Бизнес и Культура

Профессия политтехнолога выродилась

 

– Можно ли сказать, что главное сегодня – победить апатию населения, купить явку?

Одолжите, Федосей Федосеевич, дельце за № 368!

Одолжите,
Федосей Федосеевич,
дельце за № 368!

– Это не апатия, а позиция. Она выразилась, например, в Курчатовском округе по выборам в городскую думу, где раньше победил Д. Еремин, а теперь И. Мительман. Тогда 30% проголосовало против всех, а за Еремина – 32%.

– Как люди будут реагировать на исключение пункта «против всех»? Они не пойдут голосовать или будут портить бюллетени?

– Трудно сказать. Цинизм избирателей дошел до крайних степеней. В той же Сосновке мы и наши противники покупали людей, а они подарки взяли, но не проголосовали. У них чисто потребительское отношение к выборам. Танец живота – это хорошо, а подарочек принес? Зачем мне блокнотик? Что ты мне принес – 50 рублей, 100? Я за 500, может быть, жопу оторву, чтобы пройти к избирательной урне.

– Кстати, какое направление работы наиболее емкое по кадровым и финансовым ресурсам?

– Есть некие ограничения на избирательный фонд. На выборах в ЗСО они несущественны, а в городскую думу очень существенны. Что-то делается «в белую», например, телевизионную и наружную рекламу не спрятать, поэтому приходится искусственно ограничивать ресурсы на те затраты, которые мы не можем спрятать.

– В этом и есть творчество политтехнолога?

– Творчество – слово неподходящее. Скорее профессионализм.

– Любопытна «битва при Сосновке». Здесь явно просматривается противостояние интересов областной администрации и челябинской мэрии. Конфликт предопределен позиционированием этих кланов. Предметом торга является в первую очередь земля. Мы видим, как разворачивается конфликт на картофельном поле и формируется противостояние бизнес-политических кланов. Это поле граничит с Сосновским районом, который с запада опоясывает Челябинск. Идет борьба за территорию. Сосновская кампания оказалась знаковой, может быть, самой важной из всех только что прошедших. Довыборы в ЗСО, по сути, пустые. Они ничего не меняют в нашем едином парламенте с точки зрения политических разборок. Здесь только совершенствовались методы подкупа электората.

– Разница в том, что если в Калининском округе кормил один клан, то в Сосновке электорат окучивали два больших клана. Мы попытались выступить третьей силой, но ничего не получилось.

– Понятно, здесь сошлись два клана. Остальные – статисты, наблюдатели. Идет борьба за территорию, за системное влияние на определенный отрезок времени. Интересен ваш анализ по свежим впечатлениям. Что, как профессионалу, вам показалось интересным? При том что вы понимали реальный расклад сил и свою задачу – честно отработать деньги заказчика и получить свою порцию адреналина.

Чичиков и Ноздрев. Ну послушай хочешь метнем банчик...

Чичиков и Ноздрев.
Ну послушай, хочешь,
метнем банчик…

– Главный урок – без ресурсов нечего лезть на выборы. Попытка провести кампанию малой кровью, как-то по-партизански, – бессмысленность. У моего заказчика (Каткова) ресурсы закончились уже в июле сильным ударом по его бизнесу. Подробности опустим. Противник не просто бил по бизнесу, он хотел его хапнуть, используя конкурентные преимущества. Это делалось не в рамках избирательной кампании. Уже летом мне все стало ясно, но я получил деньги до конца кампании и, естественно, пытался делать свое дело в рамках финансовых ограничений.

– Понимал ли Катков, что, влезая в политику, он рискует своим бизнесом? Как он себя повел после такого удара?

– Искал средства. Что нужно герою? Встречаться с людьми и финансировать кампанию. Вот два главных дела. Ну и позиционироваться в элите, что он делал грамотно. Катков в случае выигрыша устроил бы оба противостоящих клана. Но его денежные ресурсы были несоизмеримы с ресурсами противников. Что толку, когда мы предлагали кому-то 50 или 100 рублей? В ответ слышали: мне начальник предложил поднять зарплату в Сосновском КХП на 500 рублей, если Мешков выиграет. Или: а нам Котов премию обещал в 3 тысячи рублей, всем! На хрена нам твои копейки?

Мы пытаемся раздавать водку – нас ловят, машину конфискуют. А рядом продают берестовскую «Царь-кашу» за полцены и идет агитация за Котова. И это все в день выборов. В другом месте «Макфа» раздает комбикорма: вместо 150 отдают за 80 рублей, вроде как продают, а не раздают. У Чернобровина откровенно разливали, а здесь какая-то видимость продажи, законности.


Пока у нас были деньги, мы развозили газ, постельные комплекты… А наши соперники развозили то же, но больше в разы. Сыпали, сыпали, сыпали. Бюджеты у них огромные, а сколько там разворовано! В одной деревне продают комбикорм за 80 рублей, отъедут в другую – начальника рядом нет, и продают чуть ниже реальной цены. Разницу кладут в карман.

Чичиков у зеркала

Чичиков у зеркала

– Следили друг за другом?

– Мы следили за всеми. Если видим, что Филичкин вывозит агитационную литературу, которая дискредитирует Котова, зачем мы будем бить его по рукам? Мы дождались, когда ее раздали, а потом сообщили. Тут как бы и Котов, и Мешков оказались в неловкой ситуации.

– Как можно оценить профессионализм команд Котова и Мешкова?

– В чем сейчас профессионализм? Эта кампания вызвала некоторое угнетение: профессия политтехнолога вырождается. Кто больше раздаст деревенским жителям комбикормов, тот и победит. Вся фишка заключается в том, чтобы не поймали за руку. Но это уже работа юристов. Надо оформить раздачу подарков, чтобы формально остаться в рамках закона. Шедевров в кампании не было. Банальный подкуп.

Многих поразил баннер «Кастрация КОТОВ», но его воздействие на электорат нулевое. Сделал это Филичкин по указанию Грачева, чтобы дискредитировать Котова. Длиннющие тексты Филичкина по разоблачению приватизации, начиная с позапрошлого века, никому не интересны. «Кастрация КОТОВ» выглядит как-то ярче.

– Насколько задействованы в избирательном процессе правоохранительные, надзорные органы?

– Самым серьезным образом. В Сосновском районе они выполняли заказ Котова. За тем же Филичкиным гонялись по всему району. Вопрос в том, насколько эффективно они это делали.

– Вероятно, минимальное преимущество Котова в 116 голосов будет оспорено в суде?

– Я уверен, мешковская команда не выиграет. Это уже продемонстрировано в суде, когда было рассмотрено заявление о снятии с регистрации Котова на основании очевидных нарушений при заполнении подписных листов. Подпись и дата должны быть сделаны одной рукой избирателя, причем в одной графе. Такое нарушение является основанием для отмены регистрации. Я не сомневаюсь в выводах криминалистической экспертизы о том, что подпись и дата в этих листах проставлены разными людьми. Ее можно было бы повторить по запросу суда в областное УВД.

Я знаю технологию сбора подобных листов, и очевидно, что котовские ребята лопухнулись, но юристы Мешкова не сумели выиграть этот суд. Мало того, я знаю, что судья, принимающий это решение, лично не терпит Котова, но принимает решение в его пользу. Вероятно, была команда сверху: все решает избиратель, а не суд.

– Интересный аргумент. Как Михаил Делягин успокаивал Ганапольского: «Не волнуйся, Матвей, решение по стране принято».

– Ну, пора уже Грачеву начинать проигрывать. Слишком много спеси проявляется. Кстати, у Котова не было профессиональной команды. Его штаб был сформирован из дилетантов. Только юрист был стоящий. Побеждает «бабло»! Стоимость я даже не могу оценить. Какая-то фантастика! Зачем квалификация?

Раздаточный материал ниже всякой критики, а сельчанам этого и не надо. Чисто потребительское отношение: я от этих выборов хочу получить какой-то плюс, какой-то навар. Пусть это будет увеличение моей зарплаты или большая премия. Пусть все кандидаты дадут мне муку, комбикорм, постельное белье, газ, водку, «Царь-кашу»…


Да, еще обязательно концерты на башкирском, татарском и русском.
И вдобавок отвезите меня на автобусе на избирательный участок, потому что по грязи я идти не хочу. Так что не надо никаких технологий. Важно только не попасть под прямое нарушение закона.


Висит плакат «Наш депутат – Мительман». Под ним лично Семен Аркадьевич вручает торты «Мирэль». Все снято на пленку: 40 минут стоит камера в подъезде напротив, и все время люди несут торты. Это же не Илья Семенович. Какой подкуп? Никакого подкупа! Но что это? Что толку от ужесточенного законодательства, о котором говорил политолог С. Зырянов? Можно смотреть 40 минут и считать торты.

Чичиков и Плюшкин

Чичиков и Плюшкин

– Я не ожидал, что вам неприятно называться политтехнологом. Например, Минченко испытывал большое удовлетворение от своей профессиональной деятельности. Теперь мастерство не имеет значения?

– Квалификация, владение методами НЛП важны при уговаривании заказчика. Опять же – чтобы развести его на деньги. Ну, Минченко это нравится. Таков же и его учитель С. Маркелов, один из ведущих московских политтехнологов. Мне с ним пришлось поработать. Очень много почерпнул циничного. Я его спрашивал: «Сергей, мы разводим клиента на бабки?» – «Нет, мы хотим выиграть». – «Почему же ты зарезал все неденежные, но эффективные проекты?» – «В них мало осваивается средств, они не приносят прибыли».

– А что является первичным лично для вас – победа или заработок?

– Заработок, вне всякого сомнения.

– Кстати, о репутации и об обострении клановой борьбы. Какова личная роль А. Косилова и О. Грачева в «Сосновских баталиях»?

– Не вижу особой роли Косилова как управленца кампании. Но он прямо агитировал. Например, на встрече с избирателями сказал в телекамеру: «Ежели выберете Котова, включим отопление». Что касается руководства кампанией с его стороны, этого не было. В 1996 году он эффективно вел губернаторскую кампанию Сумина. Владимир Уткин был как бы над процессом, он был великий. А сейчас великий Косилов, но практики проведения избирательных кампаний у него давно нет. Есть практика разведения людей по кланам – это да.

Косилов выдал какие-то векселя по земле в Сосновском районе и поэтому помогал Котову. Напротив, Грачев – активный политтехнолог, он нормально вел Мешкова. Ну а мы в это время раздавали листовки, где говорилось, что губернатор поддерживает Каткова. Кстати, если бы Косилов был практиком, он вначале посмотрел бы на свой рейтинг в районе – высокий отрицательный. Самый высокий положительный (с минимальным отрицательным) – у А. Берестова. Агитация Берестова за Котова была в тему. И у М. Юревича высокий рейтинг.

– У вас в процессе деятельности формируются какие-то предпочтения, например склонность к каким-то кланам?

– Нет. У меня однозначное отношение ко всем великим. Они одинаковые. Когда человек получает атрибуты власти, он становится ровно таким, как и ему подобные. Все меняются в одну сторону. Если будут исключения, я напишу об этом книгу…

И второй текст Юрия Шевелева,
опубликованный 21 октября 2006 года
в газете «Челябинский рабочий»
и в книге «Челябинские хроники»

«АГИТАТОРЫ, ГОРЛАНЫ, ГЛАВАРИ»

Эти слова канонизированного И.В. Сталиным «лучшего, талантливейшего поэта советской эпохи» Владимира Маяковского на редкость точно характеризуют двух наших топ-функционеров – первого вице-губернатора А. Косилова и первого вице-мэра О. Грачева.

Челябинскому обывателю есть чем поразвлечься, завалившись на любимый диван. Вот полоса в «Челябке» (14 октября 2006 года) с «первыми и последними предупреждениями» Косилова в адрес мэрии, вот полоса в «Вечерке» (17 октября 2006 года) с советами Грачева лично Андрею Николаевичу быть поосторожнее. «Чисто конкретная» разборка между двумя крутыми о том, что и как следует «пилить». Базар, понятия, распальцовка… Короче, «все в натуре».

Въезд Чичикова в уездный город

Въезд Чичикова
в уездный город

Вице-губернатор, как о само собой разумеющемся, повествует о том, что в период предвыборного «сенокоса» в декабре прошлого года он агитировал в Кунашакском районе за «единоросса» Д. Мешкова, труженика макаронной фабрики, которой владеет челябинский мэр. Это такая добрая традиция, когда чиновники отрываются от насиженных кресел, берут отпуск в «критические дни» избирательной кампании, чтобы кого-то угодного продвинуть, просунуть, а кого-то неугодного, напротив, куда-нибудь задвинуть, засунуть.

Вице-мэр еще более непосредственен в своих чувствах и выражениях. На вопрос, какое дело чиновникам челябинской мэрии до выборов главы Сосновского района, он, ничтоже сумняшеся, отвечает (цитирую дословно): «Очень простое. Мешков Дмитрий Федорович для меня лично, Олега Николаевича Грачева, является другом…»

Здесь отсталый обыватель заподозрит неладное: кто, где, когда, чей товарищ? Получается, что в Кунашакском районе в декабре Мешков – друг Косилова, а в Сосновском районе в октябре тот же Мешков – друг Грачева. Тогда вопрос: когда и в каком месте Косилов и Грачев дружат, а в каком не дружат? И где и кем они работают – ответственными чиновниками или профессиональными пиарщиками?

Такие вот дружеские, «кентовские» отношения в наших организованных властных сообществах. И чего не бывает между своими, внутри так называемого элитного слоя? Например, Петр Иванович еще несколько лет назад не мог бы себе представить и в кошмарном сне, что «медиа-мучной» магнат-депутат, который со страшной силой «мочил» губернатора своими средствами массовой информации, станет мэром и присвоит Сумину звание Почетного гражданина города. Ведь еще не пожелтели подшивки «Вечернего Челябинска» и «Соседей», а ватага с макаронной фабрики овладела мэрией, разметала бунтовщиков и теперь осыпает милостями самого губернатора. «Высокие, высокие отношения!»

Здесь даже относительно продвинутый обыватель, отягченный пусть минимальными представлениями о морально-нравственных категориях и правилах приличия, уже не в силах оценить прелесть классических постулатов типа «политика – это искусство возможного» или «политика есть концентрированное выражение экономики»… Жизнь не так проста, как кажется. Она еще проще…

Иллюстрации: А.А. Агин, Е.Е. Бернадский –
иллюстрации к роману Н.В. Гоголя «Мертвые души»

 

 

 
 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 
 
 
 

Читайте нас в Telegram