма опрометчиво и самонадеянно. Но это, повторюсь, была лишь «заявка», «заявочный старт», одобрительный вердикт которому история – тогда еще – не вынесла.

Обернуться могло по-разному: либерастия, втюхивающая стране «ценностные лоции», да толкающая ее уверенным курсом в пучину – в хаос, в безвозвратную бездну, – либерастия лишь чуть отступила под мощным народным давлением снизу и государственным – с самого верха. Но по-прежнему гомозилась близь «штурманской рубки», «машинного отделения», «камбуза»… и у самого «штурвала». Не просто «вблизи» (рядышком, по соседству) – либеральное кубло плотно засело, окопалось во всех эшелонах власти, бизнеса, масс-медиа, культуры, образования, загноило все поры общественной и социальной жизни.

И главной страшилкой, пугалом для либеральной «общественности», как и для ее «кормящего» и над нею «смотрящего» западного Старшего брата, было бы именно это: утверждение де-факто нового, третьего российского суперэтноса вместо желанного и, казалось бы, столь близкого «закрытия темы» («… счастье было так возможно, так близко!..»).

Чуя скорый и неотвратимый исход – себе и своим «хотелкам» – эта свора (пока еще – свора!) готовила «последний, решительный» свой зловред – страну обезглавить и обезволить, а обезволив – раскорячить в удобную для себя и западных «просветителей» позу, а когда все хором и всласть ее «отпросветят» – и свально, и поочередно, закрыть «русскую тему» совсем, навсегда, взяв за пример «высокие гуманистические образцы» Ливии и Югославии…

Не было тогда еще «Крымнаш». Не было диковинного для истории девяностопроцентного единения народа восставшей из пепла державы. И Запад еще с пряничной улыбкой доброхота притаивал под ветошью «стылого мира» флагманский курс на обнуление всего русского – как яви, как парадигмы, даже как дискурса. А я не писал еще вместо «запад» – «западл».

Война ставших ратно друг противу друга цивилизаций только готовилась, примерялась, копя себя, распаляя, «накручивая», чтобы выплеснуться уже повсеместно в десятые – войной мировой, по факту – никем не объявленной, в формате – «покуда без крайностей», но от того не менее лютой, да еще – небывало курвяжной.

Она явила себя множественным лицедейством. Под маской войн гибридных и войн информационных. В менторской роли войн санкционных. Скрывая себя под безликостью анонимусов. Прячась в кодерском глуме «неустановленных» злобчивых хакеров. Продвигаясь вихлявистой, да настырной поступью «однополярно-однополого мира», легитимизующего себя, страна за страной, петушиным нахрапом. Маскируясь под «разноцветные» как бы стихийные мятежи-революции, а где-то – отрекомендовавшись «прогрессивным» госпереворотом. Или назвавшись «неконтролируемым» хаосом с плодящимся выводком «неуправляемых» террористов. Местами и вовсе не прячась: извергаясь кровавыми лавами в «горячих точках» размером в суверенные страны…

Книга 'Птица Слава. Сказ первый: Рысь Русь и Пупа, Попугай кархадский', сага в жанре буказин, В. Смелянский, 2014-2016. Оформление, графика – В.С. совместно с Маргаритой Заря-Языковой

Книга «Птица Слава. Сказ первый: Рысь Русь и Пупа, Попугай кархадский», сага в жанре буказин, В. Смелянский, 2014-2016. Оформление, графика – В.С. совместно с Маргаритой Заря-Языковой

Один из разворотов книги 'Птица Слава. Сказ первый'

Один из разворотов книги «Птица Слава. Сказ первый»

И я еще не написал-нарисовал о всем том сказочных (в прямом и переносном смыслах) книг – «Птица Слава: тайные сказы» и «Большая зверомирская Энциклопедия Тиграуза и Тура» (2014-2016)…

Передняя обложка книги 'Большая Зверомирская Энциклопедия', сказы в жанре энциклопедия
Задняя обложка книги 'Большая Зверомирская Энциклопедия'

Передняя и задняя обложки книги «Большая Зверомирская Энциклопедия»,
сказы в жанре энциклопедия

 

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram