Бизнес и Культура

Помнить Пушкина

 

Кроме этого, Иван Корнильевич предлагал зарезервировать участки в 95-м и 96-м кварталах Челябинска (сегодня это территория, где располагаются городская администрация и здание Челябинвестбанка, на площади Революции) для строительства каменного здания городского начального училища имени А. С. Пушкина.

Городская дума подвела итог обсуждениям программы мероприятий, 30 апреля в журнале заседаний записано:

1. Назвать Пушкинским городской Детский сад на Петровской площади.

2. Установить стипендию от города Челябинска имени поэта А. С. Пушкина для одного из учеников из детей жителей города Челябинска, по усмотрению Думы, для средне-учебного заведения в г. Челябинске, ассигнуя на этот предмет из текущих городских доходов по 240 рублей, когда будет открыто в Челябинске средне-учебное заведение, внося расход этот в городския сметы. (Вопрос этот решен закрытою баллотировкою шарами — 26 голосов (направо) получилось за установление стипендии в 240 рублей и 2 голоса (налево) против установления стипендии.)

3. 26 мая, в день предстоящаго праздника, после литургии отслужить по поэте А. С. Пушкине панихиду на Петровской площади, в присутствии всех городских учащихся, учительскаго персонала, гласных Думы и народа. Если будет ненастная погода, то панихиду отслужить в соборе.

4. Предложить фотографу Ф. Т. Катаеву, не пожелает ли он снять для распродажи фотографии во время служения панихиды.

5. Принять полностью расход по устройству Обществом попечения о начальном образовании в Челябинске литературного чтения произведений Пушкина (для интеллигенции) днем 26 мая. Повестка членам Пушкинской комиссии городской думы Реклама изданий, выпущенных к юбилею А.С. Пушкина

5. Принять полностью расход по устройству Обществом попечения о начальном образовании в Челябинске литературного чтения произведений Пушкина (для интеллигенции) днем 26 мая. Повестка членам Пушкинской комиссии городской думы Реклама изданий, выпущенных к юбилею А.С. Пушкина

6. Принять расходы по устройству литературно-музыкального вечера для народа и учащихся 27 мая, в помещении цирка.

7. Принять расходы по выписке 1000 экземпляров сборника стихотворений Пушкина изд. Комитета Харьковского общества распространения грамотности, ценою по 6 коп. за экземпляр, как предложено Комиссией.

8. Принять предложение гласного
И. К. Покровскаго о выписке портретов Пушкина художника Тропинина или какой окажется лучше, выписав по одному портрету для прогимназии, для приюта, для народной безплатной библиотеки-читальни и для градских начальных мужских и женских школ, с подписью на портретах проэктированной господином Покровским.

9. Вопрос о постановке бюста поэта
А. С. Пушкина в помещении городской безплатной народной библиотеки-читальни оставить открытым на тот случай, если бюсты будут в продаже, то вопрос возбудить в Думе снова.

10. Принять предложение И. К. Покровскаго о надписях на книгах для раздачи учащимся и народу следующаго содержания: «От Челябинской городской думы в ознаменование столетней годовщины рождения поэта
А. С. Пушкина».

11. Предложение И. К. Покровскаго о постановке бюста поэта А. С. Пушкина в саду имени поэта на Петровской площади оставить открытым впредь до выяснения возможности
приобретения бюста.

12. Предложение И. К. Покровскаго об ассигновании 500 рублей в распоряжение Псковского комитета, состоящего под предводительством губернского предводителя дворянства, на приобретение, согласно Высочайшей воле о повсеместной подписке, бывшаго имения А. С. Пушкина в Псковской губернии, для устройства в нем благотворительных учреждений имени поэта — отклонить, ввиду учреждения Думою стипендии для средне-учебнаго заведения в Челябинске. …

15. На выполнение всей программы чествования от лица города Челябинска дня столетия со дня рождения поэта А. С. Пушкина ассигновать 300 рублей, в том числе и на портреты А. С. Пушкина, и если этой суммы не достанет, то на выписку портретов вновь доассигновать, внеся вопрос в Думу».

Насколько можно судить, панихиду по А. С. Пушкину отслужили, причем учащиеся с учителями и, очевидно, гласные городской думы размещались на аллеях Петровской площади, а «народ и солдаты» — за оградой, на дороге. Петровская площадь — это территория между современными зданиями областной администрации и бывшего часового завода и улицами Цвиллинга и Советской. Детский сад, переименованный в Пушкинский, располагался в западной части площади. Это место запечатлено на одной из дореволюционных открыток.
Пушкинский садик в Челябинске

Программа празднования в целом, видимо, была выдержана. Но заминка вышла с деталями. Причем заминка весьма солидная. В первую очередь выяснилось, что с покупкой книг у Харьковского общества распространения грамотности все не так просто. Повторю: юбилей праздновала вся страна, соответственно, городов, пожелавших осчастливить учащихся своих школ максимально дешевыми изданиями Пушкина, было очень много.

А Челябинск «запряг» только в начале мая… Харьков просто не ответил на отправленные телеграммы. Начали заказывать книги в Москве. В результате было получено 584 экземпляра сочинений А. С. Пушкина, 8 экземпляров книги «Слава Пушкина» и столько же «Памяти Пушкина». Всего это обошлось городу в 135 руб. 44 коп. Возможно, это не полный перечень полученных книг.

Повестка членам Пушкинской комиссии городской думы
Реклама изданий к юбилею Пушкина

С портретами поэта вышло еще веселее — окончательно вопрос их покупки решался на заседании городской думы… 28 октября 1899 г. В итоге решили выделить каждому учебному заведению по 5 рублей, чтобы там самостоятельно приобрели какой-нибудь портрет А. С. Пушкина, в раме и под стеклом. Правда, И. К. Покровский сказал, что прогимназии этих денег выделять не надо, поскольку там портрет поэта уже имеется (очевидно, был куплен самим Иваном Корнильевичем).

При этом городские власти пытались приобрести бюст поэта, но в правлении Общества Кыштымских горных заводов отвечали, что у них в наличии имеется лишь маленький вариант бюста в 7,5 дюйма высотой и в 4 дюйма шириной (т. е. примерно 20х10 см), обещая, что в октябре выбор будет больше. Возможно, город и приобрел бюст для библиотеки-читальни.

Как бы то ни было, юбилей в Челябинске отпраздновали не хуже, чем в других провинциальных городах. Если взять проект празднования юбилея, внесенный И. К. Покровским, и итоговый документ, принятый городской думой, то окажется, что примерно таково было соотношение по России — либералы предлагали мероприятия (зачастую хорошие), а «общественность», в лице местных органов самоуправления, их не поддерживала…

В статье, посвященной празднованию юбилея 1899 года, Н. П. Берков писал: «… пушкинский юбилей вызвал и другие проекты общественной инициативы; впрочем, эти проекты разделили судьбу многих иных либерально-буржуазных начинаний. Еще в 1898 г. была выдвинута идея «всенародной подписки на выкуп с. Михайловского» у наследников поэта, его сына Г. А. Пушкина. Однако попытка эта не увенчалась успехом; плачевные результаты сборов показывали, как мало было заинтересовано «русское общество» в сохранении пушкинского уголка. Как известно, правительство выкупило в 1899 г. это имение за 115 тыс. рублей.

… Особенно прославились городские думы Белгорода, Вольска и Серпухова, вовсе отказавшиеся чествовать память Пушкина. В последнем городе мотивировка была дана более чем неотразимая: «Пушкин положительно ничего для г. Серпухова не сделал»… Если медвежьи углы, вроде Вольска и Серпухова, проявили себя таким позорным образом, то не меньше удивления вызывает отказ Московской думы в переименовании Тверского бульвара в Пушкинский, в приобретении городом дома, в котором родился Пушкин, в постройке пяти школ имени поэта и т. д.».

То, что происходило в Челябинске, вовсе не было признаком нашей местной замшелости. Это было проявлением общих настроений. Увы, но А. С. Пушкин в то время еще не воспринимался как поэт общенародный. Точнее, воспринимался, но очень тонкой «прослойкой» образованных людей. Подчеркну — не грамотных, а образованных. А таких в России того времени было не очень много. Поэтому посылать 500 рублей в Псков на покупку бывшего имения какого-то поэта — это уже блажь, с точки зрения купцов и мещан, людей практичных и приземленных. И даже то, что городским головой был П. Ф. Туркин, родоначальник челябинской словесности, ситуацию особо не изменило…

Еще надо учитывать, что церковь к А. С. Пушкину относилась довольно прохладно. В некоторых губерниях местное церковное начальство запрещало проводить службы в память поэта. Вспомните осторожный ответ протоиерея Христорождественского собора М. Кремлева на письмо городской думы о проведении панихиды. Хотя в Челябинске, как и в целом в Оренбургской губернии, в этом отношении все было относительно «спокойно».

Но гораздо важнее эффект, который оказали юбилейные мероприятия на население России и Челябинска в том числе. Раздача учащимся собраний сочинений поэта, проведение торжественной панихиды, юбилейных торжеств стали толчком, обозначившим начало изменения отношения к А. С. Пушкину в обществе в целом. Один из немногих городских садов, названный в честь поэта, стал постоянным напоминанием о нем. Кто-то сказал, что столетний юбилей со дня рождения А. С. Пушкина стал началом широкого знакомства русского народа с творчеством гениального поэта. Уже ради этого стоило затевать празднование юбилея…

Ж. Кокто. Афиша выставки в Париже 1937 г.Следующий крупный юбилей пришелся на 1937 год — 100 лет со дня смерти «невольника чести». Загодя, в 1935-м, был создан Всесоюзный Пушкинский комитет, который должен был разработать программу мероприятий. Всесоюзный комитет выполнял роль популяризатора творчества Пушкина в Советском Союзе и, естественно, в мире. В СССР пушкинские стихи переводятся на языки более чем 50 народов страны, общий тираж изданий достигает 3 миллионов. Гигантские праздничные мероприятия проходят в Москве и на всей территории страны. Пушкина теперь не читал только совсем неграмотный или живущий уж совсем в труднодоступном селении.

Используются и новые формы — 3 февраля 1937 года состоялся всесоюзный концерт, транслировавшийся Центральным радио. В концерте принимали участие ведущие солисты Москвы, Ленинграда, Киева и Тбилиси… Но одновременно происходит дальнейшая идеологизация — Пушкин становится чуть ли не пролетарским поэтом, провозвестником революции. Нет, он, конечно, писал «товарищ, верь, взойдет она…», но ведь в Болдино или в Михайловское он ездил как вполне себе нормальный помещик…

Практически параллельно в Париже русская эмиграция организует Всемирный (иначе Зарубежный) Пушкинский комитет, который возглавляет В. А. Маклаков и в который входят И. Бунин, С. Лифарь, М. Федоров и другие. Парижский комитет ставит своей задачей познакомить с творчеством поэта зарубежных читателей. Издаются книги, статьи в зарубежной прессе.

Апофеозом деятельности комитета и лично Сергея Лифаря можно, наверное, считать выставку «Пушкин и его эпоха», открывшуюся в Париже в 1937 году. Афишу для выставки нарисовал Жан Кокто. Для эмиграции Пушкин был одним из символов Родины, а чествование поэта позволяло ощущать свою причастность к общероссийской культуре. И здесь, возможно, осознание его творчества и судьбы было острее и воспринималось как личное, а не «казенное». Очень хорошо это показывают строки замечательного русского поэта Георгия Иванова из его «Предсмертного дневника» (1958):

Вы мне все роднее, вы мне все дороже.
Александр Сергеевич, вам пришлось ведь тоже
Захлебнуться горем, злиться, презирать,
Вам пришлось ведь тоже трудно умирать.

Заметка о праздновании Пушкинских дней
Пушкинские дни в Челябинске, 1937 г.

В Челябинске Пушкинский юбилей 1937 года отметили широко. По традиции, заложенной до революции, в его честь назвали Городской сад (до революции он назывался Сад городского общества). Имя Пушкина получили первый «современный» кинотеатр, построенный в 1937-м, а также улица, на которой этот кинотеатр стоит. И, естественно, как и вся страна, Челябинск стал воспринимать Александра Сергеевича как неотъемлемую часть своей жизни. Иногда назойливо неотъемлемую.

Но тогда Пушкина не только «проходили», но и знали… Правда, все ж таки каждый по-своему. Было проведено очень много вечеров, торжественных заседаний, посвященных памяти Пушкина, — на заводах, в школах, областном комитете по делам искусств, в военных частях. Устраивали пушкинские вечера на дому, причем уже в пролетарском стиле — так, клуб железнодорожных рабочих имени Ленина провел вечер на квартире стахановца — товарища Чубина. В прессе печатались статьи, рассказывавшие о жизни поэта.

Дом Красной армии провел «Пушкинскую анкету». В ней были указаны все известные произведения поэта, надо было подчеркнуть то, что человек читал. Многие указывали как прочитанные большинство произведений, а еще оставляли комментарии, мнения. Характерна концовка публикации об этой анкете в «Челябинском рабочем»: «Бойцы Красной армии, как и весь многомиллионный народ нашей страны, любят Пушкина. В доблестной Красной армии Пушкин — любимейший родной поэт».

Наверное, самое четкое представление о контрастах того времени дает небольшая заметка из местной газеты: «На тракторном заводе деятельно готовятся к столетнему юбилею со дня смерти А. С. Пушкина. В бараках 2-го участка проведено 11 бесед о жизни и творчестве великого поэта. Такие же беседы проведены на квартирах восьми стахановцев. В клубах завода проведено 3 пушкинских вечера, на которых побывало свыше двух тысяч рабочих. В клубе нацмен (национальных меньшинств — Г.С.) прочитана лекция на татарском языке о жизни и творчестве Пушкина. В декабре и январе около 3 тысяч читателей заводской библиотеки читали произведения Пушкина».

Кинотеатр им. А.С. Пушкина. Фото 1950-х гг.Челябинский драматический театр поставил в юбилейный год две пьесы из «Маленьких трагедий»: «Скупой рыцарь» и «Каменный гость». Главный режиссер театра С. А. Головин писал: «Мы сознательно выбрали путь предельного лаконизма как в смысле художественного оформления, так и в смысле актерского исполнения. Простота и четкость — никакого украшательства и обыгрывания деталей. Пушкинский текст в этом не нуждается».

Это лишь небольшая подборка выдержек из челябинской прессы начала 1937 года. Рядом с заметкой о подготовке пушкинского юбилея можно увидеть письмо рабочих ферросплавного завода, гневно осуждавших троцкистов и прочих «врагов народа». И можно много говорить об идеологизированности образа Пушкина в советское время. Но, в отличие от юбилея 1899 года, в 1937 году Александр Сергеевич стал реальным фактором культуры нашей страны, можно сказать, массовой культуры. И оставался таковым чуть больше полувека. Массовая культура, одной из составляющих которой является творчество Пушкина, это если и не предмет для гордости, то все же показатель определенного уровня и стиля.

 

 
заголовок "Помнить Пушкина"
 

1(4), 2013

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram