Бизнес и Культура

«Педагогическая поэма» от Владимира Садырина

chgpu

А теперь по существу отдельных вопросов. Честно говоря, пока мы не видим больших плюсов от возможного преобразования в опорный вуз. Да, нам говорят: у вас будет много денег, поскольку на реорганизацию высшего образования возможны какие-то ощутимые вливания из федерального бюджета.

Конечно, хотелось бы, но верится с трудом хотя бы потому, что сегодня в стране просто нет «лишних денег» – им неоткуда взяться и в силу внутренних и внешних экономических условий, и в силу масштабного геополитического кризиса. Поэтому я не уверен, что все обещанные миллионы из областного и федерального бюджетов когда-нибудь появятся. Да, наверное, какие-то деньги будут, но вряд ли в том объеме, который обозначен в «Дорожной карте…»

sadyrin-4

Но даже если будет заявленное финансирование, мы все равно не сможем выполнить «спущенные сверху» показатели уровня развития к 2020 году. Например, нам велено на 100 студентов обеспечить 8 преподавателей с учеными степенями. Сегодня у нас этот показатель – 3,26, а, кстати, в ЧелГУ он заметно меньше – всего 2,8. Во как! Классический вуз, а показатели ниже, чем у нас. А в среднем выходит около трех остепененных преподавателей на сто студентов, но надо почти в три раза больше! А как это сделать к 2020 году? Даже если все деньги на развитие мы вбухаем в «остепенение» – все равно пяти лет недостаточно! Интересно, какой мудрец придумал такие нормативы?

Мы не сможем обеспечить заданное «остепенение» еще и потому, что если ЧГПУ присоединить к ЧелГУ, то у нас закроются три диссертационных совета. Причем и здесь мы превосходим ЧелГУ, где работает всего два совета. Кстати, диссертационный совет по педагогике в ЧелГУ (председатель С.А. Репин) закрыт, как закрыты аналогичные советы в ЮУрГУ (А.Г. Гостев) и в МаГУ и МГТУ (В.А. Беликов).

Сегодня остались два совета по педагогике в ЧГПУ, в которых защищаются соискатели из Казахстана, от Москвы, Омска и вплоть до Благовещенска. А если при ликвидации ЧГПУ эти советы будут закрыты, то в ЧелГУ их не откроешь автоматически – там зря тешат себя мыслью, что наши советы по педагогике отойдут к ним. И таким образом Челябинская область потеряет вообще три диссертационных совета. А третий совет у нас вообще уникальный – по медико-биологическим проблемам. В нем защищаются и педагоги, и главные врачи даже из Тюмени и Ханты-Мансийска. Фактически для всего Уральского федерального округа будет потеряно три работающих совета. Зачем ломать налаженное? О последствиях таких радикальных решений просто никто и не задумывается, никто в них толком не вникает.

Еще одна закавыка. Если мы присоединяемся к ЧелГУ на предложенных условиях, то по определению педагогическое образование становится в классическом университете непрофильным направлением. А это значит, что на педагогику будут сокращены КЦП – контрольные цифры приема. Сегодня мы можем видеть последствия присоединения в Магнитогорске классического университета МаГУ к техническому университету МГТУ. Это операция начала проводиться в 2013 году как бы из самых лучших побуждений, а результаты такие: если раньше в МаГУ ежегодный прием студентов на педагогические профессии составлял 700-800 человек, то в 2015 году они получили КЦП всего на 280 человек.

Абитуриенты с юга Челябинской области и из Магнитогорска в ЧГПУ не поступали. Правда, четыре года назад у нас появилась первая девочка из Магнитогорска, метательница копья, которая поступила на физкультурный факультет именно из-за тренера и прямо призналась: «В Челябинском педагогическом университете есть великолепный тренер, поэтому я приехала сюда учиться». Но она одна-единственная за десять лет!

sadyrin-5

И вдруг в этом году в ЧГПУ поступили уже 15 человек из Магнитогорска. Это что? Если исчезнет педагогическое образование в последнем педагогическом университете на Южном Урале, если исчезнет бренд ЧГПУ, если исчезнет профильное педагогическое образование – разве это пойдет на пользу Челябинской области? В этом году к нам приехали абитуриенты из Брединского, Кизильского и Агаповского районов, чего у нас никогда не было. Причем это очень сильные ребята! А если им больше некуда будет податься – тогда что? Из Магнитогорска молодежь стала уезжать, поскольку гуманитарное образование там скукожилось или его вообще не стало. И молодые магнитогорцы потянулись в Самару, Уфу, Екатеринбург, Москву, Санкт-Петербург, Казань, Оренбург… Молодежь стала исчезать из города! Разве это на благо жителей, на благо родителей, которые хотят, по крайней мере, детей выучить на своих глазах и оставить в Челябинской области?

В ЧелГУ в этом году не выполнены контрольные цифры приема по прикладной математике и теоретической физике. А как вообще классический вуз не может набрать студентов на фундаментальные профили? Это же явные пробелы в работе! На нашем Ученом совете декан Ольга Николаевна Бочкарева привела такие цифры: мы зачисляем на физику со средним баллом 73, а ЧелГУ – 43. Как это возможно?! Ведь многие судят так, мол: «Мы знаем, кто идет в пед!» – «Да вы понятия не имеете об этом! Я вам покажу презентацию нашего вуза и цифры…»

В 2015 году в ЧГПУ поступили 76 круглых отличников, золотых медалистов – это свыше 10% от всех поступивших! И мы каждый год увеличиваем прием, в отличие от ЧелГУ. Средний балл при поступлении у нас – 65,3; по России – 65,2; в ЮУрГУ был – 64,2; а в других педагогических университетах – 61. Как это объяснить, если мы такие никудышные?

Презентация ЧГПУ

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
(нажмите на картинку, чтобы посмотреть презентацию)

Мы сделали бонус для первокурсников: набравшие 230-249 баллов – у нас получают стипендию 5 тысяч руб. В 2014-м таких было 44 человека, в 2015-м – 63! Набравших свыше 250 баллов запредельных отличников в 2014 году было 10, в этом году – 13. Они получают стипендию – 10 тысяч руб. Даже эти цифры говорят, что мы не какую-то «серую массу» подбираем вроде «тупых троечников». У нас в 2014-м и 2015-м поступило больше сотни отличников! Из 22 регионов России родители направляют к нам своих деток! Разве это плохо для Челябинска?

Вопрос в том: а нужны ли нам вообще учителя дневных школ? В Челябинской области в школах сегодня работают 25 400 учителей. Если в начальной школе в первую смену учитель ведет первый класс, а во вторую – второй, третий или четвертый, то при переходе на односменку все будут учиться в первую смену, и учитель уже не сможет раздвоиться или «растроиться», а значит, потребуется еще больше учителей. Сегодня в школе заняты 19% учителей пенсионного возраста, и если каждый пятый из них уйдет – это еще пять тысяч! А по прогнозам к 2019 году должно быть 28 138 учителей дневных школ. И где их взять? Для справки: в год ЧГПУ выпускает от 700 до 850 учителей.

chgpu

На Ученом совете 25 ноября наш замечательный археолог, профессор Николай Владимирович Виноградов честно признался, что мы, конечно, не идеальны и нас можно и даже нужно критиковать за какие-то упущения, но давайте конкретно – за что? Мы готовы доработать наши программы, что-то в них исправить, додумать, но нельзя, в принципе недопустимо, потерять методическую базу, которая нарабатывалась десятилетиями!

Ведь даже многие преподаватели высшей школы, великолепно зная свой предмет, не могут его преподнести слушателям. Они просто не владеют современными методиками и образовательными технологиями! И при присоединении к ЧелГУ мы рискуем потерять безвозвратно именно содержание и технологию педагогического образования. Тут нас должна понять и родительская общественность. У нас же есть девчонки, с детского сада мечтающие стать учителями или воспитателями, поэтому они никуда не хотят поступать, кроме как в ЧГПУ. И мы просто обязаны им помочь!

sadyrin-6

В 2015-м и второй год подряд на факультете учителей начальных классов 40 бюджетных мест, а дополнительно мы принимаем еще 44 студента на коммерческие места. Может быть, в том же ЧелГУ на фундаментальную математику, или на экологию, или на физику столько же коммерческих мест, сколько бюджетных? Или вот учителя русского языка… В этом году у меня в кабинете плакали девочки, которые хотят быть только учительницами русского языка, а не лингвистами… И мы приняли в этом году 32 абитуриента на бюджетные места на филфак и 28 – на коммерческие. Ничего подобного раньше вообще не было! Может ли ЧелГу привести подобные примеры?

И мы хотим лишить педагогического образования наших девчонок и парней, которые просто не созданы для технического или естественно-математического образования?! Ведь в любом случае – жестком или мягком – при поглощении ЧГПУ произойдет сокращение непрофильных мест на педагогические профессии. Зачем мы наступаем на те грабли, на которых споткнулись коллеги из Казахстана, закрывшие 15 лет назад все педагогические университеты, но в последние годы принялись их восстанавливать?

В Казани присоединили два педуниверситета к Казанскому федеральному университету (бывший классический). Но уже этим летом казанцы приезжали в Уфу изучать опыт – как им открыть педагогический университет, поскольку необходимо заново восстановить методологию, методику и технологию обучения, которая в короткие сроки была потеряна в классическом университете.

И еще один аргумент. Так же, как пренебрежительно преподаватели и Ученый совет ЧелГУ относятся к нам, так и выпускники классического университета могут относиться к школьному преподаванию, тем более что они имеют недостаточную методическую подготовку. Мы проанализировали несколько школ. Например, в одной из них из 60 учителей – 49 окончили ЧГПУ и только 2 – ЧелГУ! Такое же соотношение в других школах. Максимум в одной школе 3-4 выпускника ЧелГУ, а порядок не меняется – один к десяти.

Выпускники ЧелГУ или ЮУрГУ, даже получив педагогическую профессию, как правило, стараются увильнуть от школы. Молодого человека распирают амбиции: ну как же, он же окончил классический университет! Так, три года назад 45% наших выпускников пошли в школы, и только 5% выпускников педагогического факультета МГУ соглашаются на такую работу! Самомнение зашкаливает: «Я окончила МГУ, и что – я пойду в школу?» Такие амбиции в школу не приведут!

Вспоминаю разговор с главой одного из небольших городов нашей области, который мне признался, что он в принципе за ЕГЭ, хотя принято его ругать. А почему? Потому что ЕГЭ позволяет выявить настоящих учителей – тех, кто может учить. У них в городке работала учительница математики, имеющая все возможные награды и утверждавшая, что она лучше всех и всё может… И ведь ей верили. Но начался ЕГЭ – и ее ученики ничего не показывают, зато в два раза лучше результаты у другой, очень скромной, неприметной учительницы. И все страшно удивились – как это возможно?

Родители стали забирать детей от заслуженной учительницы и уводить их к той, которая способна чему-то научить ребенка. Пусть она не в таких броских «тряпках» ходит, и нет «значительности» в ее лице и гордости во взоре, но зато она умеет учить. У нее есть вот это самое тончайшее педагогическое чутье, у нее есть методическая основа, опробованные технологии и осознанное понимание – как можно научить ребенка, пусть даже без особых способностей…

Я как-то привел Евгению Владимировичу Редину такой красноречивый пример. Родители зачастую тратят огромные деньги на репетиторство, и Высшая школа экономики провела соответствующие исследования. Вывод гласит: репетиторы помогают только отличникам. И то они могут поднять средний балл ЕГЭ на один-два-три пункта, не больше. Исследование показало, что троечникам к репетиторам ходить не нужно. И деньги на репетиторов родителям троечников тратить бесполезно – ничего не меняется.

Детей надо нормально учить в начальной и средней школе, или, в крайнем случае, лучший результат, чем репетиторство, могут дать подготовительные курсы преподавателей тех вузов, куда ребенок собирается поступать. Почему? Потому что там преподают те самые педагоги, способные подтянуть ребенка, чего-то недоучившего в школе, и кратко систематизировать знания, необходимые для сдачи ЕГЭ. Всё!
(Тут Владимир Витальевич вспомнил про самолет, и мы не договорили… )

бк

Далее последует комментарий редактора,
и, возможно, отклики заинтересованных читателей и экспертов…

Фото: Михаил Шевелев;
кадры из фильма Алексея Маслюкова и Мечиславы Маевской
«Педагогическая поэма» (1955)

 

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram