Бизнес и Культура

Жизнь людей. Стронгмен (часть 6)

 Текст  

бк завершает публикацию главы Strongman из книги Юрия Шевелева «Жизнь людей». Том 1. (Диалог-холдинг, 2008).

Читайте:
Страницы книги «Жизнь людей»

Часть 6

В стороне от всех

'Молодежь — на стадионы!', Л. Голованов, 1947 год

«Молодежь — на стадионы!», Л. Голованов, 1947 год

Народное голосование дало мне повод думать о себе, как о неординарном человеке. Одновременно возник внутренний протест. Несмотря на громкие достижения, от спортивных ведомств никакой поддержки: «Эти буржуазные виды спорта не входят в программу Олимпийских игр. У нас нет средств даже для финансирования приоритетных направлений. Кому нужны силачи?» И тут на Госсовете наш губернатор назначается куратором физкультуры и спорта в масштабах страны. Девиз – массовость!

Да, надо поддерживать спорт высших достижений, но основное внимание массовым видам. Строить физкультурно-оздоровительные комплексы, спортивные площадки во дворах, направить инструкторов в деревню, капитально вложиться в здоровье нации. Неважно, является ли вид спорта олимпийским, надо как можно больше людей привлечь к занятиям физкультурой и спортом. Губернатор прямо заявил: «Мы поддержим спортсменов, самых народных, самых уважаемых и почитаемых…»

А ведь ко мне постоянно обращались родители с просьбой, чтобы я взялся тренировать детей, сделал их сильными и красивыми. Да и сами они хотели тренироваться вместе с детьми. Я разводил руками: куда ко мне идти, у меня ничего нет. Радуюсь, когда меня самого куда-то пускают бесплатно. От этих бесконечных обращений закипало возмущение. Где же справедливость?

Простые люди подтолкнули меня заняться политикой. Ко мне обратился молодой историк. Он хотел выявить примечательные места родного края, интересные события, знаковых людей, с именами которых ассоциируется Урал. «Ты стоишь особняком, сильно выделяешься на общем фоне и не только в спортивном плане. Я готовлю научный труд, хочу его задвинуть…» Он что-то сильно раздул-раздул. Ну, вроде трудно с ним не согласиться. Да, да, конечно, я стою особняком… в стороне от всех…

Тогда и зародилась мысль: может, мне стать главой района или депутатом? Историк загорелся. «Это же совершенно другой масштаб! Я пробью, узнаю, что почем». Он стал выяснять политические расклады: кто, что, где какие стаи… Пытаемся определиться со своими предпочтениями.

С удивлением узнаю, что региональное отделение популярной партии возглавляет бывший деятель студенческого профсоюза. Я его заметил, когда еще работал вахтером в пединституте. В очочках, неспортивный. С ним первым и встретились. Он был в красном галстуке и заговорил так, будто вокруг нас сидит сто человек и идет прямой телеэфир: «Мы тебя знаем, ты самый-самый! Респект, уважение». Он дал краткую характеристику партии, объяснил политические взгляды на обстановку в стране и в мире. Впечатление произвел. Мне понравилось. Надо же, люди во мне заинтересованы, я им нужен, отношение уважительное.

И все равно политика в сравнении со спортом казалась непонятным, несерьезным делом. Какая-то имитация борьбы, неясные речи, бессмысленные дебаты, слова, слова… Я улетаю на чемпионат мира в Китай, в Чинду. Там узнаю, что лидер партии лично рекомендовал меня на третье место в партийном списке при выборах в региональный парламент.

А мне что третье, что второе или четвертое. Не понимал разницы между первым и десятым. Объяснили: при определенных условиях третье место является проходным. Ни фига себе, известный политик меня знает, обратил внимание, поздравил телеграммой со вступлением в партию. Оказывается, пока я был в Китае, на собрании регионального отделения меня не хотели ставить на третье место, но пришло однозначное указание из Москвы.

Я, естественно, пытаюсь постичь программу партии: что в ее основе, за что она борется, педалится. Два дня слушал агитационный диск с величественными патриотическими песнями о советской родине. Проникался. Ну, мы же огромная страна, сто сорок миллионов. И в брошюрках все правильно: земля – крестьянам, фабрики – рабочим, недра – народу, а богатых надо разбавить… Люди работают, но ни х… не имеют.

Я был воодушевлен, нашел то, что искал. Все совпало с моими представлениями о жизни. Верным путем идут мои новые товарищи. Но вдруг мне стало страшновато. Надо же глубоко понимать идеи партии, суметь их внедрить в массы, объяснить людям суть, с кем-то поцапаться, отстоять свою позицию. Смогу ли я сказать что-то дельное, как-то сформулировать свои мысли? Ведь слова должны отражать действительность, факты. Нельзя высказывать только накопившиеся обиды или пугать оппонентов: мы придем к власти, вы нас не сдвинете…

Все оказалось гораздо проще. Меня успокоили: «Не переживай, ты такой умный, ты совсем не дурак, из всех спортсменов ты самый нормальный». Я слушал и понимал, как все-таки важно образование, а свою новую стезю мне предстоит осваивать долго и упорно, пока, наконец, смогу разобраться во всех центрах силы. Что из чего варится, кто кого подпирает или, наоборот, подсекает и топчет.

Я вернулся из Китая на финише предвыборной кампании. На агитационных плакатах и листовках тройка регионального списка. Первый – рекомендованный центром москвич, второй – лидер местного отделения партии и я в пиджачке. Листовки черно-беленькие, да еще плакаты, где я один на красном фоне. Тираж тридцать тысяч экземпляров. Мне их пришлось развозить по районам области. Стал следить за текущим процессом.

Во всех информационных передачах на первом месте политика, на которую раньше не обращал внимания. Потом все остальное: культура, искусство, спорт. Вроде шоу на закуску. А в самый канун выборов в наш город прибыл лидер партии. Он встретился с губернатором, выступил на телевидении, мы вместе побывали на пресс-конференции в Интерфаксе. Нас пригласил глава города. Приехали, вице-мэр извинился: «Пожалуйста, подождите две минуты, мэр застрял в пробке». Минут через тридцать появляется хозяин. Поговорили… странная такая встреча… без галстуков…

Подписывайтесь на обновления сайта «Бизнес и культура» в соцсетях!

new-ikonka-facebook-44x44.png
new-ikonka-twitter-44x44.png
new-ikonka-youtube-44x44.png
new-ikonka-instagram-44x44.png
new-ikonka-google-plus-44x44.png
new-ikonka-vk-44x44.png

Мутная вода

Заканчивается день выборов, идет подсчет голосов. Разобраться трудно: семь процентов избирателей, восемь… И сколько человек из нашего списка проходит? В первую ночь спорили: прошел ли я? Одни говорят – нет, другие – да. На следующий день прояснилось. Ага, прошел, ну, хорошо, и что же дальше? Новый год встретил с родителями. Возвращаюсь из деревни – ко мне с вопросами: «Чувствуешь себя народным избранником, наверное, мама довольна?» Не могу сказать, чтобы мама скакала от радости. Для нее эта политика так же непонятна, как и спорт. Она ведь ждет какой-то помощи от губернатора или мэра. «Сынок, тебя знают миллионы людей в стране и в мире, ну когда тебе дадут квартиру? Иди, попроси у мэра…»

Первое заседание парламента прошло торжественно. Прессу привлекли новые лица в депутатском корпусе. Может, ждали каких-то решительных действий, изменений. Губернское болото наскучило. А вдруг возникнут разные мнения и даже, страшно сказать, столкновения каких-то фигур и кланов? Как будет весело! Для меня все непривычно: такое количество людей в костюмах, галстуках, сияющие улыбки перед телекамерами, кожаные кресла, сплошное дерево.

Возникло напряжение, я стал сомневаться, что с чем-то не справлюсь. Как в спорте, когда кажется, что не сможешь поднять вес или победить соперника, который, может, и размером с тебя, но выглядит гигантом. У страха глаза велики. В такой момент сам себе кажешься маленьким, сжимаешься в жалкое подобие атлета, вздумавшего сразиться с реальным силачом. Нормальные ощущения, они не дают расслабиться.

Оказавшись в парламенте, испытал нечто похожее. Опытные депутаты больше знают, умеют, они хитрее, тоньше, много чего видели в жизни, у них солидные ресурсы, связи. Они превосходят меня по всем параметрам. Но ведь во мне уже сидит победитель, я привык к признанию своей силы. Я – первый. Я – чемпион. Этот груз на меня и давил: вот-вот опять превращусь в обычного человека.

Половина депутатов просто незнакома. Про кого-то слышал или видел на экране. Но теперь-то они как минимум жмут руку. Многие отнеслись ко мне с интересом. На улице ведь не подойдешь, а тут такая удобная площадка. Но некоторые, самые важные, насторожились. Вдруг я скажу не то? И отсканировать меня трудно, и нет веревочек, за которые можно дернуть. Зато удобен лидер регионального отделения нашей партии. Наперед известно, что он скажет или сделает. И меня это устраивает. Нет никакого желания влиться в команду, стать своим в доску. У них есть свои винтики, шпунтики, а я – инородное тело.

Отторжение случилось скоро. Я отказался от депутатского мандата… Фактически мне предложили уступить место бизнесмену, четвертому в предвыборном списке, а самому двигаться на федеральный уровень. Но я и изначально намеревался как бы засунуть ногу в мутную воду, почувствовать ее и вовремя вынуть. У меня не было готовности отказаться от спорта и других моих увлечений.

Тут неожиданно забеспокоились журналисты: что случилось, вы складываете полномочия? Появились публикации с броскими заголовками «Парламент обессилен». Я даже перестал отвечать на звонки. Люди сделали вывод, что меня обманули ушлые интриганы, стреляные воробьи. А у меня, напротив, возникло ощущение – обманул избирателей. Друзья успокаивали: люди голосовали не за конкретного человека, а за партию. Но я-то понимал, и за меня лично.

Меня пригласили в столицу. Состоялась личная встреча с лидером партии. Он говорил глобально: «Надо вить круги вокруг Башкортостана, ты должен всегда быть рядом, в нужный момент в нужном месте». Меня стали знакомить с известными политиками, приглашать на партийные мероприятия, я потихоньку набирал ход. Но тут партию стали мочить сверху. Лидер чем-то досадил кремлевским функционерам. Мне нашептывали: если его уберут, и тебе придется свалить в знак солидарности. Куда уж свалить? Непонятно.

Лидер партии с удовольствием играл отведенную ему роль в политическом спектакле. Старался понравиться публике за счет внешних эффектов, резко критиковал пресловутого Чубайса, трогал национальные и имперские струнки. Его политические решения и действия оказывались тупиковыми, но риторика привлекала отдельные слои населения. Он обожал находиться в центре внимания: «Я большой, высокий, красивый. А что такое Путин? Маленький, закомплексованный человечек, который при личной встрече отводит глаза, теряется».

Еще он хвастал, как удивил чеченцев. Во время переговоров полевые командиры выложили на стол свое оружие. Ну, и он якобы вытащил свой маузер образца семнадцатого года. Боевики обалдели. Понятно, никакого маузера не было, все как-то по-детски. А еще он пересказывал свои сны о партии, о великой России… Я это списываю на правила игры. Но большинство обманывается. Люди придумывают себе кумиров, голосуют за них.

Я был на съезде в Измайлово, когда лидер партии заявил о своем добровольном уходе. Его приветствовали стоя: то ли из уважения, то ли обрадовались уходу. Партию возглавил другой. Сразу заговорили, что партия изменит политический курс. Я метался и не мог понять, где правда. Возникло ощущение чего-то нехорошего, что может отразиться на мне. Это не посторонние разборки. Меня убеждали выйти из партии.

Вскоре появился новый политический проект. По велению Кремля объединились три партии. Я видел, сколько крутится народу, сколько противоречивых мнений. Кто возглавит так называемых «эсеров»? Ведь три головы не будет. СМИ муссировали тему на все лады. На региональном уровне объединительный процесс проходил крайне болезненно. Меня попытались втянуть в эту возню. Не смогли. А драма в том, что не оказалось адекватной фигуры, способной действовать в стрессовой ситуации. Столичные функционеры и местные технологи пытались что-то слепить из подручного материала, тусовали засаленную колоду и так, и сяк. Бесполезно.

 

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram


Присоединяйтесь к нам в Telegram