Бизнес и Культура

Прямая стойка Арона Боголюбова

aron-otbivka-1

Арена Нипон Будокан, Токио-1964. Арон атакует

Арена Нипон Будокан,
Токио-1964.
Арон атакует

Философия дзюдо довольно интересная – уважай старших, люби свое дело… Есть «Двенадцать заповедей дзюдо». Эти заповеди – просто человеческие отношения. Такой общий план человеческих отношений в жизни: отношение к делу, к старшим… Они перекликаются с Декалогом – заповедями, написанными на скрижалях Завета, которые Бог передал Моисею. Это такие постулаты, в которые вписывается вся жизнь людей.

У нас в зале висели двенадцать заповедей дзюдо, написанных на листочке. На меня они действительно производили впечатление. И мы – ученики – в свое время с большим почтением относились к старшим, слушали их, внимали им… Что мы вообще видели, кроме войны и тяжестей прочих?..

Олимпийские призеры. Слева - О. Степанов, справа - А. Боголюбов. Токио-64

Олимпийские призеры.
Слева — О. Степанов,
справа — А. Боголюбов. Токио-64

А в Токио японцы поразили нас – и своей культурой, и отношением к жизни, и поведением, уважением к старшим, к детям, бытовой скромностью. Это совершенно другой народ… Вот сколько я ездил по миру… Бог им навстречу. Часто вспоминаю японцев.

Несколько лет назад был чемпионат мира в Японии – меня пригласили наши ребята. Мы приехали, я попросил, чтобы меня свозили в Кодокан. Хотел взять снимки, видеозаписи – где я боролся, как боролся. Организаторы извинились, сослались на то, что ничего не могут показать из-за занятости на чемпионате мира, поскольку всё руководство находится там и все кабинеты закрыты. Дескать, завтра заканчивается чемпионат, послезавтра приходите и всё получите. Но мы, к сожалению, улетели сразу после закрытия. А тут, в Челябинске, я обратился к самому Ямасита, его переводчик дал мне визитную карточку и сказал, куда обратиться… они всё сделают.

aron-otbivka-1

По хронологии первыми призерами на Олимпиаде в Токио, если я не путаю, стали Анзор Кикнадзе и Парнаоз Чиквеладзе в весе свыше 80 кг. Тогда турнир по дзюдо начинали с тяжелых весов, а всего было четыре категории. В легком весе из нас двоих с Олегом Степановым – кажется, он был первым призером. Я провел четыре или пять схваток. С японцами бороться у меня не получилось. Олег по сетке попал на японца, а я – на корейца.
 

Силу дает страсть! победный бросок Арона

Силу дает страсть! победный бросок Арона

 
Ситуация такая: Олег проиграл японцу и потом «утешался». А я боролся с корейцем – это был тот единственный борец, кому проигрывал японец Накатами. И мне с ним выпало бороться.

Ковер – 15х15. Мы в центре. Началась схватка. Я иду в атаку – и он лезет. Ничего не получается. Ни у меня, ни у него. Встречаемся, уходим, и всё идет ровно. Потом я его бросаю через голову, а он застрял на ноге – это называется «перевод в борьбе лежа без приема». Ну и я получаю предупреждение.

Олимпийский пьедестал. У нас - первая в истории бронза

Олимпийский пьедестал.
У нас — первая
в истории бронза

Японская красавица перед выбором - Арон или Олег

Японская красавица
перед выбором:
Арон или Олег

А схватка тогда длилась десять минут. И всё время я за ним бегал, чтобы отыграть, – но никак не получалось. Наконец, я просто расставил руки – и пошел на него: «Пожалуйста, бери!» А он не берет – два-три шага – и уже на краю ковра, снова два-три шага – и опять на краю ковра. «Блин, думаю, ну что же делать?» В конце концов я надеялся, что ему предупреждение дадут, раз он всё время убегает. Но кончилось тем, что он таки полез ко мне на захват – ну я его и шлепнул. Оставалось совсем немного времени – и я выиграл…

Но тут началось самое страшное: Олег проигрывает Накатами, а я борюсь с Сени, Швейцария. Он ничего не делал. Я за ним бегал, как последняя сволочь, десять минут. Ничего не давал сделать.

Судили нас два японца, один бразилец и еще какой-то абориген. И судьи меня преспокойно убрали, потому что я одолел корейца, которого японцы боялись. А это означало, что я могу убрать и японца. Они меня сплавили – решением судей отдали победу швейцарцу. Я поэтому и хочу посмотреть те кадры на кинопленке… Борцы-то были все хорошие – ничего не могу сказать…

Партия и правительство нас оценило высоко! За третье место на Олимпиаде я получил то ли 320, то ли 370 рублей. Нормально. Из них 127 или 172 у меня отобрали, высчитали за форму. Инвентарь ведь сдавать надо было. Так что у меня копейки остались. Вот и весь сказ. На самом деле вся эта спортивная слава меня не трясла. Я вообще старался, чтобы никто не знал, кто я есть. Подумаешь – выиграл. Ну и другие тоже выигрывают. Правда, некоторым успех кружил голову, а я спокойно относился к победам, по окончании соревнований сразу забывал о них. Повторяю, для меня самое дорогое звание – «Мастер спорта СССР».
 

Фото на память с олимпийскими призерами. Токио-64

Фото на память с олимпийскими призерами. Токио-64

 
После Токио я хотел остаться еще на следующий олимпийский срок, но Владлен Михайлович заявил: «Вывожу тебя из сборной команды Советского Союза. Следующая Олимпиада в Мюнхене через восемь лет – тебе будет 34 года. В этом возрасте в твоем весе результаты не показывают. Пожалуйста, не обижайся – настройся на это. Хочешь выступать по самбо – пожалуйста…» Андреев мудрым был, он всё делал правильно. Таких бы учителей нам побольше. Потом я еще успел выиграть и Союз, и Европу, да и всё выигрывал. Года два еще выступал после Токио, а потом завязал…

aron-otbivka-1

Дальше жизнь пошла своим чередом. Окончил институт, работал тренером, кому-то понравилось, что я делаю, – стали вызывать в сборную страны. А в Ленинграде у нас была очень хорошая группа мальчишек. Но потом из Москвы приехали за мной, говорят: «Арон, твоя голова нужна в сборной, пусть с детьми работают другие». Если бы кто-то мне подсказал, что лучше остаться со своими учениками и потом войти с ними в сборную… Но откуда житейский ум в том возрасте? Переехал в Москву, работал со сборной. Потом еще – старшим тренером «Динамо». Много лет в сборной страны помогал Геннадию Ивановичу Калеткину. Кстати, он у меня еще в строю стоял, когда я работал в «Динамо».
 

Динамо - колыбель единоборцев

Динамо — колыбель единоборцев

 
Жизнь проходит. О чем я сожалею? Трудно сказать. Ну, может, о том, что своих ленинградских учеников оставил… Эх, если бы кто постарше был рядом, подсказал – я бы остался с ними. Я склонен к тому, чтобы слушать чьи-то советы. Кто-то что-то сказал, я запомнил, внутри отложилось… потом подумал день, два, три, неделю и принял решение. Но у меня есть одно нехорошее качество (жена меня ругает за него) – от спорта осталась привычка принимать быстрые решения. В сложной ситуации надо атаковать, или бежать, или сопротивляться. И по жизни я принимаю быстрые решения. Жена недовольна: что ты бежишь впереди паровоза?

В самбо грубее... я захватил...

В самбо грубее… я захватил…

...завалил...

…завалил…

 ...заломал

…заломал

Арон - самый второй

Арон — самый второй

 
Я сижу тут, в холле арены «Трактор», беседую с кем-то о чемпионате мира, об интересных схватках… А у меня хорошее периферическое зрение. И, например, кто-то проходит рядом, и у него что-то падает – а я, не глядя, ловлю… Все удивляются. У нас в молодости был широчайший диапазон действий, быстрота мышления и гиперчувствительность. Чувствительность – это качество подсознания, «подкорки». Когда она быстро работает? Когда голову не наклоняешь, когда стоишь прямо и смотришь вперед, а я же в прямой стойке боролся…

бк

Фото Дмитрия Челяпина, а также из личного архива Арона Боголюбова

 

А. Боголюбов - наставник сборной. Слева - второй

А. Боголюбов — наставник сборной. Слева — второй

Дзюдо требует высокой техники...

Дзюдо требует высокой техники…

...в том числе хореографической

…в том числе хореографической

А. Боголюбов и О. Степанов в Берлине

А. Боголюбов и О. Степанов в Берлине

Гений дзюдо Ясухиро Ямасита в Москве

Гений дзюдо Ясухиро Ямасита в Москве

 

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram