Бизнес и Культура

Защита Поляковой

 Текст  

 9 

И еще один вопрос: а кто у нас второй понятой? Господин Сухих. Уважаемый гособвинитель спрашивал этого понятого, откуда он взялся. И Сухих уверенно утверждал: мол, зацепили на улице, а до этого в УБОП № 7 он никогда не был. Потом сторона защиты его пытала, суд пытал: откуда он взялся? Он отмахивался, мол, с улицы пришел, никаких бумаг не составлял… И вдруг, отвечая на какой-то вопрос, г-н Сухих нечаянно оговорился, что он и ранее неоднократно выступал в качестве понятого, но при передаче взятки присутствовал впервые и поэтому точно помнит, что при нем денег не копировали, не передавали, спецаппаратурой Полищука не снабжали…

Когда человек неоднократно привлекается в качестве понятого, он понимает, что происходит! Он прекрасно знает, что есть предварительная процедура, потом фиксируется конечный результат и так далее. И Сухих абсолютно точно пояснил в судебном заседании, что – когда составлялся осмотр места происшествия в гимназии № 93 – он сразу подписал пачку каких-то бумаг. Пачку! Не зная, каких! Когда эту пачку с подписями ему предъявили в судебном заседании, он подтвердил, что все подписи его собственные и подписывал он эти бумаги именно тогда. И только после того, как мы ему в суде огласили его показания на предварительном следствии, он признался: «Да, наверное, я был в УБОП № 7, правда, сейчас этого не помню, но если на предварительном следствии так говорил – значит, так оно и есть…»

Ваша Честь, я полагаю, что относиться к показаниям Сухих в данном судебном заседании следует как к достоверным, а оценивать его показания, данные в предварительном следствии о проведении следственных действий, нужно критически. Потому что в совокупности с установленными обстоятельствами приглашения Власовой я полагаю, что то же самое имело место и в отношении Сухих. Почему Власову, как жену или студентку, проходившую практику, можно было выдернуть в качестве понятой – и она потом все подписала, не глядя, а чем хуже Сухих, который – с его собственных слов – является «штатным понятым» в Курчатовском УБОП № 7?

В статье 89 УПК РФ говорится: «Запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с нарушением требований настоящего Кодекса». Следовательно, все представленные результаты оперативно-розыскной деятельности, удостоверенные подписями двух якобы понятых, которые зафиксированы в акте передачи денежных купюр, в акте снабжения аудиоаппаратурой, в акте проведения оперативного эксперимента, в протоколе осмотра места происшествия, – подлежат исключению из числа доказательств по делу. Эти результаты получены с нарушениями уголовно-процессуального закона, с нарушением статьи 60 общих правил проведения следственных действий, поскольку в качестве понятых были привлечены заинтересованные лица. Более того, господин Сухих, что достоверно известно, при проведении ряда следственных действий не присутствовал, а подписал документы, оформленные впоследствии, как он однозначно объяснил в судебном разбирательстве.

 10 

А теперь коснемся осмотра мест происшествия в кабинетах директора гимназии № 93 Щербаковой и директора лицея № 31 Попова. Осмотр места происшествия – это первоначальное следственное действие, которое можно производить до возбуждения уголовного дела. Это азбучная истина. Соответственно, следователь Яцун, прибыв на место происшествия по указанию своего руководителя, мог производить это следственное действие без возбуждения уголовного дела.

Следователь Яцун должен был провести осмотр места происшествия и зафиксировать следы преступления в протоколе этого следственного действия. Что мы выяснили в судебном процессе? При осмотре места происшествия в гимназии из показаний всех свидетелей: директора Щербаковой, сотрудников гимназии, родительницы, оказавшейся в приемной, работников полиции, допрошенных в суде, понятого Сухих – мы выяснили, что до прихода следователя Яцуна оперативные сотрудники сами взяли деньги со стола директора и разложили их на приставном столе.

Следователь – по его собственному признанию в суде – вообще не знал, где первоначально были обнаружены деньги, являющиеся предметом взяточничества. И что он фактически зафиксировал? Что как будто бы пришел Полищук и разложил ковром по столику 150 тысяч рублей, которые мы видим на фото. Получается так! А в каком виде Полищук передал деньги Щербаковой, следователем не зафиксировано.

И Яцун признается в суде, что он не знает, в каком виде были переданы деньги и где они лежали, – он не видел! Тогда какое происшествие он зафиксировал? Он ничего не отразил! И на вопрос в суде: что же вы зафиксировали, ведь фактически вы зафиксировали действия оперативных сотрудников по раскладке денежных средств? Он сказал: да! И при просмотре в судебном заседании 22 августа сего года последней видеозаписи, которая была приобщена по инициативе государственного обвинителя, мы видим – и Мельников нам пояснил, – что в 10 мин. 20 сек., после начала фиксации ОРМ и окончания раскладки денег, на месте происшествия появляется Яцун! Это абсолютно объективные данные.

Подписывайтесь на обновления сайта «Бизнес и культура» в соцсетях!

facebook
twitter
youtube
instagram
google plus
vk

 11 

Совокупность всех обстоятельств: нарушение правил проведения следственных действий, недопустимое использование в качестве понятой Власовой, фиксация не самого события и факта преступления, а действий оперативных сотрудников – не позволяет использовать протокол осмотра места происшествия в кабинете Щербаковой в качестве доказательства по уголовному делу. Более того, денежные средства (150 тысяч рублей), которые были изъяты в этом кабинете, без ущерба для доказывания постановили вернуть сотрудникам УВД города Челябинска – а остальные 25 тысяч было решено приобщить к материалам уголовного дела! Но о них я скажу позже, потому что по делу о мошенничестве разговор будет отдельный.

В совокупности представленных обвинений – об умысле Щербаковой на получение взятки и о наличии договоренности между ней и Поповым о том, что он поспособствует передаче ей взятки, – органами предварительного следствия и стороной обвинения в суде не представлено вообще ни одного доказательства! Не представлено ни одного доказательства, свидетельствующего о наличии у Попова умысла на то, что денежные средства будут переданы Щербаковой в качестве взятки! Более того, совокупность всех доказательств: показания и Щербаковой, и Попова, и протоколы осмотра предметов, и все аудио- и видеозаписи – свидетельствуют об одном: никто о взятке не говорил…

Я полагаю, что Ю.Н. Полищук добросовестно заблуждался, а неграмотные и неквалифицированные действия сотрудников полиции способствовали углублению его заблуждения. Мы не зря в судебном заседании выясняли: был ли инструктирован Полищук на тот случай, если Щербакова будет отказываться? И все отрицали, что его инструктировали. Но что мы увидели? Под окна и у двери кабинета директора гимназии были поставлены сотрудники полиции, чтобы Щербакова не смогла избавиться от денег. И наверняка Полищук был инструктирован, хотя теперь мы этого уже не установим. Это мой домысел, мое предположение…

Но Полищук возвращается к оперативникам в машине и говорит под запись: «Она ведь, б…, деньги брать не хотела!» И Полищуку было очевидно, что она деньги брать не хотела. Вопрос: в чем состав посредничества во взяточничестве, когда взяткополучатель взятку получать не собирается, взяткодатель взятку давать не собирается, а действует по указанию полиции? Это вообще чистой воды провокация взятки и коммерческого подкупа со стороны сотрудников полиции – как они настроили Полищука. А Попов даже предположить не мог, что Щербакова может использовать деньги в личных целях, когда они необходимы на нужды школы!

Уважаемый суд, в соответствии со статьей 23 Постановления Пленума Верховного суда, если денежные средства переданы должностному лицу в пользу юридического лица в качестве спонсорской помощи – эти действия вообще нельзя квалифицировать как взяточничество. С обеих сторон! Ни деньги от «взяткодателя» нельзя считать взяткой. Ни должностное лицо нельзя считать «взяткополучателем»! Следовательно, в действиях Попова такого состава преступления, как посредничество во взяточничестве, быть не может.

Уважаемый суд, в связи с вышеизложенным прошу А.Е. Попова по обвинению, предъявленному ему по части 5 статьи 33, части 3 статьи 30, части 2 статьи 291 УК РФ, оправдать за отсутствием в его действиях состава преступления. Полагаю, что у суда в такой ситуации даже выбора быть не может. Честно говоря, я очень рассчитывала, что сторона обвинения в ходе судебных прений откажется от обвинения в этой части. Но…

Читайте также:
Пощечина от поэтов: Шевелев, Попов

 12 

Что касается обвинения Попова в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30, частью 2 статьи 159, то есть обвинения его в мошенничестве, – это классическая схема, когда должностное лицо могло совершить действия, входящие в круг его полномочий, в пользу взяткодателя – и в этом случае его действия должны быть квалифицированы как мошенничество. Это нашло свое полное отражение в той квалификации, которую дали действиям Попова органы предварительного следствия в отношении 25 тысяч рублей, что было поддержано стороной обвинения как при утверждении обвинительного заключения, так и в настоящем судебном заседании.

Однако я полагаю, что здесь нет признаков мошенничества со стороны Попова. Мошенничество есть хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием. Определение мошенничества установлено в части 1 статьи 159 УК РФ. При этом в пункте 1 примечания статьи 158 УК РФ говорится, что под хищением понимается безвозмездное, противоправное, незаконное изъятие чужого имущества. И здесь нужно объективно установить переход имущества от одного лица к другому при соблюдении вышеназванных условий. С другой стороны, мы должны установить, что Попов обманул Полищука. Итак, за что же Попов получил «обманным путем» 25 тысяч рублей?

Постановление пленума Верховного суда № 51 от 27.12.2007 года по делам о мошенничестве, присвоении и растрате разъясняет: обман и злоупотребление доверием воздействует на владельца имущества – потерпевшего, который при этом передает свое имущество, либо право на это имущество, либо не препятствует изъятию этого имущества или его приобретению другими лицами… При этом обман, как способ совершения хищения, предусмотренного статьей 159 УК, может состоять в «сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо умолчании об истинных фактах…»

Органы предварительного следствия и представители государственного обвинения это обвинение поддержали в судебном разбирательстве в том смысле, что «обман Попова заключался в том, что он сообщил заведомо ложные сведения о необходимости заплатить денежные средства в гимназию № 93». Причем он якобы сказал, что надо дать взятку.

Мы выяснили в суде: Попов не говорил Полищуку, что «нужно дать взятку», а сообщил: «необходимо внести деньги на нужды школы». И Полищук это признавал – он даже сам упоминает про олимпиаду в видеозаписи от 11.04.13, которую сам производил в кабинете директора 31-го лицея. Причем там Попов про олимпиаду и не упоминает, но Полищук уже знает, что деньги нужны для отправки детей, поскольку Попов говорил ему об этом раньше. Он разве сообщил что-то, не соответствующее действительности?

 13 

Совокупность доказательств, представленных стороной обвинения и исследованных в судебном заседании стороной защиты, говорит о следующем: в материалах дела есть справка о расходах 31-го лицея, и она оглашена стороной обвинения. Там же проводилась тотальная ревизия после возбуждения уголовного дела. В справке есть полный отчет о том, какие денежные средства поступали на счет лицея. В частности, есть справка от 05.06.2013, подписанная Поповым, главным бухгалтером и представителем Управления образования, где сказано о проведении ревизии о расходовании внебюджетных средств на нужды лицея № 31, и представлены все соответствующие документы.

Ваша Честь, я хочу обратить внимание на эту справочку. В ней перечислено, какие деньги поступали на счет лицея – и от Цинкового завода, и по шефскому договору, и от родительской ассоциации… Там огромные деньги – почти 4 миллиона рублей. И порядка 800 тысяч рублей поступили без заключения договоров. Это за 2012 год. И около 400 тысяч рублей поступили за 4 месяца 2013 года. Эти сведения наглядно подтверждают показания Попова, что ежемесячно в школу поступают деньги, которые он зарабатывает, занимаясь с детьми репетиторством, и все деньги вносит на нужды школы. Надо отдать должное органам предварительного следствия – эту ситуацию уважаемый следователь А.Е. Фролов совершенно четко проследил, все запросы выдал, и у него в материалах дела все это есть. Но он, даже составляя обвинительное заключение, содержание этих доказательств в нем не отразил, поскольку это бы противоречило позиции следствия.

В суде были оглашены приказы, которые дают представление о деятельности лицея № 31. Только весной и в начале лета 2013 года дети более десяти раз ездили на различные олимпиады, учебно-тренировочные сборы, в лагеря – и мы установили в суде, в том числе при допросе Выдря и изучении разных документов, куда тратятся деньги. И следователь тоже установил в ходе предварительного расследования, что на самом деле сначала дети отправляются в поездки за чей-то счет, а потом от Управления образования до лицея таки доходит какая-то компенсация понесенных затрат.

Все хотят, чтобы Челябинская область была впереди планеты всей, чтобы наши школьники побеждали на престижных российских и международных олимпиадах, но, как правило, средства на эти мероприятия выделяются уже после того, как сами события состоялись и дети вернулись…

В суде были допрошены родители участников разных олимпиад, которые признались в том, что они никогда не платили за поездки своих детей и не знают, как в лицее решались эти проблемы. А их всегда решал сам Попов, который буквально признался в суде, что он вынужден заниматься подобным мошенничеством. И его не меньше Полищука (на которого ополчились в прессе) обливали грязью в СМИ, обличая во всех грехах, но Попову все равно: его хоть мошенником, хоть горшком назови – только детей не трогай. В чем заключается мошенничество Попова? Он никогда не сообщал никаких ложных сведений о том, куда должны расходоваться деньги. В чем и кого он обманул? Он рассказал о давно сложившейся практике, что поступление в престижное учебное заведение фактически без денег не обходится. Это действительно так.

Госпожа Фрик и сам Полищук, пройдя впоследствии все круги ада при устройстве ребенка в школу, только благодаря вмешательству прокуратуры, телеканала НТВ, уполномоченного по правам ребенка, Министерства образования и науки смогли устроить ребенка в 35-й лицей, который находится у них во дворе. Это стоило им фактически пятимесячных хождений по всем инстанциям, привлечения центральных СМИ и всего аппарата по защите прав человека, которые есть в Челябинской области.

Конечно, подавляющее большинство родителей готовы заплатить за то, чтобы без всяких нервов и конфликтов устроить ребенка именно туда, куда они хотят. Ведь ребеночку еще учиться в школе, все ж боятся за него. Зачем конфликтовать до того, как туда ребеночек пришел? И учители все к этому привыкли. Какие тут ложные сведения Попов сообщил? Чтобы поступить в элитную школу приходится платить. Это соответствует реально сложившейся общественно-политической практике в Челябинске. Чиновники от образования специально инструктируют директоров школ, как привлекать внебюджетные денежные средства и с кого их брать.

 14 

Что обещал сделать Попов по просьбе Полищука? Он обещал договориться с директором гимназии Г.В. Щербаковой, что ребенка примут в первый класс. И договоренность была достигнута. Он обещал, что Щербакова примет Полищука? Она его приняла и обещала Полищуку и уверила Попова, что решит вопрос, оговорившись, что согласно существующему положению это произойдет только после 1 августа 2013 года. Так в чем Попов обманул Полищука? Мы это выясняли в суде у всех участников процесса. Полищук признался: да, ему уже было противно… Но когда мы все эти эмоции отодвинули, он согласился, что если бы он в полицию не обратился, а просто отдал бы деньги, то ребенок поступил бы в гимназию. В этом не было никаких сомнений ни у кого из участников процесса. Вопрос: в чем заключается обман?

Квалификация события преступления органами предварительного следствия заключается в том, что Попов ввел Полищука в заблуждение и злоупотребил доверием! В какое заблуждение? Каким доверием он злоупотребил? Между Полищуком и Поповым доверительных отношений не было никогда, они 50 лет не виделись. Какие там доверительные отношения!? Более того, Полищук нам говорил, что он испытывал с 10 апреля ярко выраженное личное неприязненное отношение к Попову, который лопнул в его глазах, опустился в низость греховную, он его уважать перестал, знать перестал, и вообще в нем горело только желание изобличить этого человека, который незаслуженно пользуется таким авторитетом. Изобличить и показать миру его истинное лицо. То есть никакого заблуждения относительно Попова Полищук вообще не испытывал, как это квалифицирует следствие.

 15 

Получил Попов деньги от Полищука незаконно? В суде неоднократно говорилось, что существует такая практика, соответствующие указания от Управления образования и сложившиеся организационно-правовые формы принятия денежных средств в виде добровольных пожертвований, благотворительных взносов. И руководители образовательных учреждений Челябинска вправе их принимать – ничего незаконного в этом нет. А вопрос в том, почему эти денежные средства не были оформлены 11.04.13 после 18:00 в установленном законом порядке?

Из материалов уголовного дела следует: были допрошены свидетели, в том числе бухгалтеры лицея Игнатова и Гомзикова, а также руководитель родительской ассоциации, которые пояснили, как принимаются и распределяются денежные средства. Есть письменные материалы дела, которые свидетельствуют о приходе денежных средств, в том числе договоры пожертвований и все остальное. Просто Полищук прибыл в лицей № 31 после 18:00. Он сам говорит, что они с оперативниками приехали между 17.00 и 18.00 и еще час ждали, когда подъедет следователь с понятыми – и только после этого он пошел к Попову. Все подтверждается совокупностью других доказательств по делу. Поэтому возникла ситуация, когда в бухгалтерии никого нет, а в школе только вахтер и Попов.

Полищук весь день где-то бегал, с 11 часов они с Поповым четыре раза созванивались, наконец, вечером по окончании рабочего дня Полищук приезжает – и что должен был сделать Попов? Сказать ему: «Слушай, приходи-ка ты завтра, у меня бухгалтерия в 9 часов утра будет…» Но у них же отношения знакомых людей. Попов берет деньги и складывает их – не себе в карман, а в сейф. И ничем не опровергнуты его показания, что бухгалтерии уже не было и он убрал деньги в сейф до завтра. Кстати, в том самом не оглашенном в суде протоколе Поповым говорится: «В связи с тем, что бухгалтерии не было, я убрал деньги в сейф до завтра». Это изначально было в показаниях Попова, когда его в ночное время допрашивали более четырех часов после незаконного задержания.

Порядок приема денег был нарушен в связи с тем, что именно Полищук пришел в такое время и в такое место, когда соблюсти законный порядок приходования денежных средств не было возможности. Можно ли считать это заведомо уголовно наказуемым деянием? Нет. Это нарушение порядка приходования денежных средств добровольной благотворительной или спонсорской помощи – но не более того. Что тут можно предъявить Попову? Максимум – нарушение какой-то финансовой процедуры.

Если бы не вмешательство органов полиции – на следующий день эти деньги бы оприходовали, а потом бы выдали в подотчет тем самым людям, которые должны были с 15 до 22 апреля уезжать в командировку и везти детей на олимпиаду. Им нужно было купить билеты и отправить делегацию во Владивосток. Как-то им нужно было выдать деньги, чтобы потом получить возмещение. Ведь без оформления проездных документов в установленном законом порядке потом было бы невозможно возмещение денежных средств по факту после того, как все уже съездили. А то, что Попов вообще не намеревался оформлять полученные денежные средства, – это домыслы органов предварительного следствия. Если эти деньги не оформить, то затем их в принципе невозможно возместить.

Подписывайтесь на обновления сайта «Бизнес и культура» в соцсетях!

facebook
twitter
youtube
instagram
google plus
vk

 16 

Ваша Честь, уважаемый суд, нам вообще необходимо вернуться к вопросу о законности возбуждения уголовного дела в отношении Попова. Это завершительный аккорд, который я бы хотела сделать в своей защитительной речи. Я полагаю, что стороной обвинения не представлено должных признаков объективной и субъективной стороны состава преступления, предусмотренных частью 2 статьи 159, частью 3 статьи 30 УК РФ, в судебном заседании. В действиях А.Е. Попова признаки данного состава преступления отсутствует.

В судебном заседании был допрошен следователь Яцун и исследовались все процессуальные документы, которые касались возбуждения данного уголовного дела. Мы не случайно при просмотре всех видеозаписей фиксировали продолжительность каждого действия. И я смею утверждать, что уголовное дело, постановление о котором находится на листе 1 тома 1, вынесено незаконно и с нарушением требований статей 7, 146 УПК РФ.

В соответствии со статьей 140 порядок возбуждения уголовного дела установлен статьями 144, 145, 146, которые регламентируют постановление о возбуждении уголовного дела. А проверка регламентируется статьями 140, 143 УПК РФ. Поводом и основанием для возбуждения уголовного дела являются перечисленные в статье 140 поводы, в том числе туда относятся и сообщения о преступлении, поступившие из иных источников.

Постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Попова содержит в себе никаким образом не устранимые противоречия, согласно которым его основанием стало то, что следователь усмотрел признаки состава преступления, предусмотренного статьей 291 УК РФ, а поводом стало сообщение за № 190-пр/2013. Это зарегистрированное сообщение, поступившее из УМВД России по городу Челябинску. Однако из того, что было получено из УМВД, сообщения с подобным номером не зарегистрировано.

А за названным номером – причем в книге учета сообщений о преступлениях от Следственного отдела по Курчатовскому району Челябинска – зарегистрирован рапорт следователя Яцуна об обнаружении признаков состава преступления. Он сам усмотрел эти признаки, и собственный рапорт стал для него основанием для возбуждения уголовного дела. Я не знаю почему – Бог ему судья. Но никакого сообщения из УМВД России в качестве повода для возбуждения уголовного дела нет. Таким образом, постановление Яцуна содержит заведомо ложные сведения о поводе возбуждения дела.

Второй момент: в постановлении в соответствии со статьей 146 должно быть указано время возбуждения уголовного дела, составления процессуального документа и время направления к прокурору. Постановление вынесено Яцуном в 19:20, а в 19:30 оно направлено к прокурору Курчатовского района Челябинска.

Уважаемый суд, я утверждаю, что следователь Яцун при всем своем волшебстве был не способен это сделать… Хотя очень редко, но случается, когда следователь един в нескольких лицах: одновременно он производит следственные действия в одном месте и выносит процессуальные документы в другом.

Яцун выносит процессуальные документы, находясь в кабинете 318 в УБОП № 7 по Курчатовскому району на улице Чайковского, д. 5. Это он пояснил в судебном заседании, и у нас нет оснований ему не доверять. Хотелось бы понять следующее: в материалах уголовного дела имеется несколько постановлений, которые А.Е. Фролов, расследовавший дело, скромно назвал «Постановление об уточнении данных». Отличные документы – мы их все исследовали.

В постановлении относительно протоколов следственных действий Фролов уточнил, что следственные действия начались в кабинете Щербаковой не в 15:20, а в 16:20. При этом следователь Яцун создавал видимость, что все оперативники вместе с ним пришли в кабинет Щербаковой и начали следственные действия. В суде мы установили по аудио- и видеозаписям, когда производились действия в кабинете Щербаковой и их продолжительность. Да и сам Полищук показал, что он пришел к ней в конце приема, ближе к 16 часам. Итак, в 16:20 начался осмотр места происшествия. Нужно было переписать номера довольно большого количества купюр: 48 купюр по 1000 рублей, 20 купюр по 5000 рублей и 4 купюры по 500 рублей.

Обращаю внимание, что в протоколе полное время проведения осмотра зафиксировано – 1 час 20 минут. Из гимназии № 93 на улице Куйбышева, 53 нужно было с 17:40 каким-то образом попасть в лицей № 31 на улицу Володарского, 18 – в центр города в час пик – к 18.00. Допустим, это удалось. Да и Попов говорит, что было около 18.00, и Полищук признается, что он вошел в лицей «между 18 и 19 часами», и свидетели – работники полиции – соглашаются с этим. 22 августа мы просмотрели в суде видеозапись Мельникова, которую он производил 11.04.13 в кабинете Попова. В ней зафиксировано время окончания видеозаписи – 18.50. Совокупность всех этих сведений подтверждает хронологию проведения следственных действия.

Читайте также:
Александр Попов: День после смерти

 17 

И только после этого начался осмотр места происшествия в кабинете Попова, время проведения которого в протоколе Фролова указано неверно. Любопытно, что он время начала обыска у Щербаковой уточнил, а про Попова как-то забыл – будто время обыска в его кабинете каким-то образом сократилось. Но ведь продолжительность проведения обыска им никоим образом не оспорена. Он не установил, что обыск продолжался более короткое время. Соответственно, в его протоколе мы просто должны сдвинуть на один час время проведения всех следственных действий, тем более что это время подтверждается показаниями свидетелей и видеозаписью, исследованной в судебном разбирательстве.

Далее, если в 18:50 следователь Яцун начинает осмотр места происшествия, который по протоколу продолжается 40 минут, – то в 19.20 он находится все еще в лицее № 31, и он однозначно не может быть в УБОП № 7. Максимум – если он ошибочно указал время – он может в это время только двигаться по дороге. И здесь он в час пик из центра города едет на улицу Чайковского в Курчатовский район и, видимо, тоже волшебным образом в течение трех минут пролетает мимо всех пробок и оказывается на рабочем месте в кабинете 318 Курчатовского РОВД.

Уважаемый суд, я полагаю, что совокупность всех доказательств достоверно свидетельствует, что в указанное следователем Яцуном время постановление о возбуждении уголовного дела не выносилось. Кстати, он ведь якобы до этого еще успел составить другой процессуальный документ – рапорт об обнаружении признаков преступления. Зарегистрировать этот рапорт каким-то образом, получить на него резолюцию (тоже каким-то образом) – и, наконец, возбудить уголовное дело!

Я полагаю, что постановление Яцуна возбуждено с указанием неверного повода, поскольку из УМВД за этим номером ничего не поступало, и с нарушением времени (в иное время, чем указано в этом постановлении). Поэтому имеются все основания утверждать, что это постановление противоречит статье 146 УПК о соответствии установленным требованиям! Каждое постановление должно быть законно обоснованным и объективно отражать все обстоятельства по делу. И в соответствии с частью 4 статьи 7 УПК РФ, предъявляющей требования к законности производства по уголовному делу, вынесенное Яцуном постановление по делу должно быть признано недопустимым. Это не имеет доказательственного значения, но сам факт возбуждения уголовного дела по статье 291 я считаю незаконным.

 18 

И совсем последнее. О мошенничестве… Ваша Честь, у нас утрачен предмет мошенничества. Мошенничество – это материальное преступление, преступление с материальным составом, у которого есть предмет: вещи, ценности, деньги, права на имущество. Вопрос в том, что денежные средства в размере 25 тысяч рублей следователем Яцуном признаны вещественным доказательством по делу. В суде мы оглашали его постановление, с ним самим разговаривали, допрашивали, выясняя эти обстоятельства. В его постановлении эти деньги признаны вещдоком, приобщены к материалам уголовного дела и должны храниться при нем.

Я сегодня с утра перебрала материалы дела и сверила все номера купюр, которые касались «150 тысяч рублей» и фигурировали в эпизоде с Щербаковой. Все эти купюры в полном объеме переданы под роспись. А двадцати пяти купюр, которые были обнаружены у Попова, просто нет. Но они признаны по делу вещественным доказательством, приобщены к материалам дела и по постановлению следователя обязаны храниться при уголовном деле. А у нас нет предмета хищения! Ничего не похищено. Вещественные доказательства – предмет хищения – утрачены органами предварительного следствия. Яцун вынес постановление – и отдал эти деньги. Неизвестно, сделал ли он это умышлено или по неосторожности.

Я полагаю, вообще в действиях Яцуна имеется халатность. Следователь утратил предмет преступления, а это должностное преступление. Мы очень долго пытались выяснить судьбу именно этих денежных средств. Какие только сведения ни сообщали нам сотрудники полиции: откуда деньги пришли, куда они ушли и где они были – никто ничего не помнил и не знал. Мы получили удивительный в своей простоте ответ, что денежные средства были выданы для проведения «оперативно-розыскных преступлений» за подписью заместителя начальника УВД города Челябинска.

Наконец, мы получили ответ, что они таки проходили по смете МВД в статье «особых расходов». Прекрасно. Но вопрос в том, что они признаны вещественными доказательствами. Соответственно, в противоречие требованиям статьи 81 и 82 УПК, которые регламентируют порядок признания предметов, документов, ценностей и вещей вещественными доказательствами по делу и порядок их хранения, – предмет хищения утрачен! Я считаю, что без оценки этого обстоятельства – причем по вине органов предварительного следствия – дать надлежащую юридическую квалификацию невозможно.

 19 

Ваша Честь, впервые в своей адвокатской практике я прошу уважаемый суд при принятии решения по настоящему уголовному делу вынести частное постановление о допущенных нарушениях уголовно-процессуального закона в адрес правоохранительного органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. А именно: отдела экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по городу Челябинску, сотрудники которого сотворили такое безобразие. И еще вынести частное определение в адрес следственного отдела по Курчатовскому району города Челябинска – следователя Яцуна и руководителя следственной группы господина Шитякова. Все эти «правоохранители» умудрились и потерпевшего настроить на провокацию, и доказательства сфальсифицировать, и следственные мероприятия провести с нарушением закона, и предмет хищения по делу утратить! В своей практике я такого «набора» не встречала никогда!

Ваша Честь, уважаемый суд, я прошу оправдать моего подзащитного Александра Евгеньевича Попова и признать за ним право на реабилитацию.

Читайте также:
«Победа любит нас. История южноуральского дзюдо»
Проект «Начало конца»
Проект «Социум и власть»
Проект «Медная история»

Читайте нас в Telegram