Бизнес и Культура

«Красная область» (часть 2)

✯  4  ✯

Челябинск. Митинг противников рыночных реформ. 1990-е гг.

Челябинск. Митинг противников рыночных реформ. 1990-е гг.

 
В теперь уже легендарные «лихие девяностые» Россия была глубоко потрясена спонтанными рыночными реформами и бешеным разгулом якобы демократических преобразований. Либерализация цен, гиперинфляция, ваучерная приватизация, акционирование предприятий, свободная конвертация валюты, финансовые пирамиды, разграбление государственной собственности и проч. привели к неконтролируемым последствиям. Наступило золотое времечко для всякой шпаны разного калибра: мошенников, спекулянтов, «деловаров»… Но именно в этот жгучий период органы безопасности и правоохранительные структуры занялись внутренним переустройством вместо того, чтобы контролировать процесс проведения реформ и бороться с криминалом.

Мое стойкое убеждение: тотальное реформирование органов безопасности на рубеже 1980-1990-х годов проводилось для того, чтобы нам некогда было работать «на улице». Из-за пресловутой «гласности» и благодаря «свободной прессе» дошло до того, что сотрудники спецслужб превратились в изгоев общества. Из каждой подворотни нам тыкали 1937 годом. Либеральные политиканы, прожженные «рыночники» лезли на высокие трибуны и в СМИ, чтобы изобличить «кровавую гэбню». В таком раскладе мы стали выглядеть убогими маргиналами. Расцвела новая мораль: «Если ты такой умный, почему такой бедный?», «Если ты такая красивая, почему спишь с одним мужчиной?» Зато бандиты, ворье и валютные проститутки стали эдаким «топ-классом», кумирами молодежи, цветом нашего истэблишмента.

В это самое горячее время оголтелой криминализации страны нас, сотрудников ФСБ, будто специально усадили в кабинеты и архивы за дела давно минувших лет. Новейшая Россия занялась массовой реабилитацией тех, кто пострадал в двадцатые-тридцатые годы от сталинских репрессий. Лично я целый год просидел за письменным столом, разбирая бесконечные дела репрессированных. Да, эти страшные уроки прошлого надо знать всем, но какому-то злому гению понадобилось, чтобы именно в начале 1990-х мы были оторваны от полноценной борьбы с уголовщиной.

Гайдар, Чубайс и прочие «младореформаторы», взявшие в оборот неадекватного Ельцина, фактически отодвинули спецслужбы и правоохранительные органы от контроля за разгосударствлением собственности, чековой и денежной приватизацией, что проводились в самой вульгарной, разнузданной форме. Тогда нас напрочь замучили перманентными реорганизациями и какой-то вторичной работой, далекой от насущных задач по обеспечению безопасности.

Чубайс и его присные сумели выдержать паузу с оттяжкой, чтобы мы не смогли вмешаться в ключевые события. Все основные ниши в экономике в короткие сроки были схвачены весьма сомнительными типами вроде нашего Владимира Головлева, выдающегося деятеля приватизации челябинского разлива. Но если Чубайсу удалось исключить непосредственное влияние правоохранителей на экономические реформы, то без влияния и посильной помощи уголовников обойтись он не мог – «синие» стали его надежной опорой в раздербанивании и разграблении России.

Быстро расплодившиеся нувориши, «новые русские», ловко сориентировались в «эпоху большого хапка». Они сумели оперативно аккумулировать огромное количество приватизационных чеков (ваучеров), чтобы с помощью крупных пакетов занять ключевые позиции на стратегически важных промышленных предприятиях. Все накаты на неугодных субъектов, все рейдерские захваты состоятельных предприятий приватизаторы проводили с участием уголовников.

Фото: А. Гольянов

Фото: А. Гольянов

Да и сама постановка задачи была «чисто конкретной»: каждой криминальной структуре – «по кусочку Родины» практически в любом частном предприятии. Таким образом, одними из главных бенефициаров приватизации России, кроме пресловутых «завлабов», безусловно, стали лидеры преступного мира – воры в законе. А органы госбезопасности оказались на обочине. Им было запрещено вмешиваться в процесс: «За приватизацию в стране отвечает Чубайс, за приватизацию в Челябинской области – Головлев. И никто не смеет им перечить!»

В своем тесном кругу мы горячо обсуждали то, что происходило в стране. Мы отдавали себе полный отчет в порочности случившихся экономических и политических реформ. Но когда мы пытались как-то апеллировать к этим драным реформаторам, они нам, недотепам, объясняли через губу: «Родину надо спасать, вытаскивать из болота, это, дескать, задача государственной важности, людям жрать нечего. Только рынок, только новые «деловые люди» способны накормить вас, сирых и убогих!» – «Так мы же этих прощелыг раньше сажали». – «Ерунда, это мы просто недопонимали…»

✯  5  ✯

Тем не менее к нам стала просачиваться интересная информация о каких-то отдельных делишках господина Головлева, возглавлявшего областной КУГИ (Комитет по управлению госимуществом). Мы обращаемся к власти, но тут же выясняется, что и тогдашний губернатор области Вадим Соловьев фактически отстранен от процесса приватизации! У Головлева в этом самом КУГИ была даже своя собственная охрана! Кстати, пожалуй, только с губернатором Соловьевым у меня сложились нормальные рабочие отношения. С последующими как-то не срослось…

Уже в первой встрече я «нарисовал» Вадиму Павловичу структурную схему приватизации, задуманную Головлевым. А ведь надо честно признать, что сам Владимир Иванович был человек даровитый, умный, умевший четко формулировать цели и задачи, глубоко просчитывать алгоритмы их достижения. И вот после моего доклада губернатор – надо отдать ему должное – прислушался к изложенным доводам, и по отношению к Головлеву стал вести свою политику: «два пишем, три в уме». Практически Соловьев дистанцировался от начальника КУГИ и вообще процесса приватизации, тем более что губернатору напрямую шли звонки от самого Чубайса: «Не лезь, не мешай, всё идет, как надо…»

И действительно, механизм приватизации наиболее значимых промышленных предприятий, созданный и успешно опробованный Головлевым в Челябинской области, оказался передовым в стране! Именно по головлевским лекалам проводилась криминальная приватизация во многих других регионах. Многомудрый Владимир Иванович, сверяя свои идеи и ходы с победоносным Чубайсом, сумел в кратчайшие сроки сформулировать базовые принципы фондового рынка и состряпать все основные инфраструктурные институты.

Прежде всего, Головлев, пользуясь своим служебным положением, сварганил ЧОИК – Челябинскую областную инвестиционную компанию, которой надлежало взять якобы под госконтроль весь процесс приватизации, чтобы «красные директора» не увели их под себя. При акционировании любого значимого предприятия его руководство должно было передать в ЧОИК 20%-ный пакет своих акций, причем бесплатно! Внешне этот ход выглядел как бы законным, но такого закона просто не было!

Далее Головлев уже согласно постановлению правительства создает фонд – ЧИФ СЗН (Чековый инвестиционный фонд социальной защиты населения). В этот фонд со своими ваучерами загоняются все бюджетники: учителя, врачи, милиционеры и проч. Причем ЧОИК становится управляющей компанией фонда СЗН! И буквально за полгода в ЧИФ СЗН уже было свыше 300 тысяч акционеров. Приватизация – дело новое, подавляющее большинство населения и даже руководители промпредприятий просто не знают, что делать и куда податься.

А любезнейший Владимир Иванович тут как тут. Он организует специальный ликбез на телевидении, вовлекая простодушное население в исторический процесс разгосударствления нашего горемычного Отечества. И вот уже к Головлеву потянулись люди… Директор очередного предприятия обращается в КУГИ с документами на приватизацию – г-н Головлев морщит лоб: «Плохие у вас бумаги, безграмотные, прошу переделать…» Раз отправит, второй, третий…

В.И. Головлев. 1992 г. Фото: Б. Каулин

В.И. Головлев.
1992 г.
Фото: Б. Каулин

Потом либо сам Головлев, либо его подручный звонят бедному хозяйственнику: «Мы тут специально для вас, дураков, создали фонд – там вам всё объяснят, подскажут, где и что писать. Мы с вас даже денег брать не будем, просто пакет акций процентов 10-15 передадите в наш фонд, и все дела…» – «Хорошо, мы согласны, вот наш пакет». – «Да, кстати, впереди ведь денежная приватизация, а у вас есть деньги, чтобы укрупнить свой пакет?» – «Ну немного есть, хотя хотелось бы еще, но где ж взять?» – «Как где? Раз надо – поможем. Мы специально для вас создали «Банк содействия приватизации», там можете взять кредит, не стесняйтесь, я позвоню, предупрежу, мы же теперь с вами – деловые партнеры, акционеры, одного поля ягоды, будем помогать друг другу…»

Какая милая история, как хорош, как предупредителен и обаятелен г-н Головлев! Вот таким макаром он и подсобрал весьма приличные активы. Причем не только в Челябинской области, но и в других регионах: к примеру, Новороссийский порт и проч. Буквально за два-три года бурной деятельности этот неутомимый труженик с вечно засаленными волосами, в драном свитере, живущий в однокомнатной квартирке в Ленинском районе, стал одним из богатейших людей в новой России!

Впрочем, в либеральных кругах по сей день бытует устойчивое мнение, что Головлев в своей подвижнической деятельности никогда не преследовал корыстные цели. Он, дескать, целиком посвятил жизнь беззаветному служению «правой идее» (примат личности над обществом) и почкующимся на ней политическим наростам: партии «Демократический выбор России», а потом и «Либеральной России».

Ну а я думаю по-простому: трудился этот «перец» не только для демпартии и заблудшего народа, как он это понимал, – но и для англосаксов… Мы достоверно знаем, с каким драйвом и усердием в правительстве младореформаторов вкалывали лощеные западные консультанты. Как тут не вспомнить булгаковского Волонда, тоже «консультанта»! Но, в отличие от бескорыстного дьявола из бессмертного романа, десантные бригады западных экспертов-консультантов, безусловно, закладывали свои стратегические интересы в содержание того же «Закона о приватизации» или, скажем, в политику Центробанка, Минфина и Министерства экономики (что, кстати, работает по сей день).

Все их «консультации» так или иначе сводились к тому, чтобы определенная группа людей, отнюдь не российского подданства, получила право собственности на целый ряд основных производственных мощностей в России. Многие наши крупные отраслевые предприятия, имеющие стратегическое значение, в 1990-е годы оказались в собственности или под реальным контролем западных «партнеров».

✯  6  ✯

У Головлева была масса «плодотворных дебютных идей», навеянных «западным ветерком». Можно вспомнить его изысканную комбинацию по приватизации одного из госпакетов акций нашего флагмана социалистической индустрии – Магнитогорского металлургического комбината (ММК). Эта нетривиальная история требует специального исследования и глубокого погружения в весьма пикантные подробности. Такую попытку уже предпринимал челябинский публицист Юрий Шевелев в книге «Недалекое прошлое. Павел Рабин: анатомия приватизации» (Диалог-холдинг, 2005), где ему удалось кое-что выведать у непосредственного участника тех событий – Павла Рабина. Но не всё! Кстати, предпринятое совместное литературное исследование закончилось глубоким мировоззренческим конфликтом между автором книги и ее героем, который в 1990-е годы являлся агентом крупного швейцарского трейдера – компании «Гленкор», но в истории с аукционом по 3%-му госпакету сотрудничал с ММК.

Интересно, что сегодня тема приватизации в 1990-е годы стала актуальной. Почему? Видимо, «порочное зачатие» крупной частной собственности в новейшей России привело к таким паскудным последствиям, что, видимо, с ее «отцами» все-таки придется разбираться всерьез. Тот же Головлев, чтобы заполучить 3%-ный госпакет акций ММК, проявил редкую изворотливость и нахрап. В качестве необходимого инструментария он смастерил три фирмы для участия в торгах и газетку «АкционерЪ» (редактор Герман Галкин).

Уже в первом аукционе торги были сорваны поведением представителя ЧИФ СЗН, неимоверно задравшего цену, чтобы отбить конкурентов, но в итоге он отказался подписывать договор по финальной цене. Второй аукцион по тому же пакету оказался криминальным: весь тираж газеты «АкционерЪ» с объявлением о дате аукциона был уничтожен, кроме обязательных экземпляров для проверки. Головлев почти прибрал к рукам злополучный пакет, но мы с помощью губернатора Соловьева инициировали возбуждение уголовного дела. В итоге результаты второго аукциона тоже отменили. Позже выяснилось, что, оперируя своими фирмами, Головлев фактически отрабатывал интересы англосаксов, в частности компании «Trans World Group». Во время тайных торгов все три компании Головлева играли на понижение, поэтому конечная цена оказалась смехотворной. Кстати, именно тогда нашу «Красную область» навестили аж тринадцать воров в законе, внимательно следивших за процессом.

«Синие» могли реально влиять на этот аукцион благодаря своему контролю над поставками казахстанской руды и коксующегося угля на ММК. И они в принципе играли на понижение цены пакета за счет экономического давления. Но кто фактически мог включить этот механизм? Сама «синяя власть» на такое не способна, она, по сути, являлась (и является!) инструментом мировой финансовой системы. Вот в чем драма!

Наконец, осенью 1994-го вышеупомянутый пакет с грехом пополам был продан на третьем аукционе в пользу ММК, который на торгах представлял Рабин. В том эпизоде он как бы соперничал с Головлевым, работавшим на «Trans World Group». За эти 3% ММК выложил 22 млрд рублей, причем головлевский Фонд имущества сразу потребовал немедленной оплаты пакета через свой «Банк содействия приватизации». Но эти 22 млрд, оказавшись на счетах БСП, ушли в неизвестном направлении. Их так и не нашли. БСП вскоре обанкротился, а председатель правления банка (Багриновцев) был убит – его просто забили прутьями какие-то подонки.

Сам же Рабин предположил, что пропавшие деньги могли осесть на счетах партии «Демократический выбор России», активным членом которой являлся тогда Головлев, верный соратник Гайдара-Чубайса. И надо отдать должное смышленому Павлу Беньяминовичу: он любил и умел зарабатывать деньги в то смутное время. В упомянутой сделке Рабин помог (разумеется, небескорыстно) ММК, а потом он хорошо потрудился и на «Гленкор» при приватизации «Мечела». Между прочим, и здесь ему пришлось побороться с Головлевым, но до поры… Компания «Гленкор» использовала Рабина по своему разумению, но в итоге вышла на крупную сделку именно с Головлевым, куда более масштабным деятелем «эпохи большого хапка».

Я почти не сомневаюсь, что именно «Гленкор», плотно занимавшийся еще и зерновым рынком, опять же через Головлева предоставил финансовые ресурсы для денежной приватизации ключевых предприятий в Челябинской области: Сосновского КХП, «Макаронной фабрики» и проч. Таким образом, наш главный пахарь на ниве приватизации успел поучаствовать практически во всех значимых сделках в Челябинской области. И, естественно, он слишком много знал…

21 августа 2002 года, мой день рождения, сижу в рабочем кабинете. Вдруг звонок: «Виктор Анатольевич, а у тебя алиби есть?» – «Не понял». – «Головлева убили…» Я опешил: в сентябре мы должны были получить доступ к его телу, он уже проходил свидетелем по уголовному делу в нескольких инстанциях. Мы даже пару раз сунулись в Госдуму, чтобы его отдали нам «на поруки». Ан нет, депутаты не выдали соратника, а так, глядишь, Владимир Иванович остался бы в живых… Ну, конечно, отсидел бы свое, но зато сколько занимательных историй поведал бы…

Со смертью Головлева практически все концы приватизации в Челябинской области были обрублены. Некому теперь поделиться этими великими тайнами. Ну разве что тронуть-таки Чубайса… Но кто посмеет? Откровения этого выдающегося деятеля планетарного масштаба опасны для всех еще действующих лиц! События, случившиеся в России в 1990-е годы, здравым умом не понять и аршином общим не измерить!

В один ряд с чумовой приватизацией можно поставить и президентские выборы 1996 года. Это было опять же уникальное, фантасмагорическое действо, в котором участвовали не только наши забуревшие олигархи во главе с вездесущим Чубайсом, но и мировая закулиса. Общими усилиями они с грехом пополам сумели пропихнуть полуживого Ельцина на второй срок. И сегодня задним умом я начинаю понимать, как витиевато финансировалась та предвыборная кампания. Думаю, что подавляющее большинство обывателей и даже искушенные эксперты на этот счет заблуждаются… Ведь по сей день бытует мнение, будто российские олигархи, обеспокоенные здоровьем и рейтингом Ельцина, все-таки решили тряхнуть мошной и что-то наскрести на кампанию. Оно было как бы так, да не так. Олигархи (отдадим им должное) действительно сосредоточились и проявили волю к жизни – но вот своих денег они точно не потратили ни цента, а скорее всего, недурно заработали на этом кипише.

Каким образом? Помог Лев Иосифович Вайнберг (зять академика Л.Д. Ландау), в свое время известный предприниматель, возглавивший первое совместное советско-франко-итальянское предприятие «Интерквадро», которое специализировалось на компьютерных проектах. И вообще чем он только не занимался! Например, в 1993-м руководил АО «Росвтордрагмет» (переработка ломов, содержащих драгметаллы), а в 1996-м стал председателем секции золота и драгметаллов на Московской бирже.

Я почти уверен, что именно Лев Иосифович, как член Президиума Совета по внешней и оборонной политике (и при этом – масон!), мог обратиться к президенту с просьбой передать в оборот на полгода весь золотой запас из Гохрана России: «Мы тебе, Борис Николаевич, дадим денег на выборы и заодно подымем с колен матушку Россию…» Можно подумать: это бред, но к весне 1996-го, когда вовсю развернулась предвыборная президентская кампания, во всех ювелирных магазинах появились изделия из золота с бирками 1924, 1937, 1976 годов по какой-то смешной цене! У нас, в Челябинске, открылся ювелирный салон «Звезда Урала», получивший от Гохрана приличный беспроцентный товарный кредит. Мы начинаем рыться и узнаем, что подобные фирмы расплодились по всей стране: «Звезда Сибири», «Звезда Алтая»… С чего бы это? А с того, что в самые кратчайшие сроки надо было набить наличкой чубайсовские «коробки из-под ксерокса»! Между прочим, мы, челябинские следователи, умудрились добраться до хранилища Гохрана… Впрочем, это отдельная история.

бк

Продолжение следует…

Иллюстрации: сайт Челябинского регионального отделения общероссийской общественной организации «Союз фотохудожников России» fotosoyuz74.ru, фото А. Гольянова, Б. Каулина и С. Арканова

 

 

Читайте также:
«Красная область» (часть 1)

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram