Бизнес и Культура

Вольный русский мастер. Привет из будущего. Часть 2

РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ...  Текст  

Предыдущие публикации:
Вольный русский мастер

Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением авторов.

Вот на таком жизнерадостном фоне, в таких вот «меня кормящих ландшафтах», обыденно, в рабочем порядке началось путешествие по тернистым тропам трафаретного дела.

Проводником, можно сказать – «Вергилием» (имея в виду вторую часть дантовской «Божественной комедии» – «Чистилище») стал для меня замечательный художник и полиграфист, энтузиаст и пылкий агитатор трафаретной печати, один из первопроходцев темы еще в советские времена – Владимир Романов.

Художник Владимир Романов

Художник Владимир Романов

Владимир Романов и его сериграфии

Владимир Романов и его сериграфии

Трафаретная мастерская «Интерполиарта» в 2000-е

Трафаретная мастерская «Интерполиарта» в 2000-е

Сам он родился в Челябинске, но зов романтики плюс бытовые соображения (перспективная работа по профилю и жилье) забросили его в семьдесят первом году прошлого века в Магадан, куда он, сопровождаемый юной женой, и приехал, имея «что предъявить»: рекомендательное письмо челябинского Обкома ВЛКСМ. Рекомендацию молодому художнику написал обкомовский друг Александр Шитов: в Магадане у Шитова были связи в комсомольской верхушке.

Из четырех предложенных для работы и жизни северных мест, художник выбрал Анадырь, столицу Чукотского автономного округа (тогда еще – в составе Магаданской области). Там-то Владимир, с середины восьмидесятых, стал заново открывать технологию трафарета. «Заново» – потому что основам шелкографии его обучил опытный коллега-художник еще в 1968-м, в Челябинске, но все и забылось. Какая-либо серьезная литература по теме в библиотеках Советского Союза была недоступна – даже в варианте забугорных изданий. Не то что бы допуск требовался, просто – не было.

«Переоткрыв» технологии и приспособив к делу доступные химикаты (не предназначенные для того как бы, но других не имелось), Владимир на пару с другом Сергеем Ворониным с успехом стали практиковаться. Вначале – в оформительских и промышленных целях, чуть позже – в художественных (сериграфия).

Интересно отметить – к искусству трафаретной печати Романов пристрастил сына Максима, и тот, начиная с седьмого класса анадырской школы, уже «катал» красочные слои на самопальном станке, постигая премудрости промысла… Дюже, между прочем, пахучего, и для здоровья совсем недружелюбного, особенно – с химреактивами той эпохи.

Ныне – возмужавший сын возглавляет полиграфическое предприятие «Интерполиарт», основанное отцом в Челябинске в начале девяностых, после возвращения из Магаданского края. И самое трепетно пестуемое подразделение в «Интерполиарте», как нетрудно догадаться, – цех трафаретной печати… куда и заглянул я летом 1996 года в окружении трех бойких и эффектных сотрудниц Российского фонда «Культурное наследие».

Фонд был учрежден с подачи Бориса Калюжного, давнего друга юности, заединщика по многим совместным затеям, вполне окрепшего к тому времени на предпринимательской ниве и уже заимевшего достаточный авторитет в бизнес-кругах Челябинска и Новосибирска, откуда сам родом. Идею учредить общественную организацию в сфере культуры и искусства Борис предложил сразу – по моему возвращению в Челябинск из шестилетней «одиссеи», бурной событиями, не всегда и безопасными, о чем подробно еще будет рассказано.

Для учреждения общественной организации (в то время это была чуть не самая привлекательная и почти «безнадзорная» правовая форма ведения хозяйственной деятельности под прикрытием той или иной социально-значимой «миссии») необходимы были три учредителя – минимум.

«Сообразить на троих» мы предложили общему другу Андрею Старцеву, художнику (график, скульптор, ювелир), и тоже давнему заединщику по многим начинаниям. Так и стали тремя равноправными соучредителями-сопредседателями громко заявившей о себе организации со звучным названием: Российский фонд «Культурное наследие». Я – в ранге исполнительного директора, «генератора идей», организатора производства. Калюжный ведал финансами, бухгалтерией, юридическими вопросами, хозяйственными, бизнес-контактами. В епархию Старцева входила собственно художественная сторона процесса.

Андрей Старцев. Фотокартина В.С., 2004

Андрей Старцев. Фотокартина В.С., 2004

Борис Калюжный. Фотокартина В.С., 1999

Борис Калюжный. Фотокартина В.С., 1999

Василий Смелянский. Фото А. Соколова, Аргази, 1996

Василий Смелянский. Фото А. Соколова, Аргази, 1996

Чуть позже от сотрудников губернской администрации мы узнали: в Челябинске вполне официально действует (и давно) общественная организация со схожим названием, подпитываемая областным бюджетом, возглавляет которую известный краевед, писатель и общественный деятель Кирилл Шишов. Съездили, познакомились. Не то чтобы стали дружить, но и для соперничества поводов не обнаружилось: интересы находились в разных «вселенных». Остались в товарищах, изредка пересекаясь на различных торжественных мероприятиях.

Первой значимой акцией триумвирата стал выпуск альбома «Изобразительное искусство. XX век. Челябинск», чему содействовала Челябинская картинная галерея и региональный Союз художников. Выпустить альбом намеревались к 260-летнему юбилею города, рассматривая именно городскую администрацию главным «закупщиком» тиража, на что мэрия с готовностью согласилась – после детального ознакомления с нюансами очень выигрышной – для всех! – затеи.

Власти запланировали отметить круглую дату с размахом (и отметили) в сентябре 96-го. Праздновать юбилеи пышно у челябинцев были основания – веские и убедительные. В отличие от некоторых иных городов, чьи «годовщины» – продукт мифов, туманных легенд и диссертаций, никак не фактов. А вот столица Южного Урала, как многие города уральские и сибирские, владеет такой роскошью: точная, документально фиксированная дата основания, исключающая разночтения, толкования и научные диспуты в жанре фэнтези.

Заложена Челябинская крепость – 13 сентября (2-го ст. ст.) 1736 года на месте башкирской деревни Челябы полковником А.И. Тевкелевым (Тевкелев Кутлу-Мухаммед), о чем собственноручно им и отписано в донесении на имя В.Н. Татищева: «Вашему превосходительству покорно доношу: сего Сентября 2 дня на реке Миясе в урочище Челяби от Миясской крепости в тридцати верстах заложил город…».

Хотя, что вполне вероятно, немалая в том заслуга и другого служилого основателя городов уральских – крепостей да острогов – полковника И.С. Арсентьева. Каковой факт, однако, коли и верен, саму дату «рождения» под сомнение никак не ставит – 2 сентября 1736 по юлианскому календарю, и баста! На седьмой год правления императрицы Анны Иоанновны. В год второй русско-турецкой войны, когда Миних Крым воевал, да недовоевал, оставив потомкам. В год, когда двадцатипятилетний студент Академического университета Михайло Ломоносов готовился отбыть по высочайшему повелению в обучение горному делу и металлургии – в Неметчину, в Марбург.

…Затея с альбомом вылилась в эффектное, масштабное предприятие. Особенно – сопутствующая пиар-кампания и размашистая презентация с участием тяжеловесов местного политического олимпа: губернатор, мэр, с ними – все-все-все. Около пятисот совсем не рядовых персон административного, культурного, медийного и бизнес бомондов столицы Южного Урала собралось тогда в выставочном зале Союза Художников, арендованного под «сходку» целиком.

А над городом, демонстрируя внушительных размеров логотип издания «Изобразительное искусство. XX век. Челябинск», кружил воздушный шар (что было для горожан – внове), в корзине коего фотокор Александр Чуносов с обычной для себя «подкрепленной» лихостью документировал на пленку головокружительное парение-с-падением воздушно-рекламной инновации. Обошлось к счастью, без жертв, даже без травм, но доставило массу восторженных эмоций свидетелям и самим воздухоплавателям: падающими метеоритами о ту пору было еще небогато, сгодился и рухнувший аэростат.

Когда же отгремели пышные торжества, и дотошная пресса затеяла разбор «распилов» праздничного бюджета, случился забавный (но грустный для нашего триумвирата) «кунштюк» в связи с альбомом.

Издание получилось красивым, добротным, уникальным в плане иллюстративного наполнения. По заказу Фонда именитый фотограф Александр Соколов отснял на широкоформатную пленку Kodak в специально организованной «студии» (для чего был выделен весь второй этаж областной картинной галереи, закрытый для посещений на три для) полторы сотни картин и графических работ, дающих представление о большинстве из действующих на тот момент челябинских художниках и о их предтечах.

Основную часть многотысячного тиража обещала выкупить городская администрация… но не выкупила, ограничившись сотней альбомов… что не помешало публично – на пресс-конференции – мэру Вячеславу Тарасову в ответ на подначный вопросец «где денежки, Слав?» уверенно заявить: неслабая часть праздничных «денежек» в целях укрепления культурного имиджа южноуральской столицы потрачена на закуп «нужного» альбома, широко распиаренного самими же журналистами, задающими теперь вот вопросцы с подковыром…

Мы с Борисом узнали о пресс-конференции на следующее утро: прочитали в газетах. Сотрудники Фонда нервно похихикивали, предлагая поискать в мэрии окошечко кассы, где обналичивают «всё обещанное». Возмущению общему не было границ: именно «кидалово» (как еще назвать?) главного заказчика тиража – мэрии – стало для Фонда ощутимым ударом. Впоследствии тираж долго реализовывался мелкими партиями, но таки продался.

Позже выяснится: мэр, скорее всего, был «не при делах» – не знал, что согласованный с ним лично закуп альбома не состоялся (сто-то экземпляров купили, их мэру для подарков и дали, чуток себе отщипнув). А уж кто из чиновников ему подсунул для публичного цитирования «сметную правду» о юбилейных тратах – о том мутная история административной Челябы кокетливо молчит. И молчать будет.

История эта тоже ведь – «ландшафты», очень конкретные: предпринимательского быта. Отнюдь не в местечковом разрезе. Чуть не каждый российский издатель охотно (но шепотом) поделится личным опытом схожей каверзы, да не одной.

Но для меня в той «новелле» – именно визит в мастерскую Романова на улице Байкальской окажется судьбоносным, знаковым. Пойму это позже – лет через пять. А повод приехать на эту улицу – утопающую в зелени, абрисом подобную донской нагайке с длинной прямой рукоятью и плетью на взмахе, пролегающую в одном из самых «независимых» и самодостаточных районов Челябинска – Металлургическом, – повод приехать в мастерскую к Романову был самый что ни на есть подходящий. Очень хотелось отпечатать «сверхкруто» два презентационных плаката, визуализирующие концепцию проекта. И пригласительные – на ту самую виповскую презентацию с банкетом. После недолгих поисков, мои сотрудницы вышли на фирму – одну из немногих, способных в Челябинске в те времена такое изладить: «Интерполиарт».

Дизайн престижной атрибутики «атмосферно», изысканно, развивая оформительский стиль альбома, создал Александр Данилов, художник и опытный полиграфист. Он же спроектировал оригинал-макет самого издания.

Именно в этом контексте уместным будет заметить: первые профессиональные уроки (они же последние, дальше уж – сам) компьютерного книжного макетирования и компьютерной художественной верстки преподал мне именно Александр Данилов.

Несколько позже он станет – наряду с фотографом Александром Соколовым и музыкантом-композитором Георгием Анохиным – компаньоном-соавтором в многожанровом проекте «ТЕТРАГЕДДОН 2000»: разработает первичный электронный оригинал-макет самой книги – эпицентра затеи, будет «застрельщиком» выездной художественной акции «Мелодия цвета пергамента» на озере Аргази, «отыгранной» за три дня в разгар бабьего лета нашей «четверкой» на одном из самых красивых и атмосферных озер Южного Урала, по ходу которой была создана серия фотокартин, не только приятственных взору, но отсылающих непосредственно к «ландшафтам-нас-питающим» – в высоком, поэтическом смысле.

master-art9-2-7
master-art9-2-8
master-art9-2-9
master-art9-2-10

Художественная акция «Мелодия цвета пергамента» на озере Аргази в рамках проекта «ТЕТРАГЕДДОН 2000», сентябрь 1996.

В ходе акции были возведены различные сооружения из камня (башня, дольмены и т.п.), осуществлены наскальные росписи, созданы ландшафтные композиции.
На первом фото – соавторы акции (слева направо): Георгий Анохин, Александр Данилов, Василий Смелянский, Александр Соколов

Знакомство с «печатным кланом» Романовых (вся семья была в деле) обернулось многолетним сотрудничеством и дружбой. С первой же встречи Романов настоятельно рекомендовал отпечатать нашу «замануху» трафаретом. – «Только трафаретом, никак иначе!», – притом был крайне убедителен и красноречив. Красноречие сказалось не праздным: цена вопроса впечатляла не менее обещанной «красоты неземной», что, впрочем, в имиджевую стратегию нашу – укладывалось.

Отпечатали. Результаты поразили всех – шармом, чистотой и насыщенностью цветов, притягательной подлинностью. То была не бледная офсетная имитация, – глазу предстали настоящие краски: густой темно-багряный… лавандовый розовый… золотой металлизированный… Да они пели на белоснежной плотной бумаге! Ее Величество трафаретная печать явила мне свой лик и чувственно, со значением подмигнула.

Но это было лишь прикосновением. Я лишь «постоял» тут рядышком.

Подписывайтесь на обновления сайта «Бизнес и культура» в соцсетях!

new-ikonka-facebook-44x44.png
new-ikonka-twitter-44x44.png
new-ikonka-youtube-44x44.png
new-ikonka-instagram-44x44.png
new-ikonka-google-plus-44x44.png
new-ikonka-vk-44x44.png

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.