Бизнес и Культура

Круглый стол в Общественной палате – 3

Юрий Король:

Что мы делаем по отходам? У нас два вида отходов – это отходы обогащения извлеченные – продукт, который будет в хвостохранилище, и скальные породы. По скальным породам: 2/3 скальных пород — это основа для щебня, и за 20-30-50 лет эти отходы будут использованы.

Шум, голос из зала: «Но есть же технологии безотходного производства!»

Я согласен с вами. Давайте садиться за стол переговоров, я готов выслушать вас, готов приехать к вам, если вы пригласите, рассмотреть ваши предложения.

По Шершневскому водохранилищу. Почему я вначале сказал, что мы вынуждены были пробурить дополнительно почти 90 скважин на глубину 500 метров? Чтобы изучить вопрос, связанный с поверхностным водостоком, с разломом. Точнее, не мы, а специализированная организация, которая имеет на это право.

И они нам дали заключение, оно приложено к документам по ОВОС, и с ним можно ознакомиться. Насколько это заключение правильное, профессиональное, грамотное, объективное – покажет экспертиза. Я согласен с предложением даже после этого сесть с экспертами и порассуждать, подискутировать – нет ли проблем, мы готовы все эти вещи посмотреть.

Никакого препятствия к этому с нашей стороны нет. И сказать нашим коллегам, проектировщикам, научным работникам, что они неграмотные, – мы не можем: они дали заключение, и мы всё исследовали и проверили.

О том, чтобы документы запрашивать через суд. Да не надо через суд – можно прийти к нам или сейчас подойти и ознакомиться с документами: никакого запрета и ограничений нет, кроме того, что мы не стали все 92 тома оцифровывать.

Голос из зала: «Мы приходили, но документы не были предоставлены!»

Мы всё предоставили, у нас есть уникальные записи – мы снимали, кто сколько раз приходил и смотрел. Приходите завтра, приходите сегодня.

Голоса из зала: «Вы что, все 92 тома на машинке отпечатали?.. Неужели нет возможности оцифровать документы?… Выложить их куда-то, чтобы они были доступны всем… есть же передовые технологии…»

Всё, что требуется по закону, весь пакет документов мы предоставили для рассмотрения, он доступен сегодня. Мы выкладывали их в пунктах проведения слушаний. И обратите внимание: когда мы встречаемся с людьми, мы всё рассказываем, если нас слушают. А когда нас не слушают – хоть в каком виде предоставь эти документы, их никто не читает!

Шум, выкрики и голос из президиума: «Коллеги, давайте сначала выслушаем, а потом будем задавать вопросы».

Тяжело говорить. Но я все равно буду говорить, потому что, кроме вас – двух-трех, – здесь много людей, которым интересно, они же не просто так пришли.

По работающим специалистам: кто, как и где работает. В первое время на Михеевский ГОК мы привлекали специалистов иностранных компаний, которые помогали нам осваивать современное оборудование – по производительности, по автоматизации: горы современного оборудования.

Мы с ними работали, научили на нем работать наших будущих специалистов. На сегодняшний день на Михеевском ГОКе нет ни одного иностранного рабочего. 85% – это жители Челябинской области, в основном из Варненского района. Конечно, этих людей надо учить. Машины с компьютерами, оборудование компьютеризировано, и мы рассчитываем на молодежь, на молодое поколение, которые придут к нам, мы проводим их обучение.

Мы сейчас ведем переговоры с техникумом Коркино, чтобы проводить какие-то курсы для будущих наших работников. Если вы думаете, что нам выгоднее привлекать работников со стороны, решать их социальные проблемы, то нет – нам проще принимать на работу местных жителей, связанных с этой территорией.

По встречам с жителями. Когда есть возможность, мы всегда встречаемся с людьми и обсуждаем все проблемы.

По градостроительной документации. Насколько я понимаю, это главная проблема – и к нам вопрос, и к руководителям муниципального образования. Еще раз повторяю: мы сейчас должны пройти – по закону – государственную экологическую экспертизу. Но часть вопросов мы уже решаем: по земельным отводам, по собственности и пр.

По Коркинскому разрезу. Интересный вопрос. Первоначальная наша позиция была – разместить наши «хвосты» в Коркинском разрезе, они закрыли бы примерно одну треть всего разреза. Решилось бы несколько проблем — например, проблемы пожаров, проблемы оползней и т.д. Но на одном из совещаний нам было сказано: если вы пришли сюда – решайте все проблемы Коркино, которые накопились за 50 лет. Вот к этому мы не готовы.

Если мы приходим – мы готовы отвечать за всё, что есть сейчас, но за то, что было до нас, за то, что туда приходил бизнес, давались обещания по решению социальных проблем, в том числе по отселению жителей, – мы за это отвечать не готовы. Мы предложили сделать юридическое лицо и поставлять хвосты по символической цене – «лишь бы только забрали». Но тема дальше не пошла.

Опять шум, выкрики, призывы из президиума к тишине, попытки оратора что-то сказать – разобрать довольно сложно.

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

Здесь я поймал себя на мысли, что Юрий Александрович в принципе неплохой мужик. Есть еще в нем остатки приличия, но вся беда в том, что ему надо играть в чужую игру. Ох, как это трудно! Тут бы подошел человек более изощренный, абсолютно аморальный, способный даже наслаждаться заведомой ложью…

Теперь о Удокане. Там строит ГОК другая компания, и нам туда хода нет.

Выкрики: «Не строят там ГОК!», «Китаю-то туда ход есть, а вам туда нет хода?»

Они занимаются проектированием. Если кому-то это интересно, я могу вам детально рассказать всю историю с Удоканским ГОКом: какие проблемы там нерешаемые, почему 4 млрд долларов инвестиций в развитие инфраструктуры сделали этот проект неокупаемым – я готов всё это объяснить, подходите – расскажу.

И еще один докладчик, то есть выступающий задавал вопрос о документации по Томинскому ГОКу. Подходите, читайте все наши исследования, все наши документы, повторюсь, мы предложили для ознакомления проекты – и на 14 млн тонн, и на 28 млн!

Читайте, знакомьтесь, приходите со своей позицией: «там-то, там-то, там-то неправильно» – давайте сядем вместе и рассмотрим, если что-то неправильно – спросим у авторов исследований, но главный судья – это Государственная экологическая экспертиза и Государственная общая экспертиза. Вот они это всё и будут рассматривать, и я не хочу даже допускать мысль, что там некомпетентные сотрудники сидят.

По розе ветров, выбросам. 10% розы ветров идет на Челябинск. Наши выбросы – это 1,4 тысячи тонн пыли, мы этого не отрицаем и считаем необходимым сделать санитарно-защитную зону. Но из Челябинска на нас тоже полетит – и не 1400 тонн, а 20 тысяч тонн с учетом розы ветров. То есть проблемы есть и тут, и там. Там выбросов в десятки раз больше, и решать эти проблемы надо в Челябинске.

По землетрясениям был вопрос. Да, на Урале отмечались землетрясения – в Магнитогорске, например, землетрясение в 4 балла. В соответствии с нормами проектирования все наши строительные объекты рассчитаны на 6-7-балльные землетрясения. 6-балльное землетрясение было в Сысерти, 4-балльное – в Екатеринбурге, и это всё считается, просчитывается и учитывается.

По воде. Да, непременное условие нашей работы – это вода. У нас потеря воды происходит, когда хвосты мы укладываем в хвостохранилище, влажность хвостов – до 20%, и эта вода остается там навечно. Поэтому мы будем вынуждены пополнять запасы воды за счет озера Синеглазово, какие-то еще мероприятия будут по воде, в том числе – Катенинское водохранилище, где два года назад была беда у нас, ну вы знаете.

О рекультивации. Проблема рекультивации хвостохранилища отражена в документах по ОВОС – можно всё спокойно посмотреть, ознакомиться, начиная от высадки деревьев – это около 6000 саженцев и заканчивая выпуском в водоемы 40 000 мальков, из которых более 20 000 уже выпущены. Все эти условия прописаны, мы обязаны это делать, и мы контролируем это. И у нас даже мысли уйти от этих вопросов нет.

По загрязнению почвы, воды и воздуха всё детальнейшим образом изложено в ОВОСе. Все эти документы предоставлены для ознакомления. Если кто-то не успел – приходите, знакомьтесь, вносите предложения, делайте замечания. Забегая вперед, скажу (я повторяюсь – уже третий раз об этом говорю): мы готовы садиться на переговоры со специалистами еще раз после того, как будет получено заключение экспертизы, мы готовы встречаться с любым коллективом для конструктивного разговора. Почему? Если сейчас мы чего-то не предусмотрим, нам потом это дело выйдет боком, потому что эти проблемы все равно придется решать, и лучше это сделать сейчас.

Вопрос с места – об оффшоре.

По оффшору — Томинский ГОК зарегистрирован в Сосновском районе. Если кто-то считает, что мы что-то там химичим, пишите заявления, и нас в очередной раз проверят. Всё абсолютно открыто, прозрачно – приходите, проверяйте. Здесь никаких проблем ни сейчас, ни потом мы не видим.

По лесным насаждениям. За пять лет деятельности мы должны вырубить 250 тысяч кубов древесины. Цифра эта небольшая: Челябинская область вырубает ежегодно 1 млн 300 тысяч кубов древесины, то есть мы за пять лет вырубим 15% от того, что область для каких-то целей вырубает за год.

С точки зрения экологии, защиты атмосферы это серьезная величина, но она не такая критичная на фоне той цифры, которая была озвучена. И мы обязаны в соответствии с ОВОСом, в соответствии с согласованием, которое нам дали лесники, – высадить на каждом гектаре до шести тысяч саженцев.

Вопрос с места – о налогах.

По налогам. Михеевский ГОК за период своего существования заплатил налогов во все бюджеты 1 млрд 100 млн рублей. Причем он находится еще в первоначальной стадии реализации проекта. По завершении этой стадии налоги значительно возрастут: кроме меди, из этой руды мы забираем молибден, золото и серебро, а также серу.

Вопрос с места – о штрафах Михеевского ГОКа.

О штрафах я не готов сейчас ответить – вопрос этот раньше не звучал, мне надо позвонить и уточнить.

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

Насчет того, что «главный судья – это Государственная экологическая экспертиза и Государственная общая экспертиза» – вопрос спорный. По Конституции РФ, источником власти в стране является «народ», а значит – и главным судьей! Правда, об этом власть и бизнес вспоминают только в критические моменты, когда доводят людей до ручки. Ну а по поводу того, что Челябинск будет в обратку «пылить» на Томинский ГОК все уже всласть поиздевались, поэтому я не хочу бить лежачего.

И еще промолчу насчет того, что в РМК «всё абсолютно открыто, прозрачно». Еще весною я лично предлагал Олегу Грачеву на страницах моего журнала обстоятельно изложить позицию медной компании. Он мне прямо сказал: «Юра, эта компания сторонится публичности…» И тогда я вообще не понял: зачем свердловчане взяли в штат челябинского журналиста, который мог бы внятно и говорить, и писать, и убеждать своих «недалеких» земляков.


Правда, с июня сего года в РМК наняли поп-блогера Подопригору, который начал помаленьку-полегоньку просвещать отсталых обывателей в продвинутости своих новых работодателей. Более того, он даже попытался опубликовать у меня на сайте одну заказуху – но, чувствуя подвох, я поначалу подключил своих экспертов из Тарасовки, а потом своего друга-миллиардера, который мне объяснил подоплеку этой затеи… и в течение одного дня разобрался, откуда ноги растут.


Кстати, о Тарасовке: могу огорчить некогда популярного блогера – даже те, кто прежде рукоплескал его беззаветной храбрости в борьбе с Юревичем, – теперь все чаще игнорируют его блог, а если и заходят, то потом громко отплевываются…

●    ●    ●    ●    ●

Наталья Гончар

Наталья Гончар

Наталья Валерьевна Гончар,
директор управления экологии, охраны труда и промышленной безопасности РМК:

Деятельность Михеевского ГОКа контролируется Роспотребнадзором, Управлением Росприроднадзора, у нас есть весь пакет разрешительной документации.

На сегодняшний день лабораторный контроль – причем не расчетный, по документации, а именно лабораторный – осуществляют не наши, а независимые лаборатории, мы привлекаем специализированные организации, которые выезжают и проверяют как атмосферный воздух, так и поверхностные и подземные воды. Программа мониторинга согласована с «Челябнедрами», с Роспотребнадзором – полностью осуществляется весь комплекс охранных мероприятий. И о каких штрафах идет речь?

Женщина из зала напоминает об аварии в Катенино и о том, как был смыт мост, который восстанавливался за счет местного бюджета. Аплодисменты собравшихся – в знак одобрения.

Я поняла. Вы задали хороший вопрос, потому что неоднократно – Юрий Александрович уже сказал об этом – мы встречаемся с людьми, мы рассказываем… Вы были на слушаниях 21 июля?

Женщина парирует: «А вы приглашали?» Голос: «А кого вы пригласили?»

В соответствии с законодательством информация о месте, о времени слушаний за месяц до этого мероприятия была напечатана как в «Российской газете», которая распространяется на всей территории Российской Федерации, так и в региональных СМИ: «Южноуральская панорама», «Сосновская нива», в местных газетах, на нашем сайте.

Эта информация была на всех трех уровнях, и ваши представители были – об этих слушаниях вы знали. Поднимался этот же вопрос, который вы сейчас задали, – о прорыве дамбы. Давайте еще раз проговорим. Дамба хвостохранилища и дамба водохранилища – это абсолютно разные экологические объекты. И мы вам подробно на тех слушаниях рассказывали, что такое дамба хвостохранилища.

А дамба, которая была прорвана, – это каскад водохранилищ, и я вам зачитывала газету «Советское село», которая не зависима от нас, где были подробно, детально описаны причины происшествия, что прорвало дамбу водохранилища, организованного выше по течению реки Карталы-Аят. Она была построена до нас. Мы реконструировали существующую дамбу водохранилища, чтобы накопить воду для технологического процесса. Я понимаю ваши эмоции, но не выдержали вышестоящие дамбы. Была проведена проверка…

Шум в зале, неясные волнения, неразборчивые высказывания…

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

Тут я просто не понял, почему вопрос про разрушение моста в Катенино г-жа Гончар назвала «хорошим»? Ну, видимо, у нас разные представления о том, что такое хорошо и что такое плохо.

●    ●    ●    ●    ●

Юрий Король:

Давайте прекратим этот спор. Если есть желание – мы готовы к отдельному разговору и еще десятки раз это объясним.

Женщина, не представившаяся собранию: Поддерживается такая тенденция: только реконструировали дамбу – ее прорвало. В Карабаше только реконструировали печь – взрыв и двое погибших. Это что – ваш стиль работы? Причем вице-президентом было сказано: это новое оборудование. Новое оборудование взрывается, что еще будет взрываться? У меня всё.

Раз уж вы затронули этот вопрос, прежде всего мне хотелось бы еще раз выразить соболезнования родным, близким, детям, друзьям пострадавших. Но мы не допустим спекуляций и PR-акций на этой теме. Если хотите про Карабаш говорить, то поезжайте в Карабаш, вместе с населением Карабаша – с теми, кто там живут, дышат этим газом, работают на этом опасном предприятии, вместе об этом говорите. А здесь я больше комментировать не буду, это самый настоящий PR – и на чем? Стыдитесь!

Возмущенные выкрики в зале.

Теперь что касается Катенинского водохранилища. Катенинское водохранилище было построено еще в советское время, поэтому планировалась его реконструкция. Те гидротехнические сооружения, которые предусматривались, они не были завершены. Если бы реконструкция была завершена, беды бы не было. Так же можно сказать: если б не было прорыва на вышестоящей дамбе, беды бы не было. Мы всё ликвидировали, и в этом году дамба качественно работает, и дай бог, чтобы она и дальше так работала.

Еще был вопрос, который раньше не задавался, – о радиационном фоне. По заключению специалистов-экспертов, радиационный фон ни на самом ГОКе, ни на прилегающих территориях не вызывает опасений, потому что радиоактивных источников, содержащих радиоактивные элементы, там нет.

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

Иногда достаточно одного слова, чтобы разом человек упал ниже плинтуса – г-н Король, это вы кому говорите: «Стыдитесь!»?

●    ●    ●    ●    ●

Вадим Булатов

Вадим Булатов

Вадим Булатов:

У меня вопрос по санитарно-защитной зоне. Я житель поселка Томинского. По вашей проектной документации, расстояние до ГОКа должно быть чуть больше километра. Километр и двести метров – до поселка Томинского. Вы при этом собираетесь переселять деревню Томино, которая располагается в 200-800 метрах.

Где эта грань – 800 метров расселяете, а поселок Томинский — 1400 жителей, 1200 метров до ГОК, а значит, это санитарная зона, — не переселяете.

Первомайский поселок городского типа – 2200 метров, 11000 населения!!! Почему вы готовы переселить только один поселок? А почему вы не готовы переселить пять населенных пунктов, в совокупности жителей которых – больше 40 тысяч человек?! А здесь еще Челябинск скажет: «Мы не хотим рядом с вами находиться». Ну расселите весь Челябинск, возьмитесь за это дело.

Вы сейчас ответили на главный вопрос, который витает в воздухе очень давно: как нам остановить Томинский ГОК? Вы подтвердили: нам надо обращаться к государству. Мы пишем обращения в государственные органы – получаем ответ, в котором ссылаются на местную власть, а местная власть ничего не может ответить.

Мы сейчас идем правильным, правовым способом – собираем подписи, спасибо КПРФ – они будут инициаторами референдума. Но де-факто вы людям пыль в глаза пускаете! Вы зачем автобусами привозите людей на общественные слушания, оплачивая им день? Это факт установленный! У нас есть договора по этим автобусам и люди, которые готовы подтвердить, почему они приезжали на эти слушания.

Если вы готовы ничего не скрывать, если вы такие открытые, честные, зачем же вы людей на слушания привозите? Для того, чтобы проголосовать за господина, который на общественном совете скажет, что он за ГОК? Почему вы не дали общественности сказать: «Мы не хотим уезжать отсюда, и мы против ГОКа»? Вот такие дополнительные вопросы у меня к вам.

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

Вадим Булатов ясен как солнечный день. Комментировать тут нечего.
Выскажу только предположение, что в РМК даже не думали о том, что в деревнях могут жить такие люди.

●    ●    ●    ●    ●

Юрий Король:

Деревня Томино не попадала в санитарно-защитную зону. Но она будет находиться между объектами, со всех сторон огорожена производственными площадками, поэтому было принято решение за счет удорожания нашей себестоимости переселить людей. Со всеми проводятся беседы, каждому человеку предлагается вариант решения, покупка где-то квартиры и т.д.

По поселку Томинскому – он находится еще дальше, и в санитарно-защитную зону не попадает. Когда будут получены заключения Госэкспертизы будет скорректирована санитарно-защитная зона уже с учетом реальных данных. Сейчас с учетом ваших позиций можно нарисовать что угодно.

После Госэкспертизы будут проведены реальные замеры – не нами, а соответствующими контрольно-надзорными органами. И на основании этих замеров будет принято решение: где недопустимая концентрация, шум, вибрации, вредное воздействие на людей, флору, фауну, – санитарно-защитная зона будет передвигаться в ту или иную сторону, она может быть расширена – такая практика известна по другим предприятиям.

И если выяснится – это худший вариант, но теоретически он возможен, – что мы так плохо спроектировали ГОК, что так плохо его эксплуатируем, мы будет выселять людей!

Вадим Булатов: «Тогда уже поздно будет!», «А что значит – будем выселять?», «Деревня Томино не хочет выселяться! Что вы будете делать с ними – вынуждать их, создавать условия, чтобы они уехали оттуда?»

Это уже пиар пошел!

Вадим Булатов: «Это не пиар – я живу там!»

Юрий Зацепилин (с какой-то удивительной поспешностью): Время нашего круглого стола истекло.

magic-quotes-gok-1

Комментарий редактора:

«Мы будем выселять людей!» Ну, это уж очень круто, г-н Король! Очень! Как говорили в девяностые на «стрелках»: «Базар окончен…»
Я только позволю себе слегка дополнить Евгения Медведева: «Замучаетесь строить свой ГОК… и выселять людей!»

бк
Фото: Михаил Шевелев

Начало здесь Круглый стол в Общественной палате
Вторая часть Круглый стол в Общественной палате-2

 

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram