Бизнес и Культура

Валерий Востриков: «Честь имею!» (продолжение)

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Что я могу сказать о сегодняшней сборной страны? Абсолютно ничего. Я там не бываю, ни с кем из тренеров сборной не общаюсь и как у них поставлен тренировочный процесс – не ведаю. Мне неизвестны их методические подходы, как они формулируют цели и задачи перед командой в целом и каждым борцом в отдельности.

Например, на чемпионате мира в Челябинске я сижу вместе с болельщиками на трибуне и вижу ровно то, что и они, не зная никаких «закулисных» подробностей: почему в том или ином весе выставляется именно этот спортсмен, кто кого лоббирует, что у кого болит и т.д. Я просто не знаю, кто лучше готов, – я руку на пульсе не держу, поэтому комментировать не имею права.

Согласен с мнением многих тренеров и специалистов дзюдо, что сборная России не может быть закостеневшей и закрытой структурой – ей необходим приток свежих сил, селекция не должна прерываться, а команда должна непрерывно пополняться новыми талантливыми атлетами.

Разделяю мнение коллег о том, что, к сожалению, сегодня «девальвировался» чемпионат России, поскольку большинство спортсменов, входящих в сборную команду, освобождаются от участия в национальном чемпионате. На мой взгляд, принцип отбора должен быть прозрачным и обязательно спортивным, а далее многое зависит от того, насколько грамотно и квалифицированно будут работать все звенья системы.

Не могу я согласиться и с тем расхожим утверждением, что не важны никакие соревнования, кроме Олимпийских игр. И у меня напрашивается вопрос: «А как же тогда чемпионаты мира? Или они уже не котируются, или я, может, чего-то недопонимаю?»

Спортивная селекция не должна прерываться, постоянно идет поиск сильнейших атлетов, способных достойно выступать на международной арене. Поэтому, когда приходит новое поколение, задача тренеров – доводить «исходный материал» до мирового пьедестала. А вот кто придет на смену вчерашним или уже нынешним звездам – зависит от того, насколько квалифицированно работают менеджеры и тренеры. На них вся ответственность за качество отбора и подготовки мастеров экстра-класса.

Это самое «качество отбора» зависит от квалификации тренеров всех звеньев, но у нас, к сожалению, произошел разрыв поколений. Распоряжением «сверху» убрали «возрастных» ведущих тренеров. На их место, как правило, ставят тех мастеров, которые в свое время сами хорошо боролись. Но драма в том, что даже выдающийся атлет, не имеющий никакой тренерской практики, сразу «производится» в старшие тренеры… А для достижения высшего спортивного мастерства и побед на самых престижных турнирах нужны специальные знания и тренерский опыт.

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Может ли «большой спортсмен-чемпион» стать «большим тренером»? Когда-то я спросил Гюнтера Руммината, в то время спортивного директора Федерации дзюдо Германии: «Почему вы, немцы, так плохо относитесь к своим чемпионам? Почему вы не нашли место в сборной олимпийскому чемпиону Атланты-1996, двукратному чемпиону мира Удо Квельманцу, и он был вынужден уехать на работу в Великобританию?» – «Ты не первый задаешь мне этот вопрос. Все значительно проще и прозаичнее: мы в откровенной беседе с ним предложили ему поначалу года четыре поработать с детьми, забронировав ему место главного тренера. А потом посмотреть: не пропадет ли у него желание быть тренером?»

После шести лет работы в Великобритании Удо так и не стал тренером – значит, немцы не ошиблись! Умное, грамотное решение! Выдающийся спортсмен за время практической тренерской работы сможет определиться – а надо ли ему это? Но зато многие японские чемпионы стали и тренерами экстра-класса: Исао Инакума, Нобуюки Сато, Ясухиро Ямасита, Хитоши Сайто…

Можно привести разные примеры и «за», и «против», а мне лично понравилось интервью нашего великого чемпиона Александра Карелина, когда он отборолся на своей последней, четвертой Олимпиаде. И его сразу взяла в оборот одна ушлая корреспондентка: «Вы закончили бороться, видимо, завтра мы увидим вас на посту главного тренера сборной России?» – «А с чего вы взяли? Да, я трехкратный олимпийский чемпион, это что-то значит, конечно, но для того, чтобы стать тренером, нужно иметь талант и призвание. У меня этого нет, и я не собираюсь занимать чужое место!» – «А кем же вы будете?» – «А вы за меня не беспокойтесь, пожалуйста, в настоящее время я полковник налоговой службы, а через месяц буду генералом…» Достойный ответ достойного человека. Задав еще пару вопросов и убедившись, что Карелин ей не по зубам, журналистка отступилась. И это интервью объясняет многое по этому вопросу…

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

В спортсмене должен жить победный дух. В Америке в некоторых видах единоборств (например, в вольной борьбе) существует такая система отбора: набирают около 200 мальчиков, учат простейшим приемам, падениям. Примерно через два месяца проводят импровизированные соревнования. Сидит жюри и внимательно смотрит, отслеживая борьбу каждой пары. Акцент «смотра» делается не на красоту, не на силу, а на самое главное – бойцовский характер. Таких ребят оставляют и с ними продолжают работать. Вот такая селекция.

А в боксе? Был в советское время заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР, главный тренер сборной страны по боксу Алексей Киселев. Он приводил аналогичный пример об отборе в секциях бокса в Америке. Как и в вольной борьбе, в секцию бокса набирали большое количество мальчишек, обучали их простейшим ударам и защитам и после двух месяцев тренировок вывозили их в самые драчливые районы Нью-Йорка, где они дрались на кулаках с местной шпаной.

Жестко, конечно, но было сразу видно, кто есть кто: кого отсеять, кого оставить. А потом он рассказывал, как кто-то из отобранных таким образом мальчишек примерно в шестнадцатилетнем возрасте дрался в матче СССР-США (такие соревнования проводились в то время регулярно) против нашего чемпиона Европы и гонял его по рингу.

Так вот и определяется дух и характер. И в который раз повторю – это главное! А остальному можно научить. Вон даже медведей в цирке учат ездить на велосипеде и мотоцикле. Да, для спортсмена дух и характер на первом месте. Хотя, конечно, есть еще несколько составляющих: рефлексы, реакция, природа… Много всего важного. И чем выше все показатели, тем больше шансов, что человек станет большим чемпионом.

Безусловно, к каждому спортсмену нужен свой подход – кому-то понятнее «кнут», а кому-то лучше «пряник». В любом человеке столько всего намешано, и, работая с ним, тренер должен понимать не только его физическую природу, но и духовную. Это можно сравнить с органом, в котором напичкано бессчетное число всяких трубочек и клавиш, позволяющих извлекать тончайшие звуки.

Так и в человеке есть столько граней, нюансов, что настроить его на нужный лад и научиться им управлять – это огромный труд и даже, я бы сказал, высокое искусство. И еще один знаковый момент, и очень важный: если ты хочешь вырастить лидера, нельзя задавить в нем личность. А авторитарный тренер может это сделать в угоду своим амбициям. Если такой тренер задавит ученика, спортсмену капец. Результат может показать только личность, а если она в спортсмене убита – победы не будет! Эту тонкую грань переходить нельзя. Передавливать человека нельзя!

Работа должна быть в радость. Не лямку тянуть, а получать удовольствие от своего труда! Если бы я просто тянул лямку, не остался бы в дзюдо. В те же пресловутые девяностые годы мне не раз предлагали уйти в бизнес. Но я остался тренером. По-моему, лучше быть профессионалом в своем деле, нежели непонятно где и кем. Поэтому искушения уйти из спорта у меня не было. У меня есть любимое дело – и оно определяет жизнь. Если бы это было простое времяпрепровождение, то тогда можно было легко перепрыгнуть с одного коня на другого… У меня же другое кредо – коней на переправе не меняют. Да и зачем?

Иногда я вспоминаю основателя майкопской школы дзюдо – заслуженного тренера СССР Якуба Камболетовича Коблева (1939-2012), обладателя высокого звания «Лучший тренер ХХ века по дзюдо». Он подготовил целую плеяду спортсменов и тренеров экстра-класса. Лучшими из них являются: чемпион мира 1975 года, олимпийский чемпион 1976 года Владимир Невзоров; чемпион Европы, бронзовый призер московской Олимпиады-80 Арамбий Емеж; четырехкратный чемпион Европы, чемпион мира 1983 года Хазрет Тлецери и многие другие. Пусть меня простят те, кого я не упомянул. Об этом нужно писать отдельную книгу.

Якуб Коблев

Якуб Коблев

Владимир Невзоров

Владимир Невзоров

Арамбий Емиж

Арамбий Емиж

 
А потом Коблев ушел в науку, потому что, как тренер, он достиг высочайшей вершины на спортивном Олимпе. Но Якуб Камболетович не просто ушел с тренерской работы, а создал свой Институт физкультуры и дзюдо. Его целиком захватила научная работа, он защитил докторскую диссертацию и воспитал целый ряд спортивных педагогов.

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Каким мне представляется образ главного тренера сборной команды страны? По моему мнению, прежде всего, по своим убеждениям он должен быть «государственником». То есть в первую очередь радеть за честь страны, а не преследовать какие-то свои интересы. Перед главным тренером руководством федерации и спорткомитета страны всегда ставились определенные задачи, которые надлежало выполнять. Если команда выступала плохо, тренера могли снять без всяких церемоний. Планку надо было держать высоко, иначе «оргвыводы» могли последовать незамедлительно.

Для меня искусство главного тренера заключается в том, чтобы максимально непредвзято подойти к каждому атлету и реально оценивать возможности команды в целом. Нет результата – значит, плохо отработал тренер или нужен другой подход. В этом смысле чрезвычайно важна селекция, система отбора потенциальных лидеров сборной. Но здесь и были, и всегда будут отдельные издержки. Вплоть до того, что и главному тренеру кого-то могут навязать даже «сверху».

Вот почему надо всегда помнить сверхзадачу тренера сборной – защищать честь страны. Это отдельная песня и в памяти невольно всплывают кадры из фильма «Иван Васильевич меняет профессию», когда даже вор Милославский возмущенно пеняет лже-царю: «Ты что же, царская морда, государственные земли разбазариваешь?..» То есть честь страны – превыше всего!

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Когда в 1985 году страну возглавил Михаил Горбачев, то поначалу он произвел благоприятное впечатление. Люди заслушивались его говорливостью и думали: наконец-то во главе страны не устаревший маразматик, а нормальный, вменяемый человек. Нужны были новые подходы, народ ждал «ласкового царя» – и он таки пришел и «запел» нам ласковые песни. И действительно, у спортсменов появилось больше возможностей, стало легче выезжать за рубеж…

А вообще стройная система советского спорта и физического воспитания какое-то время еще держалась – любую сложную систему сразу не разрушишь. Советская система была выстроена на спортивных обществах, специализированных учебных учреждениях, школах высшего спортивного мастерства и сборных командах страны. Спортивные общества имели разный статус – республиканский и всесоюзный.

Благодаря плановому государственному финансированию была выстроена довольно четкая организационная вертикаль в спорте. Каждое спортивное учреждение вполне отчетливо представляло, на какие финансовые и материальные средства оно может рассчитывать в течение года в соответствии с принятыми сметами затрат и утвержденным бюджетом. И уже согласно этим возможностям строился конкретный план проведения тренировочного процесса, участия в соревнованиях разного уровня, учебно-тренировочных сборах перед престижными международными стартами и проч. Такая строгая система держалась довольно долго. Но она, естественно, рухнула вместе с развалом СССР на рубеже 1980-1990-х годов…

Так, в лучшие советские времена тренеры (в особенности молодежных команд) могли работать очень плодотворно – множество соревнований самого разного уровня, от региональных и ведомственных турниров до юношеских и юниорских первенств Европы, мира и взрослых чемпионатов и международных турниров класса «А»… Мне довелось много лет работать именно с молодежными командами страны и участвовать в самых престижных европейских и мировых соревнованиях.

Думаю, что и в прошлом, и в настоящем – то есть во все времена – главную роль играли именно личные отношения между основными субъектами в спортивном мире: тренером и его воспитанником; личным тренером спортсмена и главным тренером сборной; центральным руководством и региональными федерациями…

В токийском метро

В токийском метро

На первенствах и чемпионатах СССР, на которые допускались победители и призеры ведомственных, республиканских и всесоюзных соревнований, отбирались кандидаты в сборные команды страны. И задача была такая – из огромного количества соревнующихся выбрать самых лучших в своих возрастных группах. Кстати, у нас всегда складывалась многонациональная сборная – больше половины союзных республик могли выставить своих кандидатов в сборную СССР. Но что-то я не припомню стычек на национальной почве, тем более какого-то шовинизма. В этом смысле отношения тогда были проще.

В сборной мы были как в одной семье и жили по ее законам. Личные тренеры спортсменов, попавших в сборную страны, часто не сопровождали своего воспитанника на тренировочных сборах первой команды или отборочных соревнованиях. Как правило, они не могли оставить без руководства рабочий процесс в своей школе и других учеников. Поэтому непосредственно на сборах между тренерским составом сборной и спортсменами складывались особые отношения, свой мир. Разные конфликты, конечно, случались, но чаще вполне управляемые…

Дисциплина у нас всегда была жесткая, никто не позволял себе ничего лишнего, и человек четко знал допустимые рамки. Конечно, постоянная работа с людьми требует серьезных усилий, избыточных нервных затрат. Ведь большой спорт – это всегда предельные психофизические нагрузки, стресс на стрессе. Порою это надо как-то снимать, в том числе по старой русской традиции – мы же не восточные люди. Кстати, и японцы в этом смысле тоже не ангелы, тоже люди… у них свое саке…

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Однажды я побывал в одном из тренировочных лагерей сборной Финляндии. И как-то президент финской федерации дзюдо пригласил меня и тренера из Эстонии вместе поужинать в ресторане. Поначалу эстонец и финн говорили на своих языках, поскольку они очень близки, но быстро сообразили, что я их не понимаю, и перешли на английский. Финн меня пытает: «А ты где язык изучал?» – «В советской школе». – «В советской школе языкам не обучали». – «Смотря в какой школе». Ну шутка, конечно, анекдотов на эту тему много ходило. Мол, специальных людей обучали разному. Но вообще финн был удивлен.

Но правда, у меня в школе была хорошая учительница, которая постоянно мучила нас диктантами. Да, разговорному языку толком не учили, но словарный запас был солидный. Когда я работал главным тренером в национальной сборной Уэльса, мне периодически приходилось писать отчеты. Вот там-то мне и пригодилась советская школа, а еще один мой воспитанник немного правил мои английские тексты. В основном у меня случались ошибки в построении предложений, но писал я грамотно.

В 2013 году я съездил в Грузию – очень мне хотелось посмотреть своими глазами, насколько между нами и грузинами изменились отношения. По прибытии, когда я пообщался с живыми людьми, своими коллегами по ремеслу, то понял, что все нормально, несмотря на нагнетаемую в СМИ информационную истерию. Для простых людей, особенно старшего поколения, ничего не изменилось: что грузины, что русские – всё едино. Нас принимали так же доброжелательно, как в старые добрые времена. Впрочем, у некоторых молодых есть какая-то настороженность…

Раньше-то мы жили в другом государстве, где были иные приоритеты и ценности. Да, жили, может быть, гораздо беднее в материальном плане, но духовно богаче. И в моральном, нравственном отношении были здоровее. В Советском Союзе была идея, и патриотизм был истинный. После колоссальных социальных и военных потрясений восстановление нормальной человеческой жизни было многотрудным, тяжким процессом, но у советских людей был дух победителя, было желание жить… Конечно, война – это дико, это страшно, сколько Великая Отечественная унесла жизней. Как поется в песне: «Нет в России семьи такой…» Три моих дядьки сложили головы, один погиб 2 мая в Берлине… Но Отечественная война вселила в человека и высокие чувства. Да, когда-то у нас говорили: «Честь имею» – и честь была выше жизни. А теперь всё как-то не так и приоритеты сильно поменялись…

▼    ▼    ▼    ▼    ▼

Но, тем не менее, я пока не собираюсь бросать любимое дело. Конечно, сейчас меня напрягают многие проблемы и дилеммы в спорте. Советская система была яснее, прозрачнее, определеннее во всех смыслах, а не только, скажем, в плане бюджетного финансирования детских спортивных школ и спорта высших достижений. А сегодня трудно сказать, какой у нас строй, какой настрой. По существу, мы стоим на раскоряку: одной ногой – в социализме, другой – в капитализме. Кого ни спроси – никто не сумеет объяснить, в какое время мы живем, чего мы хотим и куда идем?

Мне иногда задают вопрос: «Валерий Иванович, а не хотели бы вы снова возглавить какую-либо сборную страны по дзюдо?» (Слава Богу, что его стали задавать реже!) И мне невольно приходится приводить факты из моей прошлой жизни в качестве тренера сборной России…

Вспоминаю 1998 год – я в роли старшего тренера юниорской сборной. Колумбия, город Кали, первенство мира по дзюдо среди юниоров. Кстати, на это мероприятие Федерация дзюдо РФ денег не выделяла – тренерам и спортсменам приходилось самим изыскивать средства! (Низкий поклон за помощь в командировании меня и доктора команды Борису Михайловичу Антонову, президенту Федерации сумо России.)

В Кали пять из семи наших спортсменов борются в финале. В итоге: 3 «золота», 2 «серебра» и 1 «бронза». Великолепный результат! К тому же непревзойденный до сих пор. Только один наш спортсмен остался без медали. И через год меня увольняют! Вот такой первый горький опыт…

А теперь повторение сюжета: Мюнхен, чемпионат мира по дзюдо 2001 года. Результат феноменальный и тоже пока непревзойденный: 3 «золота» впервые за все годы участия сборных СССР и России в подобных чемпионатах! И снова отставка!

Тогда я вспомнил пару замечательных высказываний наших соотечественников по этому поводу. Первое – «У успеха друзей не бывает!» И второе – за авторством Бари Алибасова. Когда того спросили, что он более всего ценит в людях, – ответил коротко: «Это умение прощать чужой успех!»

Итак, после триумфального выступления в Мюнхене мы прилетаем в Шереметьево, где нас встречает масса людей, среди которых чиновники из спорткомитета РФ, Олимпийского комитета, телевидение, духовой оркестр…

Я первым вхожу в зону прилета – но… ни один человек меня не поздравляет… Минут через десять моя жена-умница предлагает: «Давай поскорее возьмем такси, мы на этом празднике жизни лишние с тобой!» До сих пор чувствую плевок в душу… Возможно ли после этого какое-то возвращение?

 
бк
 

ВИП-трибуна. ЧМ-2014, Челябинск, 31.08.14

ВИП-трибуна. ЧМ-2014, Челябинск, 31.08.14

Фото из личного архива Валерия Вострикова

 

 

См. НАЧАЛО Валерий Востриков: «Честь имею!»

 

Нравится материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

 

Читайте нас в Telegram