Бизнес и Культура

Медная история – 3

 4 

Важно вспомнить, что 21 июля после встречи Бориса Дубровского с главой РМК Игорем Алтушкиным впервые прозвучало, что проект Томинского ГОКа должен пройти независимый экологический аудит. И в августе Министерство экологии Челябинской области публикует на своем сайте конкурсную документацию на проведение аудита.

Отлично: конкурсная документация – уже документ. Начинаем его изучать: елки-палки! Непонятно почему, может, это ошибка, но Коркино и Копейск там вообще не учтены. И черным по белому написано: «Оценить воздействие Томинского ГОКа на Челябинск и Сосновский район». Всё. Но ведь прямо в глаза бросается, что Томинский ГОК непосредственно затрагивает Коркинский район и копейские поселки Октябрьский, Синеглазово и СНТ «Дзержинец», СНТ «Птицевод» – тоже копейская территория. А как можно не оценивать влияние на Коркино, если от хвостохранилища всего несколько сот метров до поселков Шумаки и Первомайский?

У нас был еще ряд замечаний, и мы сразу передали эту документацию для анализа своим экспертам, чтобы и они подготовили свои заключения. А я сразу написал заявление в Минэкологии, что всем было очевидно и без экспертов: почему не учтено воздействие ГОКа на Коркино и Копейск? Тем не менее, объявляется конкурс, на который заявляются пять компаний… Какие компании, откуда они?

Но что удивительно: в ответ на мое заявление происходит изменение в конкурсной документации. В Минэкологии признали, что еще необходимо оценить воздействие на Коркино и Копейск. И поэтому заметно увеличивается объем работы, но при этом не корректируются обозначенные сроки ни на подачу заявок, ни на окончание проведения всех работ по аудиту. Ну, подумаешь, два муниципальных района добавились, не страшно.

В это время обратил на себя внимание Владимир Брижанин, ставший широко известным в период губернаторских выборов, когда он выдвинул лозунг: «Челябинск – без заводов!» Это профессиональный юрист и руководитель регионального отделения Всероссийского общества охраны природы. Брижанин пишет жалобу в Федеральную антимонопольную службу. Первое. В плане государственных закупок такой закупки нет, с какой стати, за чей счет будет проводиться аудит? И второе. Вы увеличили объем работы и не изменили сроки ни начала, ни окончания работ. Как это так?

И Федеральная антимонопольная служба признает закупку как произведенную с нарушениями. Всё. В тот же день Министерство экологии тоже сообщило, что все заявки не соответствуют требованиям конкурсной документации. И сейчас ситуация с этим независимым экологическим аудитом в подвешенном состоянии – новый конкурс не объявлен. Моя версия: ожидается окончание формирования бюджета на следующий год, но пока нет никакой официальной информации.

Мы пытались разобраться, что за компании подали свои заявки на конкурс. Три из них вообще никому ни о чем не говорят, одна компания явно аффилирована с РМК –Уральский институт металлов из Екатеринбурга, который и раньше сотрудничал с РМК. А пятая компания – пожалуй, наиболее она одиозная и обратила на себя особое внимание. Это – автономная некоммерческая организация «Региональное агентство экологической безопасности», которую возглавляет некто Сергей Васильевич Ерофеев. И вот она-то сразу насторожила. Почему?

Во-первых, в закупке на проведение аудита была заявлено – 5 млн рублей, а это самое РАЭБ в самую последнюю минуту до окончания подачи заявок согласились работать за 800 тысяч рублей. Хотя уже было очевидно, как это мало, а значит, они готовы были работать себе в убыток!

Во-вторых, эта компания создана 21 марта 2015 года. Какие такие специалисты в ней работают – совершенно непонятно.

В-третьих, 21 июля Ерофеев заявился на общественное обсуждение в Долгодеревенском, где прямо заявил: «А я уже посмотрел весь проект. Почему люди говорят, что им не предоставили проект? Мне предоставили. Я посмотрел – проект замечательный. Супер! Я обеими руками за!»

Что же это за независимый экологический аудит, если человек уже открыто высказал свою позицию? А дальше «понеслось». У нас уже масса разных источников информации, многие люди стали интересоваться нашими делами. И вот звонит одна женщина: «Слушайте, а вас интересует, кто такой Ерофеев?» – «Интересует. Только не Ерофеев, а что такое РАЭБ?» – «А у меня есть такая информация…» И потом она передала мне такой вот талмуд с кучей разных документов, в том числе с постановленими о возбуждении уголовных дел… В общем, г-н Ерофеев оказался таким неоднозначным парнем, ну да бог с ним, в данном случае это неважно.

Понятно было, что это подставное лицо, но, конечно, у меня напрашивалась версия, что ему и отдадут аудит. Но так как вмешалась Федеральная антимонопольная служба, этот конкурс тормознули. 3 ноября по приказу Росприроднадзора должно быть готово заключение Государственной экологической комиссии, и что будут делать с этим аудитом – непонятно. Однако, мы все равно помним слова нашего губернатора Дубровского: «Без независимого экологического аудита строительство не начнется».

Как я понимаю процедуру, руководитель Росприроднадзора создает специальную комиссию, эксперты собираются и анализируют документы, выдают заключение. Оно может быть двух видов – положительным и отрицательным. РМК платит за эту работу. Эксперты работают по документам, а выезжают ли на место – я не знаю. Я думаю, отрицательное заключение Росприроднадзора не перечеркивает сам проект – заявитель может сделать «работу над ошибками» и снова вернуть документы на рассмотрение.

Иной раз люди говорят: «Ну ладно, работа с документами необходима, «без бумажки ты букашка», но ведь не нужно быть никаким экспертом, чтобы понять – здесь же не чистое поле, а миллионный город – и такая ямища! Это такая очевидная очевидность, что никакими документами ее невозможно перебить. Эти самые эксперты из Росприроднадзора могли бы прилететь и увидеть все своими глазами…» Да, конечно, это было бы хорошо, но я не могу ответить на этот вопрос. Не знаю просто, обязаны ли эксперты осматривать ту местность, которую они оценивают.

 5 

Итак, мы подходим к 27 сентября. Еще раз подчеркну, что этот день еще требует серьезного обдумывания, поэтому сказанное дальше следует рассматривать как некий экспресс-анализ, который может пригодиться со временем.

Очередной митинг не был для нас каким-то новым мероприятием. С точки зрения организации – полторы тысячи или пять тысяч человек – разница непринципиальная. Почему? Понятно, что нужно для митинга: актив, место, звуковое оборудование, оформление… Место есть: Алое поле – отличная, облюбованная площадка. Актив в добром здравии, все живы. Это наша большая заслуга – мы всегда четко следуем закону. У нас нет никаких пострадавших, никто из нас не был вовлечен в разборки с полицией. Вся наглядная агитация уже готова с 10 сентября. Всё.

Осталось продумать, кто будет выступать? Что может сказать Черкасов, Магазов или Московец – многие знают по митингу 10 сентября. Но тогда многие желающие не успели выступить – поэтому мы и решили дать им слово и полностью заменить спикеров. У нас это получилось, выступили все новые люди: Айвар Валеев, от Русской православной церкви отец Николай Курнявко, от Коркино выступил директор книжного магазина Михаил, еще два новых поэта – Анастасия Вахрушева, врач, которая сочинила стихи про ГОК, и Александр Самойлов.

Плакат Павла Камчатного

Плакат
Павла Камчатного

И поскольку были музыканты, возникла идея – сделать митинг-концерт, чтобы как-то разнообразить мероприятие. Выступили: AGAMA, группа «К.В.А.С.» из Копейска с песней «Стоп ГОК», Кавер-группа LeГо (Коркино), Universe. Всё получилось очень празднично. Опять мы угадали с погодой, нам вообще всегда везет с погодой. Был бы дождь и уже не то. Наверное, потому дело наше – богоугодное. И если 10 сентября кто-то не смог прийти в рабочее время, то 27-го пришли все желающие, и всё получилось очень хорошо.

Реакция РМК на митинги – асимметричная. Они делают вид, что они поняли, что надо уже бороться, что уже поздно не замечать и хихикать. Но как они борются? Что им сказать против нас? Сказать им абсолютно нечего. Поэтому они инициировали платные публикации, и покатился вал статеек из ресурсов так называемого НОД (национально-освободительное движение). Кроме того, создаются группы «Анти-ГОК», которые говорят, что они не согласны со строительством Томинского ГОКа и должны разобраться с этим вопросом, но в «СТОП-ГОКе» засели иностранные агенты, и «мы с ними будем бороться». В первую очередь они называют Андрея Талевлина, а еще зачем-то увязывают с нами Надежду Кутепову, которая вообще-то жила в Озерске, эмигрировала во Францию, но абсолютно непонятно, какое она имеет отношение к «СТОП-ГОКу»? Для меня это всегда загадка.

Незадолго до 27 сентября, а именно 16 сентября, мне было сделано «интересное предложение». Звонит человек, причем очень настойчиво, номер незнакомый: «Здрасьте». – «Здрасьте». – «Вась, слушай, надо с тобой встретиться». Причем, именно «Вась», а не «Василий». Я удивился: «А вы кто?» – «Да мы с тобой знакомы, что ты переживаешь? Встретимся – ты узнаешь». – «Я не буду встречаться». – «Да ты что? Мы же с тобой соседи…»

И тут до меня дошло. Я живу на 9-м этаже, а на первом этаже жил парень, он старше меня на 3-4 года. Я знал, что он служил в полиции, в областном управлении, и считал его офицером. И тут я подумал: ну всё, опера-фраера решили мной вплотную заинтересоваться, но, с другой стороны, если полицейский приглашает на встречу – отказаться проблематично. Можно было потребовать повестку, но я говорю: «Ладно, встретимся».

Полиция есть полиция, у меня нет с нею никаких противоречий, я не в подполье. Встречаемся – и по разговору чувствую, это не то, что я ожидал. Спрашиваю его: «Ты в полиции работаешь?» – «Нет». – «Как нет? А для чего мы тогда встретились?» – «Надо поговорить». – «Ты в РМК, что ли, работаешь?» – «Да». – «Ну, елки-палки! Нам с тобой тогда говорить не о чем». – «Ты ничего не понимаешь, тебя используют, ты знаешь, кто ваш «СТОП-ГОК» финансирует?» Мне становится смешно, спрашиваю: «Что тебе надо?» – «Ну что ты прицепился со своим садом? Давай мы тебе в любой точке купим? Где скажешь – там мы тебе и купим». – «Нет, мне не надо, мне и здесь хорошо». – «Вот ты смотри – Черкасов у тебя на передовой идет, он нас уже достал. Он первый попадет, а потом ты, имей в виду – ты тоже не обрадуешься». – «Да пошли вы все». – «Давай еще поговорим». – «Мне с тобой не о чем разговаривать». На этом всё и закончилось.

Я дошел до дома – и сразу обнародовал эту историю. В социальных сетях полностью есть весь текст, потому что ситуация очень серьезная. Тут же позвонил Черкасову: «Юрий Борисович, надо обязательно или в полицию, или еще что-то предпринять, но будьте осторожны». Я не уверен: он действительно работник РМК или только им представился, документов я никаких не видел. Пока, слава богу, никаких последствий нет.

 6 

Одно из требований в резолюции митинга 10 сентября было обращено к органам местного самоуправления Челябинска: «Какая ваша позиция по Томинскому ГОКу, объясните её людям…» И накануне митинга 27 сентября состоялся контакт с представителями КПРФ. Они предложили встретиться и обсудить, чем могут помочь? На митинг коммунисты пришли организованно, со своими флагами, вежливо попросили слова, выступил депутат Калининского совета, секретарь обкома ВЛКСМ Эльдар Гильмутдинов. Выступил он превосходно, это вообще была одна из самых лучших речей на митинге.

Выступает депутат Калининского совета, секретарь обкома ВЛКСМ Эльдар Гильмутдинов

Выступает депутат
Калининского совета,
секретарь обкома ВЛКСМ
Эльдар Гильмутдинов

И первый же вопрос от коммунистов: «Чем мы можем помочь? Вот Константин Олегович Нациевский, депутат городской думы, давайте инициируем обсуждение – что вообще в Челябинске творится? Как органы местного самоуправления Челябинска относятся к ситуации?» И надо отдать должное, респект Константину Олеговичу: он сдержал свое слово, обратился с официальным обращением к председателю городской думы Станиславу Мошарову: «Давайте разберемся, давайте поставим этот вопрос в думе…»

А дальше можно только догадываться: видимо, депутаты гордумы пока еще не готовы обсуждать эту историю, но можно рассмотреть проект строительства Томинского ГОКа в Общественной палате города. И 23 октября это обсуждение состоялось. Отличное мероприятие было, отличное!

В журнале «Бизнес и культура» представлена стенограмма состоявшегося обсуждения:

См. Круглый стол в Общественной палате

Кстати, когда поначалу назначили дату 23 октября, то ее почему-то не афишировали. Но вдруг Николай Дейнеко, член Общественной палаты, у себя в Фейсбуке сделал закрытую запись. У него много друзей, человек известный, и пусть даже закрытая для всех запись, но через друзей информация она пошла-пошла. Вскоре одна женщина ВКонтакте написала: слушайте, так будет круглый стол в Общественной палате. Хорошо. Мы разместили эту информацию, позвонили экспертам: придите, пожалуйста, – важное мероприятие, в Челябинске вообще впервые.

Челябинск – это не Долгодеревенское, добраться проще и в пятницу в 14.00 все собрались. И получилось супермероприятие – спасибо и Николаю Дейнеко, и Юрию Владимировичу Зацепилину! Стенограмма обсуждения ясно свидетельствует: ни одного голоса из всех собравшихся слушателей не было за ГОК. Ни одного вообще! И как был год назад самоуверен Король (ровно год назад это было в Долгодеревенском), и насколько здесь РМКашники имели бледный вид – все видно на фотографиях…

Барон раньше выступал неоднократно, а в Общественной палате отмолчался. Ну, он, видимо, инженер, а не оратор, не публичная личность. Я его на телевизионном шоу спрашиваю: «Вы так красиво рассказываете про рекультивацию Томинского ГОКа, а вы лучше расскажите про рекультивацию Коркинского разреза». А ему и сказать нечего.

Кстати, вспомним ток-шоу «В центре внимания» на ЧГТРК «Южный Урал». Нам позвонили, пригласили, мы, естественно, согласились. Первая запись эфира должна была состояться 1 октября, но случилась трагедия на «Карабашмеди» – погибли люди. Понятно, шоу отложили, трагедия есть трагедия, перенесли ровно на неделю. И мы пришли 8 октября, в четверг, запись длилась часа полтора-два.

Конечно, для нас это уже была привычная риторика, но я считаю, получилась отличная передача. Не знаю, почему люди возмущаются, что так мало показали, но есть правила телевидения, формат по времени, а полтора часа – это муторная история, кто ее будет смотреть? Естественно, была смонтирована нарезка – получилось 26 минут, и люди удивляются: «Вы то не сказали, это не сказали». Объясняю, мол, мы сказали всё, но опубликована только часть записи – что тут поделаешь? Смонтировали так. По-моему, смонтировали нормально: в принципе позиция, расстановка сил были понятны. Считаю, что эта передача была очень даже хорошая.

Я не очень разбираюсь в ток-шоу, но знающие люди говорят: «Здесь же была сама Евгения Чаплыгина», – вице-президент по пиару, москвичка, которая за это всё отвечает…» В РМК опять сделали «работу над ошибками», они все равно двигаются навстречу. Я не знаю, мне со стороны не видно – делаем ли мы «работу над ошибками», но они делают точно.

А ведь очень интересно получилось! РМКашники: Барон, Гончар и директор горного производства сказали только одно: «У нас всё будет хорошо», а непосредственно дискутировать с нами стали какой-то предприниматель из «Деловой России», директор Ботанического сада ЧелГУ Вера Викторовна Меркер и директор археологической экспедиции тоже из ЧелГУ – Елена Куприянова.

Это было удивительно, что оживленная дискуссия возникла между челябинцами. Мы раньше этого избегали, я всегда говорил, что нам, челябинцам, между собой ссориться незачем. Почему у нас нет никакого конфликта с властями? Ну, не наши власти придумали этот ГОК. И мы должны вместе сформировать и высказать свое единое мнение. А РМК – пришлые. И вот в этом шоу они нас столкнули – челябинцы на челябинцев…

 7 

Что касается возможных последствий после слушаний в Общественной палате Челябинска. Во-первых, речь идет вовсе не о том, чтобы принудить РМК опубликовать все свои проектные документы. Нас интересуют, прежде всего, публикация материалов ОВОС. Ну, зачем нам проектная документация, например, 10 томов по системе связи. Зачем это нам? А в РМК лукавят, мол, мы не будем публиковать проектную документацию! А кто её просит-то? Вы опубликуйте ОВОС, чтобы любой человек мог разобраться…

Тома проектной документации

Тома проектной документации

Уметь читать и давать оценку проектной документации могут только инженеры, а ОВОС пишется для всех людей, которые должны понимать, о чем идет речь, потому что это касается здоровья всех и каждого. Поэтому, когда нам говорят: «Вы залезете в проектную документацию и узнаете наши коммерческие секреты…» Не публикуйте – они нам не нужны. Только вы расскажите подробно – по-честному и доступным языком – что это будет за производство? Как оно будет воздействовать на окружающую среду?

И еще нас упрекают в излишних эмоциях, причем без квалифицированной оценки проекта авторитетными экспертами. Хорошо, после публикацию вашего окончательного варианта ОВОС – мы постараемся сделать более качественную общественную экспертизу. Вот в чем смысл. А с точки зрения закона ничего не изменится. И мне действительно непонятно, почему они упираются? Мы их сейчас долбим и долбим с требованием предоставить документы, но они их не публикуют… И тогда никто бы оставшиеся 90 томов не стал бы читать, кроме отдельных «фанатиков». Они утверждают: «Мы – открытая компания». Но ОВОС не публикуют, значит, там какая-то серьезная неувязка.

Люди понимают, что они «тупят» сознательно, поскольку не знают, что делать, а еще и потому, что у них денег-то своих нет. Слухи о том, что «у них нет денег» ходят давно. Более того, что-то даже опубликовано, например, на сайте РБК, где аккумулируется отчетность крупнейших компаний, показаны убытки РМК – 7 млрд руб. по итогам 2014 года. Просто «минус» и все. Но дело даже не в этом, они еще пытаются судиться. РМК затеяла процесс с Роспотребнадзором, подала в суд на администрацию Сосновского района, когда им отказали в выдаче разрешения на строительство. Вот уже два процесса идет. И если допустить, что они все-таки решаться «забить» на этот проект, но все равно им надо сделать предпродажную подготовку.

Вскоре после Круглого стола мне позвонил Юрий Владимирович Зацепилин, предложил встретиться, дескать, «надо же как-то дальше двигаться». А как двигаться? Давайте создавать какую-то согласительную группу… Тут интересно получается. Нас все время упрекают, что у нас нет стратегии. Но у нас есть стратегия – общественная организация, общественное обсуждение. Любое обсуждение нам всегда оборачивается «плюсом». По крайней мере, за два года ни разу не было какого-то сбоя.

Любое обсуждение! Даже этот черный пиар все равно автоматически выводит на «плюс». Не знаю, почему. Какой-то такой феномен. И поэтому, когда Зацепилин говорит: «Я хочу организовать еще одну площадку для обсуждения…» Меня даже не волнует, сам-то он наш сторонник или противник? Объективно любое публичное обсуждение сыграет в нашу пользу. И в этом смысле председатель Общественной палаты Челябинска – наш сторонник.

Я считаю, что РМК хотела бы нас тотально замалчивать, но этого уже не выйдет. Поэтому мы спокойно идем на предложение Зацепилина, который хочет создать группу в 10 человек плюс эксперты. В согласительной группе будет два представителя РМК и двое от СТОП-ГОК. Мы между собой посовещались – и я ему написал письмо, где предложил две кандидатуры: Олег Магазов и Василий Московец. И дальше мяч на их стороне поля. Может быть, нам скажут: «Никакого Московца и Магазова!» Ну, ради бога…

Фото: из альбома группы «СТОП-ГОК»
Фотографии Василия Московца, Олеси Гавриловой, Вадима Калашникова, Александра Воложанина, Юрия Черкасова, Татьяны Малининой, Оксаны Трусовой, Владимира Обогрелова

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Медная история. Комментарий редактора

«Медная история».
Комментарий редактора

ДАЛЬШЕ

Комментарий главного редактора журнала «Бизнес и культура» Юрия Шевелева к «Медной истории»

 

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 
 
 
 

Читайте нас в Telegram