Бизнес и Культура

Свободные диалоги. Диалог четвертый (часть 3)

✸    5    ✸

Ю.Ш. Как все-таки подойти к выявлению, к оформлению национальной идеи? Может быть, в виде той триады, которая была сформулирована в середине ХIХ века графом С.С. Уваровым, президентом Петербургской академии наук и министром народного просвещения: православие, самодержавие, народность (или, как позднее стали говорить, соборность). К чему сейчас мы можем подтолкнуть, рассуждая о текущем историческом периоде: о месте России между Востоком и Западом, о тех движениях, которые делаются либо вправо, либо влево?

К примеру, Маркс однозначно заявил: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Вероятно, должен быть какой-то политический лозунг или набор лозунгов, должна быть какая-то программа, аналог Программы КПСС, обобщающий документ, который полагал бы национальные, государственные, общие цели для новой России? Есть ведь декалог – Божьи заповеди… Есть и моральный кодекс строителя коммунизма. Но где уже десять позиций – это не формулировка национальной идеи. Я именно хочу, может быть, к трем базовым посылам подойти, на чем стоим и стоять будем.

Вот мы смотрим на Восток или на Запад, на примат личности или на примат общества, на что и куда мы смотрим сегодня?.. На рубеже ХIХ и ХХ веков происходит кризис русской идеи по всем трем ее составляющим. В православии и вообще в вере в Бога пробита брешь нигилистами, которые и стали теми самыми бомбистами, террористами, народовольцами, эсерами, большевиками…

По сути, ослабло самодержавие вследствие обозначения идеи российского парламента и Основного закона, а также в смысле имперской территориальной экспансии, то есть собирание земель натолкнулось на государственные границы тех стран, которые «собираться» не хотели. Про кризис народности или общинности мы уже говорили, вспоминая Столыпинскую реформу.

Исчерпание национальной идеи привело к катастрофе государства, даже несмотря на экономический рост во все время царствования Николая II (правда, рост экономики практически ничего не давал в плане социальной защиты населения). Россия в начале ХХ века занимала 3-4-е место в мире по ВВП, по территории чуть уступала Британской империи, население составляло более 180 миллионов человек (в первые двадцать лет царствования Николая II, названного большевиками Кровавым, россиян стало в полтора раза больше).

Да, конечно, катастрофе способствовала Первая мировая война, нанесшая смертельный удар по социальной структуре населения, о чем замечательно написал историк Игорь Нарский, например, в своем исследовании фронтового опыта русских солдат в 1914-1916 годах (журнал «Социум и власть», № 4, Челябинск, 2004). Да, конечно, напористо и умело действовал «вождь краснокожих» Владимир Ленин, построивший свою политическую платформу на низменных чувствах – «экспроприация экспроприаторов», то бишь «грабь награбленное» – и сформулировавший иллюзорную идею о коммунистическом рае.

Кстати, все эти коллизии можно рассматривать как безусловную победу Гегеля над Марксом. Я имею в виду то, что пружиной истории является Идея, ее жизнь и развитие, но не Материя, преломляющаяся в отношениях между производительными силами и производственными отношениями. Экономически сильная, но безыдейная Россия рухнула под натиском политических и социальных люмпенов.

А.Г. Я иначе смотрю на политическую платформу Ленина. Большевики предлагали не «отобрать и поделить», не разграбить награбленное и перераспределить его между новоявленными грабителями-собственниками, а – отобрать и обобществить, национализировать, то есть придать государству ту роль, о какой оно в царской России и не помышляло. Идеология и практика «отобрать и поделить» с перспективой бесконечного передела между всё новыми и новыми генерациями желающих пограбить и попользоваться – это как раз то, что мы наблюдаем после разрушения социалистической системы, в новой России.

Я также не думаю, что следует преувеличивать экономическую мощь и степень технического развития царской России – тут можно говорить скорее о недовоплощенной тенденции, а не о состоявшемся факте. Впрочем, это не так существенно: в результате Первой мировой войны рухнула не только Российская, но и Германская империя. А кроме того, после обрушения царской России «политические и социальные люмпены» создали вторую по объему мировую экономику и государство, по мощи величайшее в истории нашей страны, – и все это тоже рухнуло однажды.

Что же касается российской безыдейности, то, действительно, ни православный империализм (едва ли не самый толерантный из империализмов, плоды каковой толерантности награждают нас жестокой изжогой до сих пор), ни общинность – соборность традиционного толка не смогли бороться ни с февральской либеральной ветрянкой, ни с октябрьским поветрием – соборностью совсем другого порядка.

Но я хотел бы вернуться к теме: «идея – лозунг», «идея – слоган». Ты помнишь, как в первом номере нашей газеты «Свободные диалоги» в 1999 году была статья молодого парня, юриста – Валерия Гамма. Он выступал в проповедническом тоне – и вместо Свободы, Равенства и Братства (триады французской буржуазной революции конца XVIII века) он хотел поставить Свободу, Собственность и Законность. Равенство, Братство, дескать, сами собой появятся, да и нужны ли они?..

Он даже говорил, что Равенство и Братство – вместе с Трудом – это составные части Свободы, которые входят в нее, как нечто само собой разумеющееся. В общем, получалось что-то вроде либерального кредо. Я его критиковал тут же на полосе, но дело не в этом. Ведь лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» – лозунг политический и сиюминутный. Это не целеполагание: ведь для чего соединяйтесь, и что будет, когда вы соединитесь? Непонятно. Это лозунг момента. Это лозунг зовущий, он срывает с места. На первый взгляд он кажется понятным, при том что в принципе непонятен.

Ю.Ш. Да, но он будоражит, выводит на улицу, провоцирует, например, издание подпольных газет вроде «Искры», из которой «на горе всем буржуям» раздувается «мировой пожар». Однако ты к месту вспомнил о Собственности и Законности. Вот эти слова россиянина в массе своей не возбудят. Но есть и те, кто твердо верит, что нужно из поколения в поколение передавать собственность, что это придает государству устойчивость.

С другой стороны, есть тот же Жириновский, который предлагает либералам-западникам валить из России: «Вы хорошо говорите, но такого у нас не будет, здесь будем жить так, как жили». Призыв «жить, как жили» ни к чему не зовет. Что даст россиянину энергию в теперешний исторический момент? Страх умереть с голода? Многие в девяностые годы вышли на улицу спекулировать, деваться было некуда… Выжившие тогда сегодня так или иначе приспособились. Приспособились, только чтобы не умереть, а не для того, чтобы жить и видеть будущее.

Так вот, что нужно сделать, чтобы вдохнуть желание, интерес и пойти дальше? Вот для чего и необходимо осознание национальной идеи. На второй инаугурации Путина я уловил, что он говорил как раз о том, что не может наша страна управляться из одного кресла, что она в таком случае не будет развиваться. Он говорил о нашей славной истории, но подчеркнул, что любая славная история не дает возможности сидеть и ждать продолжения. Надо вставать и делать.

И мучение мое личное, может быть, это пафосно звучит: чего-то сделать, сформулировать, найти самые важные слова. Это должно быть объединяющее и зовущее начало – и к чему? Вот взглянули младореформаторы на Запад и качнули туда маятник… Это достаточно условный «качок». Сейчас он условно может качнуться в восточную сторону. В традиционную сторону. В обратную сторону. Есть еще представление, что у нас есть свой путь, Россия всегда выбирает свой путь. Пойдем своим путем, и кто знает – каким? Из чего исходить? Когда со своим ребенком не справляешься! Как правило, нет гармонии в отношениях с детьми – с внуками, говорят, лучше получается. А с детьми любовь есть, а контакта нет. Инстинкт есть, а развития нет.

Продолжение следует…

Текст: Александр Глазырин и Юрий Шевелев
«Свободные диалоги»
Издательство «Диалог-холдинг», 2006

Архивная страница:
А. Глазырин и Ю. Шевелев. «Свободные диалоги»

 

 

Читайте также:
Страницы книги «Жизнь людей»: Ротный

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram