Бизнес и Культура

Типология личности с точки зрения метафизической психологии

ДАМА

type-person-5

Понятно, что речь идет не только о женщинах. Мы же не думаем, что в гороскопах о родившихся под знаком Льва говорится только про мужчин, а о родившихся под знаком Девы – только про женщин.

«Дама» – это тип личности, для которого доминантой является воля. Причем в двух ее противоположных, но неразрывно связанных ипостасях: и как неутолимость желаний и, соответственно, почти неисчерпаемая энергия жизни, и как способность подчинить в себе и вокруг себя всё, что в ее силах, чтобы реализовать «одну, но пламенную страсть».

Именно к такому типу личности чаще всего принадлежат люди, одержимые какой-либо мечтой, целью, проектом. Подобно всепроникающей влаге, они используют малейшую брешь в препятствии на пути к реализации желания и, подобно бурному потоку, способны обрушить всю свою энергию на того, кто является объектом их вожделения. Они способны прощать и унижаться, одаривать и льстить ради результата. Собственно, для «дамы» результат, каким бы низменным он ни был, и есть сам Бог, кем бы он ни был представлен.

Естественным антиподом, барьером, истощением энергии и «смертью» «дамы» являются властные «короли». Как правило, «дамы» хорошо понимают, что они, увы или к счастью, не «королевы». А отношение «дам» к «тузам» обычно благоговейно-трепетное, но отстраненное. Понимая интеллектуальное превосходство «тузов» и бо̀льшую, чем их собственная, степень свободы от всего природного и суетного, «дамы», тем не менее, не завидуют им, а даже жалеют их, полагая собственную судьбу более счастливой.

В «валетах» «дамы» видят ровню и естественных союзников по жизни, ценят «валетов» за их силу, чувственность и романтизм, богатство и утонченность эмоций, находят в них покой и утешение без самоистязания и саморазрушения. «Дамам» с «валетами» комфортно и упоительно, но до шекспировских страстей дело не доходит.

ВАЛЕТ

type-person-6

«Валет» – это тип личности, для которого доминантой является чувственность. Особо подчеркну, что ошибочно сводить чувственность, как это часто делается, к женской импульсивности, жалостливости и сентиментальности. Ничего подобного.

Чувственность – это самые разные эмоции: от нежности до гнева. Это всем известные пять «чувств» (точнее, видов ощущений), образные представления и, наконец, воображение.

А эти «вещи» свойственны, понятно, как женщинам, так и мужчинам. Но для типа личности, который я обозначил как «валет», свойственна обостренная степень (сила) эмоций, ощущений, способности представления и воображения. Именно к этому типу личности чаще всего относятся люди с обостренным чувством чести и справедливости, истинные поэты и художники («мужеского и женского полу»), подвижники и искатели правды, анархисты и самые преданные «королям» (то есть власти) рыцари.

Легко находя общий язык с «дамой» и будучи ею обласканным, «валет» отнюдь не склонен посвятить всего себя без остатка исключительно ей. Его больше увлекает служение чему-то более возвышенному в его понимании: делу, которому он служит, творчеству, священному, профессиональному или воинскому братству, подвигу.

К «королям» отношение «валета» исполнено чести и достоинства, его служение – не за страх, а за совесть. «Валету» свойственны преданность и готовность, если надо, отдать жизнь за «короля». Но никогда «валет» не захочет стать «королем» – не потому, что он думает про себя: «Не по Сеньке шапка», а потому, что для него это было бы равносильно духовному самоубийству, отказу от богатого внутреннего мира и творчества.

«Тузы» «валету» интересны. Он безо всякого комплекса собственной неполноценности признает за ним его гений и уважает его. Как и «дама», «валет» немножко жалеет «туза» и уж точно не желал бы себе его судьбы, ибо «валет» не тоскует, как «туз», по Богу, а томится в ожидании его явления в чуде и в предчувствии обнаружения его в себе.

КОРОЛЬ

type-person-7

«Король» – это тип личности, для которой доминантой является рассудок, а стихией – воздух. Объективно более всего ему близки «туз», с одной стороны, и «валет» – с другой. Однако смысл его существования не в них, а в «даме». Подобно логике с ее категорической непреклонностью по отношению к желаниям, эмоциям и чувствам, «король» – это, прежде всего, укротитель и господин безудержной стихии воды (символа жизни).

Не случайно в древности стихия воздуха была олицетворением смерти, что сегодня может показаться, по меньшей мере, странным. Но странного ничего тут нет. Власть по определению должна быть беспристрастной, не вожделеющей. Недаром константинопольских басилевсов перед восхождением на трон оскопляли. Вот почему «король» противостоит «даме», как смерть – жизни. Но с одной очень важной оговоркой: «Как смерть ради жизни», ибо власть, какой бы отвратительной она ни была, – это антипод хаоса. Девиз «короля» – «Ordnung über alles» («Порядок превыше всего»).

«Король» – персонифицированная функция власти как таковой. Не суть важно, идет ли речь о самых настоящих царствующих особах или вахтерше в студенческом общежитии: у них одна и та же властная функция. Но я говорю сейчас не о «должностных лицах», а об особом типе личности. А эти вещи далеко не всегда совпадают. На месте императора или королевы может оказаться тот или та, для кого «царственный» статус является пыткой длиною в жизнь. А для кого-то, напротив, невозможность реализовать свою тайную мечту властвовать становится трагедией всей его жизни.

«Король» по сути своей субординирован. Он создан для того, чтобы подчиняться и подчинять. Поэтому отношение «короля» к «тузу» – это беспрекословное, но нередко унизительное и мучительное для него (если не внешне, то внутренне) подчинение, которое он хочет видеть и в «валете», хотя это далеко не всегда ему удается, отчего «король» впадает в гнев.

ТУЗ

type-person-8

«Туз» – это тип личности, доминантой которой является разум как способность продуцировать понятия, идеи и идеалы. В сущности, последние заменяют ему (по крайней мере, в его субъективном представлении) действительность, которую он в лучшем случае терпит. «Туз» более, чем кто-либо, понимает значимость духовного начала во всяком сущем. Свидетельство и бытие Бога он усматривает, прежде всего, в себе самом, но не отождествляет себя с ним и не мнит себя Богом. Напротив, он исполнен неизбывной тоски от собственного несовершенства.

Отрицая губительную для свободы субординацию, «туз» заменяет ее иерархией, как будто не замечая того, что оба слова (одно латинское, другое греческое) по-русски означают одно и то же – соподчинение. Но «туз» прав, ибо субординация – это подчинение слабого сильному, младшего – старшему, а иерархия (от др.-греч. ἱεραρχία, из ἱερός «священный» и ἀρχή «правление») – это восхождение от слабого к сильному, от младшего к старшему, от греховного к святому.

Считая жизнь (в том числе собственную), чувственные наслаждения и власть недостойными его внимания и одобрения, он обращен в сторону идеального (в пределе – абсолютного «ничто») и с этой позиции критикует всё и вся как нечто несовершенное. Причем критикует, что называется, «по делу». И это отнюдь не брюзжание и не мания величия. Обладая незаурядным и ясным умом, «тузы» с такой же беспощадностью, как и по отношению ко всему на свете, критикуют самих себя, проклиная свою слабость и зависимость от всего природного и социального, хотя это не мешает им потреблять все блага земной жизни в доступном для них качестве и объеме.

Главная особенность и единственное оправдание «туза» состоят в том, что он способен через себя выражать других и делать их сильнее и талантливее.

Поскольку «короли» и «дамы» – ближайшее окружение «туза», то он готов простить им их несовершенство и включить некоторых в свой ближний круг общения, но при условии доброго и полезного (во всех смыслах) отношения к нему. Ежели это условие не соблюдено, «туз» ведет с ними «необъявленную войну».

Самые сложные отношения у «туза» с «валетом», которые описываются довольно просто – это тоска по «валету». А еще ревность его к «королям» и «дамам», которые всегда ближе к «валету», чем «туз». Разумеется, это не ревность в бытовом, семейном или сексуальном значении. Это ревность к самому себе.

Дело в том, что «туз» – это первый из «валетов», его отрицание и одновременно «утраченный (или еще не обретенный) рай». А обратной дороги нет. Или ему кажется, что нет. На память о «валете» или в предощущении его у «туза» есть только воображение. Вот и ищет «туз» утешения в своих страданиях, воображая жизнь по ту сторону бытия и небытия, в абсолютном «ничто», где вопреки всякой логике надеется стать «валетом».

●    ●    ●    ●    ●

В продолжение сравнения типов личности с карточными дамами, валетами, королями и тузами вспомним и о четырех мастях, из которых «червы» символизируют воду и любовь, «бубны» – землю и собственный дом, «трефы» – огонь и дом казенный, а «пики» – воздух и смерть. Таким образом, каждый из наших «карточных» героев предстает, как минимум, в четырех ипостасях.

Каждый из четырех типов личности в жизни варьируется «по масти»: от доброго до злого; от оптимиста, у которого повсюду свой дом, до мающегося бездомного пессимиста, не находящего себе места в жизни. Никого не хочу судить. Как писал Аристотель, у каждого своя мера добродетелей и пороков (Никомахова этика), а в Библии сказано: «Не судите да не судимы будете» (Матф. 7:1). Я просто констатирую.

type-person-4

Тип личности, как и темперамент, дан человеку от рождения. А вот вариативность («по масти») каждого из четырех типов определяется уже не наследственностью, а воспитанием и способностью к самовоспитанию, культурной средой и перипетиями личной судьбы, которая, как известно, способна перемолоть всякого (доброго в злого, оптимиста в пессимиста и наоборот).

И ещё. Карточная игра ситуативна, как сама жизнь. Сегодня козырями являются червы, завтра – пики… Так и в жизни: мощь и сила, да и просто везение сегодня у одних, завтра – совсем у других. Сегодня все козыри у тебя в руках, а завтра твой уже некозырный туз побит козырной шестеркой. Предсказать невозможно, в какие гороскопы ни заглядывай. Можно лишь надеяться на удачу, затевая очередную партию игры, срывая куш или проигрываясь в прах…

●    ●    ●    ●    ●

Я намеренно не стал иллюстрировать описанные типы личностей знаменитостями, как это принято в работах по психологии. Надеюсь, читатель сам увидит в «дамах», «валетах», «королях» и «тузах» героев реальной истории, а также типические литературные персонажи, своих близких, знакомых и просто известных ему по средствам массовой информации людей. А возможно, узнает в каком-то типаже набросок своего портрета.

Текст: Александр Чупров
Фото предоставлены автором

 

 

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram