Бизнес и Культура

Жизнь людей. Ротный (часть 6)

Присяге не изменю

rotniy6-2

 
Смешливые девушки, ведущие радио «Эхо Москвы», сетуют: «Ну не можем мы жить в России без высокой цели и просто наслаждаться жизнью». Вот суки, как притворяются! Просто наслаждаются жизнью бараны и свиньи, которых вовремя покормили. Даже якобы бездуховные американцы и жесткие китайцы живут с высокой целью. А нас призывают жить просто. Испокон веков у России было высокое предназначение. Но христианство стало прививать России жертвенность, надежду на загробную жизнь вместо самореализации здесь и сейчас. Национальная идея, разговор о которой прекратили, должна быть…

Христианство – это казнь России. Оно исказило исторический путь Руси, страны героев, которую пытаются представить в негативном свете и подрубить корни ведической культуры. Но христианство пришло уже на готовую почву великого союза государств, существовавших на большой территории Евразии. Оно перевернуло русское сознание. Странно звучит само понятие – православное христианство. Право славить правду на Руси было всегда. А христианство – всего лишь производное от имени или прозвища человека, который жил на Земле и возомнил себя божьим сыном, спасителем человечества. На Руси христианское учение перевели с древнего арамейского языка на русский и облекли в местные одежды. Адаптация христианства к арабским народам привела к становлению ислама. Но все истоки христианства – из Иудеи, хотя сами евреи его не приняли.

Многие современные историки склонны считать, что крещение Руси явилось системообразующим фактором для формирования государства из тех племен, которые обитали между хазарами на юге и варягами-скандинавами на севере. В том котле варились десятки племен, и крещение якобы способствовало образованию единого государства. Это – домыслы и, возможно, намеренное искажение истории. Крещение Руси есть внедрение чуждой идеологии, захват сознания людей, сопровождаемый диким насилием. Русских людей крестили мечом, огнем и водой.

И в новейшей истории ничего не изменилось. Нас так же насильно загнали в перестройку, в демократию, в общий рынок, подтачивая под чужой сценарий. Кто-то решил, что мы не способны разобраться в собственной истории. Столичный градоначальник Лужков отмечает восьмисотлетие создания письменности на Руси, но мало кто задумывается, что это есть христианский праздник уничтожения Кириллом и Мефодием древнего алфавита. Это время окончания гражданской войны, в которой христианство одержало верх.

А как попы наживались во время крепостного права – жирные, пузатые, с загребущими руками! Но сила России не в христианстве – религии рабов, а в архаичном быте деревни и малых городов. Люди черпают силу не от распятого на кресте несчастного человека, а от родной земли, лесов и полей, рек и озер, чистых, живых родников, звездного неба и солнца над головой, парящего в зените орла и бегущего на охоте зверя, и от родовой памяти своих предков… Вот откуда мировоззрение, страсть, энергия, воля к жизни.

Разве современная Россия могущественней предыдущей цивилизации? Неизвестно как рожденная и беспризорная, она не могла бы вдруг мощно состояться после крещения. Русь была сильна, богата, обустроена. Тому есть масса археологических свидетельств. При том что глобальные катаклизмы нанесли ей значительный урон, но не погубили окончательно. А христианство придавило тяжким бременем, закрыв огромный пласт знаний. Нам не следовало двигаться по западному технократическому пути. Не только развитие механики, а укрепление духа и сущности русского человека могло сделать его подлинным властелином земли.

В отличие от европейских народов или китайцев, хранящих память о прошлом, у нас практически нет сведений о русских правителях дохристианского периода и вообще о жизни на колоссальной территории, богатой лесами, полями, водными ресурсами, животным миром. Это что, Марс недостижимый? Так христианство расправилось с русским прошлым.

Об уровне цивилизации необязательно судить, например, по обломкам буровой установки или самолета, возраст которых по углеродному анализу составляет пятнадцать тысяч лет. Или оценивать уровень культуры предков по обнаруженному при раскопках унитазу. Но есть немало артефактов, говорящих о высоком уровне развития человеческого общества в древние времена. В священных писаниях, в передаваемых из поколения в поколения мифах есть свидетельства, что древние пользовались летательными аппаратами и множеством прочих механизмов.

Всему свой срок. Железо пролежит в земле двадцать лет, оставив только ржавый след. А великие архитектурные постройки нередко возведены на фундаментах более древних, чем стены. Софийский собор в Стамбуле превратился в большую мечеть. Возможно, наши потомки будут считать, что это здание построили турки, хотя оно еще древнее Византийской империи. Мы просто не хотим замечать, что стоим на фундаменте древней цивилизации. Например, современный праздник воздушно-десантных войск отмечается 2 августа. Десантники падают с неба на парашютах, как ангелы в полете и дьяволы в бою. По христианскому календарю 2 августа – день пророка Ильи, посылающего на землю молнии. А в дохристианские времена – с конца июля до 5 августа грозовые Перуновы дни, когда проводились воинские праздники, ристалища.

Так новая культура вырастает из предыдущей, зачастую меняя лишь внешнее обличие. Жизнь на земле диктуется космическими циклами и вращением планеты. Христианство сменило космическое мировоззрение солнцепоклонников. Древние люди при встрече спрашивали друг друга: каким богам ты молишься? В итоге сходились на том, что боги одни – на небесах, среди звезд. Космизм не столь примитивен, как сейчас его пытаются представить. Русский – именно мировоззрение, а не национальность или название племени.

Исследователи оперируют только доступными артефактами. Через тысячу лет наши потомки обнаружат каменные топоры индейцев, ныне живущих в Амазонке. Они отнесут их к ХХ веку, полагая нас людьми примитивными, поскольку другие свидетельства окажутся недоступными. Тяжелые атомные станции погрузятся глубже культурного слоя, а каменный топор будет лежать в пещере, его и найдут. Легко добываемая информация создает ложное представление. Испокон веков мифы, обычаи, традиции передавались напрямую из уст в уста: Русь из Млечного пути тропой небесною пришла на Землю сорок тысяч лет назад и так же, исполнив свое предназначение, вернется этой тропой во Вселенную…

Полумиллионное нашествие монголов на русские пространства – фантазия недалеких историков. Огромная живая сила не могла перемещаться на значительные расстояния в силу массы причин и непреодолимых преград. Полное бездорожье, реки, горы, пески, жара, холод, эпидемии… Эпохой Чингиз-хана и чингизидов именуется гражданская война между народами, населяющими европейскую и азиатскую части Евразийского континента. Тогда возник конфликт между северо-западными князьями, принявшими христианство, и восточными князьями от Московии до Иртыша, сохранявшими дохристианское мировоззрение.

Несерьезно апеллировать к Монголии, населенной в ту пору примерно пятнадцатью племенами численностью до полутора тысяч каждое. Кочевники не умели ни читать, ни писать, тем более управлять многотысячной ордой. Кто хотя бы один раз в день кормил сто тысяч людей и лошадей? Войско могло быть в пределах тридцати тысяч человек. Это была война мировоззрений, война белых и красных. Она повторилась в начале ХХ века. Может повториться и в ХХI веке. Внутренний конфликт так и остался неразрешимым.

Военные присягали коммунистическому режиму, но допустили Беловежское соглашение и развал государства. Они поступили, как недоумки. Надо было объединиться, рискнуть, захватить власть и создать свой мир. Теперь нечего возмущаться, пусть успокоятся – получили то, что заслужили. Сегодня многие могут дослужиться до высоких чинов без участия в боевых действиях. А военные учения на полигонах, штабные учения – занятие сродни работе на заводе или в учреждении. Зато те, кто воевал, теряют себя. В боевых условиях все предельно ясно: здесь – свои, там – чужие. А что делать военному в мирное время? Наемники сами находят себе вооруженные конфликты, работают за большие деньги. Им нравится играть в войну, понятно, как убивать человека. Они знают, что такое страх, что такое риск. За это получают вознаграждение и летят на новую войну. Их так и называют – «перелетные гуси». Им наплевать, за что и за кого воевать, главное – деньги.

Конечно, парня надо воспитывать по мужским инициациям. Он должен уметь постоять за себя и своих близких. Без способности защитить родину мы будем подобны трепетным оленям, которых можно запросто спугнуть или пристрелить. Всеобщая воинская обязанность необходима. Не ее вина, что в армии калечат людей. Это вина руководства страны, допустившего утрату идеологической основы в армии. Это вина родителей, не сумевших сызмальства воспитать в сыновьях воинский дух. Армия не калечит человека – она просто выявляет его реальное состояние.

Только благодаря ядерному оружию Россию еще как-то воспринимают в мире. Но у русского человека сегодня нет представления о стратегии государства, о путеводной звезде, освещающей будущее великой цивилизации. Ни у кого из современных российских политических деятелей нет традиции глубокого размышления, сильных желаний, ответственных действий. Нынешний истэблишмент – посредственная публика по своим личностным данным, очень посредственная. Отдельные особи могут произвести какое-то впечатление на люмпенизированное население, дающее необходимый процент на выборах-фарсах. Не более.

И лично у меня нет будущего. Кто-то, наверное, сумеет наворовать, нахапать, в лучшем случае – заработать какой-то капитал. Но он в любой момент может быть отобран. Стабильность нынешнего режима есть иллюзия, блеф. Русский заговор о мощном, имперском, царском позиционировании в мире существует за пределами властных структур, отражающих интересы оторванных от корней «абрамовичей». Русская идея живет в других умах и кругах, несогласных с политикой правящего клана.

Одним из столпов царской России, а потом и Советской империи было офицерское сословие. Теперь военные разделились на тех, кто принял присягу до и после распада СССР. Две разные категории людей. Присягнувшие Советскому Союзу и оставшиеся в российской армии – это глубоко травмированные люди. Они изменили присяге, святой клятве солдата. Они не скажут об этом вслух, но в их душах скребется простая мысль: «Если я изменю присяге, пусть меня покарает суд моих товарищей…» Ведь они приняли одну веру, служили одному государству, а теперь все иное – другая идеология, другой политический режим. В такой тонкой духовной сфере преемственность невозможна. Это не какие-то там материальные и финансовые обязательства, переходящие от одного государства другому.

Вторую присягу советские военные не принимали. Сержанты и старшины, офицеры и генералы прекрасно понимают: на эту часть они предатели. Я лично в душе присягал Советскому Союзу, а не отдельной его доле. Чем дальше живу, тем более чувствую себя чужим в государстве, которое называют Россией. Я не ощущаю это государство своей родиной, не чувствую, что эта земля – моя. Напротив, мне тревожно, неуютно, нехорошо. Не потому, что я – человек уверенный или неуверенный. Я способен защитить себя и выжить, но уже давно чувствую себя не плотью народа, а так, каким-то внешним рецептором. Но я – воин, и я выстою, а если потребуется – пожертвую своей жизнью, но присяге не изменю.

Останови любого человека, задай ему эти глубокие вопросы. И когда отшелушатся всякие тупые или хитрые отмазки, станет понятно: русский не уверен в завтрашнем дне, в своей безопасности. Огромная страна, а душа – как в сапоге. Человек не чувствует, что Россия – его родина. Русское сознание изменено. Но есть люди, которые не приняли новейшую Россию. А сделать уже ничего не могут. Не могут…

Продолжение следует…

 

 

Читайте:
Страницы книги «Жизнь людей»: Ротный

Понравился материал?
Помоги проекту «Бизнес и культура»!
Поддерживая сайт, вы помогаете нам оставаться независимыми.

Читайте нас в Telegram